×

Предупреждение

JUser: :_load: Не удалось загрузить пользователя с ID: 617
11:34, 07 сентября 2015

Цифровое неравенство России

ПРАВА ЧЕЛОВЕКА

XXI в. делает главную ставку на знания и высокие техноло­гии. В процессе развития информационного общества новой правовой проблемой становится цифровое неравенство. Про­блема цифрового неравенства заявила о себе как острая, и она находится на стыке права, экономики, политики, культуры.

Впервые о проблеме цифрового неравенства громко было заявлено в 1997 г. на заседании ПРООН в Берлине, при этом использовалось понятие «информационная бедность», под которым понималось отсутствие доступа к информационно­коммуникационным технологиям. В русском языке слово­сочетание «цифровое неравенство» появилось в 2000 г. В но­ябре 2000 г. в Доме Правительства прошел международный семинар «Проблемы преодоления ''цифрового неравенства" в России и странах СНГ». Этот семинар был проведен в рамках консультаций, проводимых ООН по вопросам развития ин­формационно-коммуникационных технологий.

Несмотря на значительное количество правовых исследо­ваний, посвященных равенству и неравенству, а также равно­правию в отечественном праве, комплексные правовые иссле­дования именно проблемы цифрового неравенства отсутству­ют. Также в российском праве отсутствует единая терминоло­гия по этому поводу. В российской теоретической правовой науке пока не сложилось единого эквивалента устоявшегося в англосаксонском праве термина digital divide. Используются словосочетания «цифровой барьер», «цифровое неравенство», «цифровое разделение», «цифровой разрыв», «цифровая про­пасть», «дигитальная яма», «дигитальный разрыв», «цифровой занавес». Можно констатировать, что отсутствие адекватного правового регулирования информационной сферы в нашей стране, отсутствие единого методологического подхода, несо­вершенство правовых норм не соответствует реалиям и нуж­дам сегодняшнего дня. Российское правовое регулирование, к сожалению, пока отстает от правового регулирования этого вопроса в Европейском Союзе. Однако нельзя утверждать, что наша страна стоит на месте, правовое регулирование развива­ется, однако, к сожалению, не тем темпом, который нужен.

В июле 2000 г. на саммите «Большой восьмерки» Президент России В. В. Путин подписал Окинавскую хартию глобального информационного общества, в которой отдельным пунктом стоит вопрос о преодолении «цифрового неравенства», содер­жится призыв ликвидировать разрыв в области информации и знаний. В Хартии обозначено, что пути обеспечения всеобщего доступа включают: создание благоприятных рыночных условий для предоставления соответствующих услуг; совершенствова­ние сетевого доступа, особенно в отдаленных и отсталых райо­нах; предоставление более легкого доступа к информационным технологиям людям, пользу­ющимся меньшей социаль­ной защищенностью, людям с ограниченной трудоспо­собностью; предоставление возможности освоить и полу­чить навыки работы с инфор­мационными технологиями посредством образования и (пожизненного) обучения; содействие развитию «удоб­ных» технологий, например, мобильный доступ к Интер­нету. В Хартии подчеркива­ется, что «все люди должны иметь возможность пользо­ваться преимуществами гло­бального информационного общества».

В настоящий момент в России принята и действу­ет Федеральная программа

устранения цифрового неравенства, рассчитанная на пять лет

- 2014-2018 гг. Проект устранения цифрового неравенства реа­лизуется в рамках контракта между Федеральным агентством связи и «Ростелекомом». В соответствии с контрактом «Росте­леком» должен в течении 5 лет обеспечить высокоскоростным доступом в Интернет населенные пункты нашей страны.

Между тем, проблема цифрового неравенства не огра­ничивается только созданием возможностей доступа к Интер­нету и современным технологиям, хотя, безусловно, тесно с этим связана.

Необходимо отметить, что, как правило, «цифровое нера­венство» относят к терминам социально-политического харак­тера. Отдельные авторы отмечают, что цифровое неравенство

- это социально-экономический феномен, являющийся след­ствием разницы в уровне дохода, грамотности и образования, степени развития определенных навыков, различия в сфере бизнеса, культуры, законодательства5. Это неточный подход. Мы же считаем, что цифровое неравенство - это не только со­циальный, политический, экономический, но и культурный феномен. Цифровое неравенство находится на стыке всех сфер жизни общества.

Отдельный аспект, на наш взгляд, заключается в том, что одним из факторов, порождающих «цифровое неравенство», является низкий уровень развития правовой науки и законо­дательства в этой области, откровенные пробелы в праве и рассогласованность правовых норм. Это уже явно и правовая проблема.

В условиях внедрения системы «электронного правитель­ства», портала «Государственные услуги» цифровое неравен­ство нарушает основные принципы права, права и свободы человека, гарантии, предоставленные Конституцией РФ.

На возможности ущемленной группы влияют отсутствие или ограниченный доступ к телевидению, Интернету, теле­фонной связи (мобильной и стационарной), радио. Все это ограничивает возможности этой группы в поиске работы, на­лаживании социальных связей, культурном обмене и может негативно влиять на экономическую эффективность, развитие и сохранение культуры, уровень образования.

По мнению социологов, информационное неравенство

- это не только неравенство в доступе к технике. Как считает Ольга Вершинская, сегодня существуют и другие признаки «цифрового неравенства» - имущественный, возрастной, об­разовательный, гендерный, территориальный и культурный. Если экономический аспект (то есть недоступность техники в силу низких доходов) никак нельзя назвать специфической чертой данного вида социальной дифференциации, то другие его основания весьма своеобразны: владеть техникой - еще не значит ее использовать. Важнейший фактор информацион­ного неравенства в России - территориальный или поселен­ческий, так как место жительства (и низкая мобильность) во многом определяет возможности граждан в сфере информатизации.

Важность проблемы была подмечена еще в 2008 г. на тот момент Президентом РФ Д. А. Медведевым. Так, на заседа­нии президиума Государственного Совета РФ он сказал, что информационное «неравенство» между гражданами страны можно и нужно устранять; назвал большой проблемой ком­пьютерную неграмотность населения. «Информационный ка­питал личности - крайне значимый ресурс, особенно в нашу эпоху, и относят его к существенной части всего ''человече­ского капитала'', влияющего как на квалификацию и произ­водительность труда, так и на способности человека в целом. Кардинально меняется и уровень его социальных связей, пре­вращаясь в своего рода ''нематериальные активы''», - добавил глава государства. «Вот почему разница в информационной готовности людей и создает так называемый информацион­ный разрыв или ''информационное неравенство''», - пояс­нил он. «Это цифровое неравенство мы должны преодолеть»,

- убежден он. «Мы должны этим заниматься, и надеюсь, что ключевую роль здесь сыграют региональные програм­мы информатизации, а также внедрение соответствующих образовательных стандартов и программ, развитие непре­рывного образования», - цитирует президента ИТАР-ТАСС. При этом Дмитрий Медведев не исключил, что государство может помочь оплатить отдельным категориям граждан под­ключение к Интернету. Отметив необходимость внедрения широкополосного доступа в мировой Сети, он отметил воз­можность предусмотреть систему компенсаций для отдель­ных категорий граждан, например, для учащихся и студентов. Глава государства подчеркнул также необходимость развития дистанционных технологий, прежде всего в образовании и медицине».

В нынешних условиях «обладать знанием» - значит уметь быстро ориентироваться в потоке новой информации, легко отыскивая в хранилище знаний необходимые сведения. При этом важно, чтобы затраты на поиск нужной информации не превышали экономическую выгоду от ее использования. До­ступ к компьютерным технологиям и телекоммуникациям, а также правильное их использование - вот ключ к успеху в информационном обществе. Те, кто вовремя осознают это и овладеют новыми технологиями, окажутся в преимуществен­ном положении перед другими представителями рода чело­веческого, так как получат большие возможности для своего профессионального роста и повышения благосостояния. Про­чие же рискуют остаться на обочине - им придется либо по­полнить армию безработных, либо всю жизнь заниматься тя­желым физическим трудом.

Как правило, под цифровым барьером, цифровым нера­венством, информационным неравенством понимается огра­ничение возможностей социальной группы из-за отсутствия у неё доступа к современным средствам коммуникации.

Совсем недавно в журнале «Эксперт» одна из сторон проблемы цифрового неравенства была достаточно красочно описана. «Компания CISCO возводит в Южной Корее город Сонгдо, где вся инфраструктура будет управляться через спут­ники и интернет. Это концепция "умного города" (smart city). Если, допустим, в офисном районе все уехали, и вечером там не нужен свет, то инфраструктура как умная машина пони­мает, что свет можно выключить, а нагрузку стоит передать в жилой район. Это умное балансирование жизни в городе. Че­рез устройства вроде Google Glass человек тоже сможет вклю­читься в систему этого "умного города". Он будет находиться на связи с городскими службами и собственным домом, от­давать распоряжения холодильнику и системам отопления, совершать платежи, пользоваться разнообразными услугами. Возникает опасность "цифрового неравенства" — едва ли не нового классового расслоения в зависимости от того, включен ты в систему города или нет, есть ли у тебя соответствующий инструмент, чтобы в нее включиться и получить полный пакет цифровых прав. Молодые люди уже сейчас осваивают столи­цу в основном через приложения в гаджетах. Через гаджеты они знакомятся с городом, у них появляются любимые места. Виртуальное городское пространство находится в тесной вза­имосвязи с реальным. Если у вас нет качественного гаджета, вы можете начать теряться в городе, выпасть из ритма и про­сто не узнать, что несет в себе место, в котором вы оказались. Если у вас не будет гаджета с полноценными приложениями, вы попадете в "цифровую ловушку": погрузиться в городскую среду вы сможете только в том случае, если будете свободно использовать последние технологии. "Цифровое неравенство" может получить не только имущественное, но и возрастное из­мерение, ведь понятно, что новые технологии хуже осваивают люди старшего возраста.

На наших глазах возникает новое общество, состоящее из двух классов: класса хорошо образованных людей, имеющих доступ к самым разнообразным знаниям, создающих и потре­бляющих новые товары и услуги, и класса низкоквалифициро­ванных, малообразованных и малообеспеченных людей. Как свидетельствует исторический опыт человечества, подобное противостояние очень часто заканчивается кровопролитными революциями. Вот почему развитые страны стараются найти решение проблемы «цифрового неравенства» как для своих граждан, так и для жителей стран, находящихся на более низ­ких ступенях технологического развития.

В эпоху формирования информационного общества «цифровое неравенство» становится одним из важнейших факторов деления людей на богатых и бедных. Еще в 1997 г. Программа развития ООН ввела новое измерение бедности — информационное, определяющее возможность доступа к информационной магистрали широких слоев населения. Ос­новным конфликтом в системе производственных отношений становится конфликт между знанием и некомпетентностью.

Чем больше сервиса и услуг переходит в виртуальное пространство, тем труднее становится людям, не имеющим доступа к Сети, найти работу, повысить свое образование, до­биться успеха в бизнесе.

«Цифровое неравенство» — проблема не только и не столько отдельных людей, но целых стран и регионов. Уже в обозримом будущем вместо того, чтобы говорить о «бедной стране», политики станут рассуждать о «странах с дефицитом знаний». Государства будут вынуждены в числе первоочеред­ных задач на первое место ставить повышение уровня образо­вания и профессиональной квалификации своих граждан, ибо уже сегодня конкурентоспособность определяется в решаю­щей степени наличием высококвалифицированных человече­ских ресурсов. Те страны, которые не смогут повысить уровень развития науки и сполна использовать сокровищницу знаний, будут неизбежно отставать от своих соседей. Вследствие этого в мире еще больше возрастет экономическое и социальное не­равенство наций.

Даже если подходить однобоко, оценивая цифровое нера­венство исключительно с точки зрения широты возможности доступа к Интернету, то данные не обнадеживают. Например, согласно открытым данным из Википедии, в Исландии доступ к Интернету имеет более 86 % населения, а в Либерии — 0,03 %. Таким образом, цифровое неравенство негативно влияет на потенциальные возможности человека, его возможность само­реализоваться. Еще четыреста лет назад английский философ Фрэнсис Бекон отметил: «Кто владеет информацией — вла­деет миром». Действительно, вся история человечества под­тверждает то, что знания, доступные посвященным, бывают сильнее любой физической силы. Согласно общепринятым воззрениям на информационное общество, его специфика такова, что свободный обмен информацией способствует пре­одолению нищеты и неравенства, однако у тех, кто отключен от такого обмена, перспективы катастрофически ухудшаются.

Кроме цифрового неравенства между странами и региона­ми, существует также поколенческое и культурно-психологиче­ское неравенство. Это аспект нуждается в самом глубоком изуче­нии в связи с малым количеством научных работ в этой области.

На наш взгляд, цифровое неравенство, как правило, про­является двух формах, которые могут сочетаться между собой:


  • региональное или территориальное неравенство. Оно вы­ражается в разделении мира на регионы, где информа­ционные технологии доступны большинству населения и где такого доступа нет. Границы информационно богатых и информационно бедных регионов практически совпа­дают с границами индустриально развитых регионов (Се­верная Америка, Западная Европа, развитые страны Юго­Восточной Азии) и стран «третьего мира» (Африка, Азия, Южная Америка).


Другим проявлением регионального неравенства явля­ется разная степень информатизации отдельных регионов внутри страны, деление ее на «информационно богатые» ин­дустриальные регионы и «информационно бедные» сельские, малонаселенные или труднодоступные территории;


  • социальное неравенство. Выражается в одновременном присутствии в обществе социальных групп, которые активно используют информационные технологии, и групп, которые не могут себе этого позволить по причине низкого дохода, недостатка образования и культуры, от­сутствия необходимых навыков, ограниченных физиче­ских возможностей, в силу преклонного возраста и т.д. Интересный подход предлагают такие ученые, как И. О.


Аврамова, Д. В. Поликанов, О. Н. Вершинская, О. Н. Махро­ва. Ими разработаны критерии, которые могут служить для оценки «цифрового неравенства», связанные с доступом к ин­формационным технологиям:



  1. Физический доступ, т.е. наличие потенциальной воз­можности использовать инфраструктуру, программное обе­спечение и оборудование.
  2. Финансовый доступ - экономические возможности пользователя регулярно оплачивать услуги интернета.
  3. Когнитивный доступ - наличие у пользователя необхо­димых для работы в сети интеллектуальных способностей и образовательной подготовки. Эта характеристика определя­ется способностью пользователя осуществлять поиск и полу­чение необходимой информации, обрабатывать и применить ее в рамках своей деятельности. Это означает умение не только воспринимать и обрабатывать информацию, но и распростра­нять собственную информацию.
  4. Доступ к значимой информации. Если выход в интер­нет есть, но пользователь не может найти полезную для него информацию, то будут обесценены три вышеуказанные харак­теристики.
  5. Политический доступ - возможность населения повли­ять на политический процесс и процесс распределения обще­ственных благ.



В Европейском Союзе для оценки цифрового неравенства используется индекс цифровых возможностей. Лидером по темпам сокращения цифрового неравенства являлась Индия, которая за 4 года удвоила свой digital opportunity index (DOI) - индекс цифровых возможностей. Вторую позицию по темпам роста занимает Китай, третью позицию занимает Россия.

В России нужен сознательный поворот от сырьевой к инновационной политике и экономике. Для интеграции в глобальную экономику в качестве великой державы, т.е. госу­дарства с высоким уровнем благосостояния граждан, нужно уделять повышенное внимание устранению цифрового не­равенства. Для реализации этой цели необходимо принятие специального федерального закона, который бы позволил установить гарантии цифрового равенства для всех граждан, а также поддерживающие и компенсационные механизмы для тех, кто нуждается в государственной поддержке.

Статья опубликована в Евразийском юридическом журнале № 6 (85) 2015



СУРКОВА Ольга Егоровна - кандидат юридических наук, доцент Самарского государственного экономического универ­ситета


 



© 2014 Евразийский новостной клуб