11:12, 28 мая 2014

Корпоративное нормотворчество в области спорта

СПОРТИВНОЕ ПРАВО

Необходимость четкой правовой регламентации спорта в свете проведения в нашей стране крупных соревнований оче­видна (Летняя Универсиада 2013 г. в Казани, зимняя Олимпи­ада 2014 г. в Сочи, зимняя Универсиада 2017 г. в Красноярске, чемпионат мира по футболу в России в 2018 г. и т. д.). Вносят­ся важные изменения в законодательство о спорте (поправки в ФЗ «О физической культуре и спорте в Российской Феде­рации», Уголовный кодекс РФ, глава в Трудовом кодексе РФ, регулирующая труд спортсменов и тренеров и т. д.). Следует признать, однако, что основными источниками правового ре­гулирования спорта в Российской Федерации де-факто явля­ются разрабатываемые спортивными организациями (феде­рациями, ассоциациями, союзами, лигами и т. п.) положения о деятельности самих физкультурных и спортивных организа­ций, регламенты проведения спортивных соревнований, т. е. корпоративные нормы объединений в области спорта. Таким образом, верховенство правового регулирования спортивных и физкультурных отношений в Российской Федерации при­надлежит ФЗ «О физической культуре и спорте в Российской Федерации», из ст. 24 которого следует обязанность спортсме­нов соблюдать соответствующие «положения (регламенты) о физкультурных мероприятиях и спортивных соревновани­ях, в которых они принимают участие, и требования органи­заторов таких мероприятий и соревнований». Сложившаяся ситуация обуславливается, прежде всего, спецификой самих отношений в области спорта.

В настоящее время объем отечественного нормативного регулирования и степень его систематизации отстает от за­рубежных стран. К примеру, во Франции существует Спор­тивный кодекс, во многих странах Европы и США приняты соответствующие законы о спорте, которые подробно регла­ментируют спортивную деятельность. В России ведутся дис­куссии, считать ли «спортивное право» отдельной отраслью или нет. Н. А. Овчинникова считает этот вопрос более чем дискуссионным. М.А. Маргулис признает «спортивное пра­во» комплексным правовым институтом, предлагая включить корпоративные нормы и правила в данное понятие. В этом случае можно говорить о децентрализации правового регули­рования спорта.

Если обратиться к зарубежному опыту, то, как отмечают исследователи, можно выявить две тенденции в правовом регулировании спорта. В США еще с конца XIX — начала XX века выработался подход, согласно которому спорт признавал­ся «развлечением, игрой, которая не является товаром или предметом торговли», исходя из определения Верховного суда США 1922 г. по делу бейсбольного клуба «Балтимор» к НБЛ. Спортивные корпоративные объединения получили право самим создавать нормы в области спорта и регулиро­вать, таким образом, правовые отношения в области спорта. Лишь в последнее время наблюдается вмешательство государ­ства в сферу спорта, что выражается в принятии соответству­ющих нормативно-правовых актов.

Другой подход сложился в Европе, где спорт признается возмездной экономической и трудовой деятельностью, а госу­дарство, опираясь на национальное и европейское законода­тельство о спорте, устанавливает принципы правового регули­рования спортивной деятельности. В 1974 г. Суд Европейских Сообществ постановил, что корпоративные нормы являются вторичными по отношению к европейскому законодательству о спорте и не должны ему противоречить.

Корпоративные нормы в области спорта вытекают из спец­ифики проведения соревнований и особенностей, присущих тому или иному виду спорта. По мнению В. П. Васькевича, корпоративные акты, принимаемые на уровне профессио­нальных спортивных организаций, подразделяются на меж- корпоративные и внутрикорпоративные (в качестве примера, Регламенты проведения официальных российских соревно­ваний). Данные акты, с одной стороны, содержат локальные нормы, а с другой — нормы обычного права.

Корпоративное нормотворчество в области спорта имеет свои преимущества и недостатки. К преимуществам можно отнести предельную конкретную детализацию отношений в сфере спорта корпоративными нормами спортивных объ­единений с учетом специфики того или иного вида спорта, соревнования. М. А. Маргулис предлает регулировать весь спектр правовых отношений в области спорта исключительно нормами корпоративного права. Позволим себе не согла­ситься с данным мнением. Опыт США и Европы показывает, что именно государственное регулирование спорта прино­сит больший эффект, чем корпоративное нормотворчество. По нашему мнению, эффективное правовое регулирование спортивной деятельности является фактором достижения спортивных успехов. Поэтому предлагаем обобщить опыт корпоративного нормотворчества и провести кодификаци­онную работу в целях подготовки и принятия Спортивного Кодекса РФ.

Аргументом в пользу необходимости подготовки Спор­тивного кодекса также является то, что вопросы гражданско- правового и трудового характера не подлежат регулированию корпоративными нормами. На практике это приводит к тому, что соответствующие корпоративные нормы противоречат нормам гражданского и трудового права. К примеру, нормы Регламента КХЛ существенно противоречат нормам Граждан­ского и Трудового кодекса РФ. И возникает коллизия, ведь, согласно ч. 2 ст. 24 ФЗ «О физической культуре и спорте в РФ», спортсмен обязан соблюдать соответствующие положения о проведении соревнований. Имели место резонансные дела, потребовавшие самой высокой квалификации от юристов, принимавших участие в их разрешении. Такие ситуации, главным образом, возникали в таких видах спорта, как фут­бол и хоккей с шайбой (дела Сычева, Аршавина в футболе, дела Овечкина, Малкина, Радулова, Набокова в хоккее и т. д.). Клуб или другая спортивная организация, опираясь на нор­мы национальных и международных спортивных объедине­ний и нормы регламентов, при ведении переговоров с другим клубом всеми возможными средствами удерживает «своего» игрока, при этом совершенно игнорируя существующее на­циональное и международное законодательство. Из этого следует, что корпоративные нормы о переходах спортсменов из одного клуба в другой (т. н. «трансферные нормы»), при всей своей необходимости и важности, на наш взгляд, нару­шают гражданское и трудовое законодательство. Это явление настолько напоминает крепостное право, что даже последний возможный срок перехода в НХЛ принято называть «юрье­вым днем».

Из всего вышеизложенного следует вывод, что должны существовать пределы регулирования корпоративными нор­мами правовых отношений в сфере спорта. Такие важные вопросы гражданско-правового и трудового характера, как переходы игроков и тренеров из одного клуба в другой, опла­та труда спортсменов, тренеров, спортивных судей и иных специалистов, вопросы дисквалификации, коммерческого ис­пользования и распро-странения результатов спортивной де­ятельности, правового регулирования телевизионных и иных трансляций, заключения рекламных контрактов и многие другие, должны регулироваться нормами федерального за­конодательства, предпочтительно Спортивным кодексом РФ. Это отнюдь не исключает корпоративного нормотворче­ства при обязательном определении его пределов. Корпора­тивные нормы, в основном, должны устанавливать правила проведения спортивных соревнований, организации и кон­троля их подготовки и проведения.

Подводя итог, можно сделать следующие выводы:

  1. Под корпоративным нормотворчеством в области спор­та следует понимать сложный процесс создания, изменения, прекращения действия специальных норм, правил, регламен­тов, регулирующих правоотношения внутри спортивных кор­пораций, федераций, обществ, объединений;
  2. Результатом корпоративного нормотворчества выступа­ют корпоративные нормы, представляющие собой правила поведения общего характера, установленные негосударствен­ными организациями и распространяющиеся на членов этих организаций. Они схожи с нормами права в том, что вклю­чают в себя четкие детализированные правила, закреплен­ные в специальных актах (уставах, положениях, инструкциях и др.), т. е. формально определены;
  3. Результат корпоративного нормотворчества обладает всеми признаками присущими социальному регулирова­нию;
  4. Корпоративное нормотворчество в области спорта сле­дует отнести к сфере частного права. При возникновении споров между участниками спортивных корпораций суд раз­решает спор на основе уставов, положений, договоров, тем самым придает содержащимся в них правилам обязательное значение, признает за актами, содержащими корпоративные нормы, качество источников права;
  5. Корпоративное нормотворчество в области спорта в полной мере должно осуществляться в соответствии с дей­ствующим федеральным и международным законодатель­ством.

    История мусульманского права

Статья опубликована в Евразийском юридическом журнале № 4 (71) 2014

ХАКИМОВ Тимур Ильшатович

аспирант кафедры хозяйственного права Санкт-Петербургского государственного экономического университета


 



© 2014 Евразийский новостной клуб