11:47, 14 июля 2015

Коллективные иски о возмещении вреда, причиненного экологическим правонарушением: проблемы и перспективы

ЭКОЛОГИЧЕСКОЕ ПРАВО РОССИИ

Проблему возмещения вреда, причиненного экологи­ческим правонарушением, можно рассматривать и в про­цессуальном аспекте. До настоящего времени в гражданском процессуальном законодательстве не закреплен институт кол­лективных (групповых) исков, направленных на решение про­блем защиты частных имущественных прав и охраняемых за­коном интересов многочисленных групп граждан в различных сферах, в том числе, в области охраны окружающей среды. Наиболее близким по содержанию институтом в является ин­ститут процессуального соучастия. Статья 40 ГПК РФ опреде­ляет условия предъявления в суд иска совместно несколькими истцами. Процессуальное соучастие в данном случае допуска­ется, если предметом спора являются общие права или обя­занности нескольких истцов, права и обязанности нескольких истцов имеют одно основание, предметом спора являются однородные права и обязанности.

В 2009 году институт защиты прав и законных интересов группы лиц или группового иска появился в Арбитражном процессуальном кодексе Российской Федерации (далее - АПК РФ), после того как в соответствии с Федеральным законом от 19.07.2009 № 205-ФЗ «О внесении изменений в отдельные за­конодательные акты Российской Федерации» в АПК РФ была введена глава 28.2 «Рассмотрение дел о защите прав и закон­ных интересов группы лиц». При этом, как было отмечено многими исследователями, по сути в главе 28.2 АПК РФ речь в большей степени о процессуальном соучастии, а не о коллек­тивных исках в их традиционном понимании.

Групповые или коллективные иски (class action) получи­ли широкое распространение в англо-саксонской правовой системе. Исторически коллективные иски возникли в средне­вековой Англии в 13-14 веке, тогда они именовались «групповыми судебными процессами» (group litigation). На стороне истцов могли выступать населенные пункты (города, поселки), церковные приходы и объединения людей одной или схо­жих профессий (гильдии). Среди наиболее вероятных при­чин появления коллективных исков исследователи называют катастрофически плохое транспортное сообщение между на­селенными пунктами в средневековой Англии, что привело к структуризации общества, появлению общих обязательств у различных групп населения.

В Соединенные Штаты Америки групповой судебный процесс был заимствован из Англии в несколько трансфор­мированном виде, в начале 19 века, благодаря влиянию судьи Верховного суда США Джозефа Стори и сохранился в законо­дательстве США до сих пор.

В соответствии с правилом 23 Федеральных правил граж­данского судопроизводства в федеральных районных судах США групповой иск представляет собой подаваемое от имени неопределенного круга лиц обращение, содержащее просьбу рассмотреть спор, возникший на основе общего юридического факта, требование восстановить нарушенное право, изменить статус конкретных юридических либо физических лиц в ин­тересах всех членов группы на основе адекватного представительства.

Наиболее масштабные техногенные аварии и катастро­фы, в результате которых причиняется вред одновременно жизни и здоровью большого количества людей, имуществу юридических и физических лиц, государству и окружающей среде, именуются в юридической литературе массовыми деликтами. В США можно проследить зависимость от массовых экологических деликтов и коллективных исков: массовый де­ликт можно назвать причиной появления коллективных ис­ков, которые являются его неизбежным следствием.

Говорить о сферах возникновения коллективных исков достаточно сложно также как и дать их исчерпывающий пере­чень. Данное обстоятельство обусловлено тем, что массовые деликты, также как и коллективные иски могут возникать в самых различных областях. Судебная практика США знает случаи коллективных исков в сфере компьютерных техноло­гий (знаменитые процессы против корпорации Microsoft), так называемые «фармацевтические дела» о возмещении вреда, причиненного жизни и здоровью применением некачествен­ных медицинских препаратов, иски в сфере антимонополь­ного законодательства (обвинение компаний в монопольном сговоре с целью завышения цен на продукт), иски о возмеще­нии вреда в результате аварий на опасных объектах («экологи­ческие дела»).

Одним из наиболее ярких примеров массовых экологи­ческих деликтов последних лет является авария на нефтяной платформе Deepwater Horizon, принадлежащей британской компании British Petroleum, произошедшая 20 апреля 2010 года в 80 километрах от побережья США в Мексиканском за­ливе. Масштабное загрязнение нефтью отразилось на многих штатах США, в результате разлива нефти было загрязнено 1770 километров побережья. Загрязнение достигло и удален­ных от Мексиканского залива территорий путем попадания нефтепродуктов в реку Миссисипи.

Рассматриваемый массовый экологический деликт по­служил основанием для подачи коллективных исков в защиту имущественных прав пострадавших, причем, как физических, так и юридических лиц.

Например, жители штата Джорджия, владеющие соб­ственностью в областях, загрязненных нефтью в результате аварии, подали в суд в защиту своих имущественных прав с целью возмещения ущерба в размере стоимости потерянной недвижимости и упущенной выгоды, а также так называемых «штрафных убытков». Подобные иски были поданы жителя­ми и других штатов, например, Флориды.

Еще один коллективный иск был подан имени владель­цев ресторанов морепродуктов в штатах Луизиана и Флорида, которые понесли значительные убытки в результате разлива нефти.

В США процесс возмещения вреда в случае признания за иском статуса коллективного обладает особенностями, заклю­чающимися в том, что судебное решение распространяется на всех пострадавших от инцидента, вне зависимости от того, подавалось от их имени исковое заявление или нет. При том одним из условий закрепления судом статуса коллективного иска зависит от масштаба инцидента. Таким образом, кол­лективные иски направлены на защиту интересов неопреде­ленного круга лиц.

В российском законодательстве отсутствует определение неопределенного круга лиц, но оно было сформулировано в судебной практике: в постановлении Федерального арби­тражного суда Северо-Кавказского округа от 18.09.2004 № Ф08- 3572/04, постановлении Президиума Верховного Суда РФ от 23.06.2004 и 30.06.2004 под ним понимается такой круг лиц, ко­торый невозможно индивидуализировать (определить), при­влечь в процесс в качестве истцов, указать в решении, а также решить вопрос о правах и обязанностях каждого из них при разрешении дела.

Институт коллективных исков необходимо отличать от института процессуальных истцов - органов государственной власти, местного самоуправления, организаций и граждан, выступающих в защиту прав, свобод и интересов других лиц или неопределенного круга лиц в случаях, прямо предусмо­тренных законом (ст. 46 ГПК РФ). При этом действующее за­конодательство позволяет процессуальным истцам выступать в защиту неопределенного круга лиц только с пресекатель­ными требованиями. Таким образом, процессуальные истцы лишены возможности требовать возмещение убытков, причи­ненных неопределенному кругу лиц, и данное обстоятельство служит главным отличием двух рассматриваемых институтов.

Основное отличие процессуального соучастия от подачи коллективного иска состоит в их правовых последствиях: удов­летворение коллективного иска выходит за рамки процессу­ального соучастия и распространяется на лиц, не подавших иск, но являющихся пострадавшими от инцидента.

Право на объединение нескольких исковых требований от различных истцов к одному ответчику в одно производство имеется у судьи, но лишь в случае нахождения их в производ­стве данного суда, если он признает, что такое объединение будет способствовать правильному и своевременному рассмо­трению и разрешению дела (ч. 4 ст. 151 ГПК РФ).

Таким образом, существующие правовые механизмы удовлетворения требований истцов не содержат возможно­стей возмещения вреда от аварий и катастроф на особо опас­ных объектах, каковые имеются в западных правовых системах.

В связи с проводимой судебной реформой и планируе­мой модернизацией гражданско-процессуального и арби­тражно-процессуального законодательства ситуация может в корне измениться. Решением Комитета по гражданскому, уголовному, арбитражному и процессуальному законодатель­ству Государственной Думы Федерального собрания РФ от 08.12.2014 № 124(1) была одобрена Концепция единого Граж­данского процессуального кодекса Российской Федерации (да­лее - Концепция). Глава 50 Концепции посвящена рассмотре­нию дел о защите прав и законных интересов группы лиц.

Содержание положений главы 50 Концепции позволяет сделать вывод о том, что в едином ГПК планируется исправить некоторые допущенные ранее неточности при формулирова­нии требований к групповым искам.

Например, разработчиками Концепции на основании сложившейся правоприменительной практики арбитражных судов был сделан вывод о том, что судебная практика пошла по пути узкого толкования понятия «единого правоотношения», что фактически приводит к неработоспособности процедуры рассмотрения групповых исков в арбитражном процессе. Дан­ное толкование связано с тем, что термин «правоотношение» неоднозначно понимается в юридической науке. Следствием такого понимания является сложность определения субъектов одного правоотношения и оценки требований каждого из чле­нов группы к ответчику как вытекающих из общего правоот­ношения.

В соответствии с Концепцией в проекте единого ГПК не­обходимо исходить из положений о групповом иске как о иске в защиту большой группы лиц, являющихся участниками не единого правоотношения, а однородной группы правоотно­шений. Данное понимание группового иска позволит обеспе­чить доступ к правосудию путем предъявления коллективного иска лицам, оказавшимся в одинаковой юридико-фактиче­ской ситуации при подаче иска представителем группы от имени участников группы.

При этом в Концепции указывается, что коллективные иски могут быть поданы в защиту неопределенного круга лиц, в том числе в случаях, когда:

- исчерпывающий состав группы может быть неизвестен на момент возбуждения дела, но персонифицироваться в про­цессе судебного разбирательства;

- состав группы либо столь многочисленный, что не по­зволяет обеспечить фактическое участие в деле всех участни­ков группы.

На наш взгляд коллективные иски в российской право­вой системе имеют право на существование. Учитывая значи­тельные размеры причиненного вреда в результате массовых экологических деликтов и специфику дел о его возмещении, особенную эффективность групповые иски могут приобрести в сфере привлечения к гражданско-правовой ответственности ви­новных в масштабных техногенных авариях и катастрофах лиц.

Подводя итог вышесказанному необходимо отметить, что возмещение вреда в процессе гражданского судопроизводства, причиненного авариями на экологически опасных объектах, является важным инструментом охраны окружающей среды. Закрепленную в законодательстве возможность подачи кол­лективных исков можно рассматривать в качестве гарантии полного возмещения вреда жизни, здоровью и имуществу по­терпевших.

Статья опубликована в Евразийском юридическом журнале № 5 (84) 2015

КОДОЛОВА Алена Владимировна

кандидат юридических наук, старший научный сотрудник Санкт-Петербургского научно-исследовательского центра экологической безопасности РАН


 



© 2014 Евразийский новостной клуб