14:55, 12 ноября 2014

Влияние избирательного права на взаимоотношения элиты и массы в Европе рубежа XIX–XX вв.

ПОЛИТИКА И ПРАВО

Нормы права регулируют взаимоотношения между раз­личными акторами общества. Поэтому представители различ­ных общественно-политических организаций и движений при­лагают активные усилия в рамках закона для выхода на уровень принятия решений в представительные органы власти либо оказания влияния на принятие решений, как минимум. Также заметим, что отношение к нормам права может быть индика­тором измерения разрыва между элитой и массой.

В Европе рубежа XIX-XX вв. происходили важные полити­ческие изменения. Одним из главных явлений подобного рода стало появление массовых политических организаций — про­фсоюзов и политических партий. Новые акторы разрабаты­вали и новые подходы к организации борьбы за власть, новые возможности мобилизации масс. В самом начале процесса становления подобных организаций их изучением занялись ученые. Исследователь Р. Михельс рассмотрел влияние изби­рательного права на возникновение и развитие подобных ор­ганизаций в контексте общей темы взаимоотношений элиты и массы в партии и обществе.

Элиты посредством выборов конкурируют за поддержку масс. Путь к такому пониманию открыло изменение избира­тельного права. При более старой цензовой системе политика и в области принятия государственных решений, и в области избрания представителей власти была делом, скорее, элитар­ным. Немногие могли себе позволить участие в голосовании. Политики и их незначительный (в масштабах всего общества) электорат могли игнорировать проблемы большинства. Целые группы населения, по причине материальной несостоятельно­сти, могли быть исключены из поля зрения политических сил. Р. Михельс писал, что представители рабочего класса очень долго пытались привлечь внимание традиционных партий (консерваторов и либералов) к своим проблемам, но не до­бились в этом успеха3. Самое развитое массовое движение рабочих указанного периода времени сформировалось в Гер­мании. По мнению Р. Михельса, его социалистически ориен­тированные вожди перехватили инициативу у консерваторов и либералов. Сами же рабочие не являются априорно носите­лями социалистических идей. Их цели носят мелкобуржуаз­ный характер, социалистическая идеология была привнесена и распространена извне.

Любая политическая партия нуждается в ресурсах несколь­ких типов. Во-первых, ей нужна поддержка на выборах, чтобы занять места в парламенте и принять активное участие в управ­лении (рабочие голосовать не имели права, поэтому не рас­сматривались как электорат либералами и консерваторами). Во-вторых, требуется финансовая поддержка избирательной кампании, что стимулирует руководство политических партий находить поддержку среди бизнес-сообщества либо находить выход на возможность использования административного ре­сурса (рабочие были бедны — лишь социалисты смогли орга­низовать массовый сбор их средств на политические нужды по принципу скромного участия каждого, но большого числа участников). В 1871 г. избирательное право было распростра­нено на все мужское население Германии, поэтому социалисты получили оба типа поддержки и выдвинулись в ряд влиятель­ных политических сил.

Политика и право взаимосвязаны — этот тезис вполне име­ет право на жизнь. Как правило, реформами в области права завершается долгий период политических дискуссий и борьбы. Новые правовые рамки могут открывать путь к дальнейшему развитию политической системы, начинать новый этап логического процесса. Эти аспекты хорошо иллюстрируются примером реформы избирательного права.

С одной стороны, законодательное расширение избира­тельных прав можно рассматривать как итог борьбы. Массы получили легальные способы для реализации собственных интересов.

С другой стороны, эти перемены запустили процессы пре­образования элиты, а также послужили истоком множества политических действий. Во-первых, традиционным политиче­ским партиям (консерваторам и либералам) пришлось адап­тироваться к новому положению вещей и создавать массовые политические организации. Причем легче всего это удавалось в тех странах, где сравнительно рано избирательное право было распространено на широкие слои населения. Во-вторых, в элиты стали входить руководители новых массовых движе­ний. По результатам исследований Р. Михельса, они имели все шансы на включение в правящий класс, если принимали дей­ствующие там правила и нормы. Этот процесс ученый назвал амальгамизацией. В-третьих, политическая борьба активизи­ровалась. Часто она переходила в применение административ­ного ресурса и правовых инструментов. Пример последнего случая рассмотрим подробнее.

Влияние рабочих и их лидеров на политику было в центре пристального внимания элиты Германской империи. Если на этапе ее становления канцлер Бисмарк рассматривал рабо­чее движение как союзника в борьбе с либерализмом, то в нача­ле ХХ в. правящий класс перестал рассматривать социалистов в качестве союзников. Консервативные, либеральные, нацио­налистические силы вступали в соглашения, чтобы совместны­ми усилиями не допустить социалистов к власти. На выборы в округа кандидаты по договору выставлялись таким образом, чтобы объединить все голоса несоциалистического лагеря во­круг одной фигуры, а не дробить их между несколькими силь­ными претендентами. Там, где этого было недостаточно, в ход шли законодательные ограничения избирательного права.

Р. Михельс продемонстрировал различие в оценке предста­вителями элиты и массы подобных изменений права. В одной из частей Германской империи (Саксонии) были проведены реформы, снижающие число допускаемых до голосования избирателей-рабочих. СДПГ развернула широкую кампанию по возбуждению и организации народного недовольства пря­мым поражением в правах большой группы населения. Ак­тивисты потратили множество времени и сил на распростра­нение листовок, проведение собраний. Но массы не пошли на конфронтацию с властью и равнодушно отнеслись к изме­нению законодательства. Р. Михельс объяснял это тем, что ра­бочие не видели нарушения собственных интересов в подобной контрреформе. Зато элита рабочих, чье политическое будущее зависело от выборов, восприняла ее как угрозу.

Р. Михельс показывал на этом примере увеличивающийся разрыв между элитой и массами. Для нашей же темы важно, что правовые изменения в политике влекут перемены во вну- триэлитном взаимодействии (ослабляя одну группу, усиливая другую) и в отношениях «элита-масса». В данном случае ситуа­ция послужила индикатором непонимания элитами желаний масс, что может служить для первых поводом к пересмотру своей стратегии.

Эта ситуация может быть спроецирована и на современную Россию. В нашей стране происходит постоянный поиск опти­мальной модели избирательного процесса. Пытаясь придать дополнительное значение институту политической партии, ру­ководство страны проводило выборы по партийным спискам, но позже было принято решение вернуться к смешанной системе. Руководители регионов избирались народом, затем — парламентом субъекта, сейчас выборы снова возвращаются в политическую практику. Все эти перемены сопровождаются всплеском активности оппозиции (системной и несистемной). Показательно, что массовых выступлений, спровоцированных изменением законодательства о выборах, не было. То есть, как и в Саксонии начала ХХ в., элиты видят для себя возможности и угрозы, в отличие от масс. Для элит это сигнал к тому, что они, как минимум, плохо разъясняют свою позицию широким слоям населения. А демократичность устройства государства все же стоит измерять не только конфигурацией институтов и правовых норм, но и реальным взаимодействием элиты и массы, возможностями для социальной мобильности и рав­ноправной коммуникации всех слоев населения.

Таким образом, правовые реформы и действия полити­ческих сил вокруг них могут служить основанием для вывода о наличии или отсутствии взаимопонимания между элитой и массой. Наследие Р. Михельса предоставляет нам примеры разрыва элиты и массы по важным политическим вопросам, непонимания интересов друг друга. Согласно одной из совре­менных теорий демократии (Й. Шумпетер), это может стать основанием для политического фиаско одной из групп элит в рамках демократии. Примеры демонстрируют нам, что в со­временной России можно наблюдать сходные процессы вза­имного непонимания оппозиции и масс. Все это доказывает необходимость междисциплинарных исследований при вни­мательном использовании наследия классиков политической науки.

Статья опубликована в Евразийском юридическом журнале № 9 (76) 2014

ОШКИН Виталий Владимирович

соискатель кафедры философии, социологии и политологии Ульяновского государ­ственного университета


 



© 2014 Евразийский новостной клуб