11:01, 10 июня 2015

Независимость как основополагающий принцип адвокатской деятельности в Российской Федерации

АДВОКАТСКАЯ ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ И АДВОКАТУРА

Для юридической профессии независимость является од­ним из основных характеризующих признаков. Современное общество немыслимо себе представить без компетентных и в то же время независимых, беспристрастных юристов, так как потребность в получении юридической помощи возни­кает постоянно и повсеместно. Практически нет такой сфе­ры человеческой деятельности, в которой не нужно было бы знать и применять те или иные правовые нормы. В данном контексте адвокатура рассматривается как институт, на кото­рый возложена реализация конституционного права граждан на получение квалифицированной юридической помощи.

В адвокатской деятельности принцип независимости прояв­ляется как наиболее характерная сторона, и в тоже время явля­ется важной составляющей сущности всей профессии в целом. Гарантии независимого осуществления профессиональной деятельности адвоката в той или иной мере подтверждены рядом нормативных правовых актов как международного, так и российского законодательства.

Так, Кодекс Совета коллегий адвокатов и юридических об­ществ Европейского сообщества 1988 г., закрепивший основные принципы профессионального поведения, придерживаться ко­торых должны адвокаты всех стран Европейского союза, одним из базовых принципов провозгласил принцип независимости профессиональной деятельности адвоката.

В ст. 5 Кодекса профессиональной этики адвоката справед­ливо записано о профессиональной независимости адвоката как о необходимом условии доверия к нему.

Принцип независимости в адвокатской деятельности кон­статируется и в Федеральном законе «Об адвокатской деятель­ности и адвокатуре в Российской Федерации», ст. 2 которого за­крепляет следующую норму: «Адвокат является независимым профессиональным советником по правовым вопросам». Так­же в соответствии со ст. 3 Закона «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации» «адвокатура действует на основе принципа независимости. В целях обеспечения до­ступности для населения юридической помощи и содействия адвокатской деятельности органы государственной власти обеспечивают гарантии независимости адвокатуры». Изложен­ный тезис позволяет сделать вывод о том, что органы государ­ственной власти обязаны обеспечить адвокатам возможность исполнять свои профессиональные функции без примене­ния мер принуждения, домогательства или ненадлежащего вмешательства. Вмешательство в профессиональную деятель­ность адвоката влечет нарушение его независимости и, как следствие, становится невозможной сама реализация права каждого гражданина на квалифицированную юридическую помощь. К сожалению, реализация указанного положения, несмотря на закрепление в законодательстве, а также при­сутствие международно-правовых и внутригосударственных гарантий, на территории Российской Федерации носит, на наш взгляд, несовершенный характер. В данной связи мы всецело поддерживаем предложение А. В. Рагулина о введении уголов­но-правовой нормы об ответственности за незаконное воспре­пятствование профессиональной деятельности адвоката и (или) незаконное вмешательство в эту деятельность.

При более детальном изучении принципа независимости адвокатской деятельности и его реализации можно прийти к выводу о том, что в своей структуре он имеет два основных направления. Первое направление касается реализации не­зависимости непосредственно адвокатурой как сообществом адвокатов.

В данной связи реализация принципа независимости в де­ятельности адвокатуры как сообщества адвокатов обеспечи­вается положением о том, что основанием ее организации и функционирования выступают нормы законов и норматив­ных правовых актов. В своем организационном построении как адвокатура в целом, так и отдельные формы адвокатских об­разований не подчиняются ни на федеральном, ни на местном уровне органам законодательной, исполнительной или судеб­ной власти либо иным органам или организациям. Высшими органами адвокатского сообщества являются: в Российской Федерации — Всероссийский съезд адвокатов, а в субъектах Российской Федерации — Собрание адвокатов. Все вопросы организационной стороны деятельности адвокатских палат и адвокатских образований решаются в рамках самой адво­катуры. Из этого следует, что органы государственной власти уполномочены вмешиваться в деятельность адвокатуры не ина­че, как в строгом соответствии с законом.

Второе направление реализации принципа независимо­сти проявляется в деятельности каждого отдельно взятого адвоката как лица, осуществляющего адвокатскую деятель­ность. Независимость в указанном сегменте находит свое от­ражение во взаимодействии адвоката с элементами внешнего мира, а также в характеристике личностных качеств адвоката. Важное условие личной независимости адвоката заключается в недопущении в любом виде какого-либо давления на него со стороны внешнего мира. То есть при осуществлении за­щиты либо представительства интересов адвокатом не пред­усмотрено никаких легальных способов воздействия на его волю при принятии решений. Адвокат в своей деятельности руководствуется лишь нормами закона, которые не допуска­ют влияние на адвоката со стороны государственных органов, должностных лиц либо иных физических или юридических лиц. Независимость адвоката от своих личных, внутренних интересов при осуществлении профессиональной деятельно­сти также является немаловажным аспектом. В этой связи, как видится, обязанностью адвоката является бдительное слежение за чистотой своих профессиональных стандартов в отношениях с клиентами, судом или третьими лицами, а также обхождение любых посягательств на свою независимость.

Следует отметить, что профессиональная этика юриста формируется на основе взаимосвязи и взаимообусловленно­сти правовых и нравственных принципов, норм, правового и нравственного сознания. Независимость и подчинение только закону образуют важнейший принцип деятельности органов юстиции, оказывающий существенное влияние на ее нрав­ственное содержание. В данной сфере нормам адвокатской этики уделяется существенная роль и важнейшей задачей ад­вокатской этики, на наш взгляд, является активное содействие формированию морального облика адвоката, ориентируя его сознание лишь на неукоснительное соблюдение нравственных норм, а также охрану собственной чести и репутации. В данной связи научному сообществу необходимо в должной степени уделять внимание разработке и исследованию таких основных принципов адвокатской деятельности, как честность, компе­тентность и добросовестность.

В то же время государство, со своей стороны, предоставляет адвокату гарантии обеспечения независимости, которые про­являются в запрете привлечения адвоката к какой-либо ответ­ственности за выраженное им при осуществлении адвокатской деятельности мнение, если только вступившим в законную силу приговором суда не будет установлена виновность адвока­та в преступном действии либо бездействии. Данные гарантии определяются как закрепленные в нормах права специаль­ные средства охраны, обеспечения и защиты прав и законных интересов адвоката и его доверителя, которые направлены на создание условий для беспрепятственного осуществления адвокатской деятельности.

Таким образом, в процессе выполнения своих професси­ональных обязанностей адвокатом абсолютно недопустима возможность какого-либо влияния на него, связанного, главным образом, с его внутренней заинтересованностью или с давлени­ем из внешнего мира.

Закрепление в законодательстве Российской Федерации перечисленных выше гарантий обеспечения независимости адвокатской деятельности органами государственной власти имеет своей направленной целью достижение эффективной де­ятельности адвоката, реальное обеспечение предусмотренного ст. 48 Конституции Российской Федерации права на квалифи­цированную юридическую помощь, и, как следствие, — на обе­спечение функционирования демократического политического режима. Не случайно в концепции судебной реформы в Рос­сийской Федерации уровень развития адвокатуры сравнивается с индикатором состояния демократии в обществе, как один из признаков реальной защищенности прав человека.

Вышеизложенное позволяет сделать вывод о том, что неза­висимость адвоката является важным условием оптимального функционирования адвокатуры в целом. В то же время зако­нодательное регулирование принципа независимости адво­катской деятельности, а также обеспечение соответствующих гарантий адвокату со стороны государства является важным условием беспристрастного, честного и объективного осущест­вления профессиональной деятельности адвоката.

Статья опубликована в Евразийском юридическом журнале № 4 (83) 2015

ГАСАНОВА Замира Гаджимурадовна

кандидат юридических наук, и.о. заведующего кафедрой теории и истории госу­дарства и права Дагестанского государственного института народного хозяйства


 



© 2014 Евразийский новостной клуб