14:24, 15 сентября 2015

Страховые механизмы преодоления юридических препятствий в реализации прав и законных интересов

ТЕОРИЯ ГОСУДАРСТВА И ПРАВА

Ни одна сложная система, образуемая множеством раз­нородных элементов, не способна постоянно и бесперебойно функционировать, сохраняя при этом максимальный коэф­фициент своего полезного действия. Возникающие погреш­ности, с одной стороны, отражают потенциал развития и пер­спективы усовершенствования всякого механизма, позволяют

* Статья подготовлена при поддержке Российского гуманитарного научного фонда. Проект №14-33-01293.

избежать зарождения процессов стагнации и деградации. С другой стороны, явно излишние и трудноустранимые пре­поны могут подорвать работу всей конструкции и расшатать сложившиеся связи, обусловить их нестабильность, а значит, ненадежность.

Появление определенных отклонений и аномалий явля­ется нормой постольку, поскольку учесть все факторы, кото­рые могут повлиять на степень соответствия получаемых на выходе результатов изначально проектируемым идеальным целям, не представляется возможным. Однако далеко не все, что выглядит объективно обоснованным на макроуровне, бу­дет с необходимостью воспринято отдельными индивидами как субъективно приемлемое.

В пределах правового поля подобная закономерность прослеживается в том, что эффективность протекания про­цесса правореализации может понижаться вследствие су­ществования различного рода барьеров, помех или, иными словами, юридических препятствий на пути осуществления гражданами и организациями своих прав и законных интере­сов. Минимизация вредного воздействия таких обстоятельств, осложняющих для субъектов права использование их право­вых возможностей, должна стать важнейшим аспектом кон­цептуальной проработки отечественной правовой политики в целом.

Думается, что одним из способов борьбы с упомянутыми преградами к достижению как общих, так и индивидуальных правовых целей выступает институт страхования, который, со­вмещая в себе частно-публичные начала и обладая социаль­ной, экономической и правовой природой, рассматривается законодателем как некие «отношения по защите интересов фи­зических и юридических лиц, Российской Федерации, субъек­тов Российской Федерации и муниципальных образований».

В целом механизмам преодоления юридических препят­ствий в реализации прав и законных интересов присущ ряд ключевых черт, непосредственно определяемых характером самих обстоятельств, обусловивших необходимость поиска путей локализации и ослабления интенсивности их негатив­ного воздействия на правовую действительность. В числе при­знаков этих механизмов (в большинстве своем логически выте­кающих из признаков юридических препятствий как таковых) представляется возможным выделить следующие (и парал­лельно рассмотреть их на предмет относимости к институту страхования).

  1. Механизмы преодоления юридических препятствий в реализации прав и законных интересов являются частью правовой жизни общества, т.е. находят свое отражение в си­стеме права, имеют юридическое значение, выраженное в их способности порождать, изменять или прекращать правоот­ношения.

Во-первых, данная характеристика обеспечивает однопорядковость и сопоставимость отдельно взятого юридического препятствия и механизма его преодоления (так или иначе противоположных по направленности своего воздействия), что позволяет удостовериться в наличии у них как минимум равного регулятивного потенциала (т.е. возможностей оказа­ния реального влияния на протекание процессов юридиче­ской деятельности).

Во-вторых, правовая природа подобных механизмов га­рантирует их легальность, которая порождает большую веро­ятность восприятия последних субъектами права в качестве разумных и обоснованных (а не произвольных) и, как след­ствие, легитимно действующих конструкций.

Именно поэтому выход из проблемной ситуации, свя­занной с существованием разных нормативных и фактических юридических препятствий, не может быть найден в рамках чи­сто политической или экономической жизни общества.

Например, принятие волевого политического решения не «по закону» (что зачастую требует приложения дополни­тельных усилий, исчерпывающей аргументации, соблюдения строгих процедур и пр.), а «по справедливости» (как правило, в интересах конкретной социальной группы) либо избрание некоторой стратегии, являющейся рациональной сугубо с точки зрения экономической целесообразности, так или ина­че вызовет отторжение у части общества и может послужить причиной дестабилизации и усугубления и без того неустой­чивого (вследствие существования того или иного юридиче­ского препятствия) положения отдельных институтов.

Однако при этом бесспорна взаимообусловленность и неразрывность всех сфер функционирования сложного соци­ального организма: указанное выше требование имеет в своем основании стремление не допускать предоставления органам публичной власти предельно широких дискреционных пол­номочий и определяет необходимость надлежащего правово­го оформления механизмов преодоления юридических пре­пятствий, но ни в коей мере не направляет на поиски решения проблемы в область юридической догматики, несколько ото­рванной от реальной жизни.

Обращаясь к анализу института страхования, регламен­тируемого нормативными правовыми актами как общего (гл. 48 Гражданского кодекса РФ, Закон РФ «Об организации страхового дела в РФ»), так и специального характера (гл. 15 Кодекса торгового мореплавания РФ, Федеральные законы «О страховании вкладов физических лиц в банках РФ», «Об обяза­тельном страховании гражданской ответственности владельца опасного объекта за причинение вреда в результате аварии на опасном объекте» и др.), следует отметить его безусловное со­ответствие признаку включенности в правовую жизнь в каче­стве одного из элементов российской системы права.

  1. Механизмы преодоления юридических препятствий обеспечивают соблюдение баланса интересов различного уровня и порядка, не допуская необоснованного превалиро­вания неохраняемых правом устремлений отдельных групп и индивидов.

В данном случае речь идет о выравнивании диспропор­ций, вызванных негативным влиянием отдельных юридиче­ских препятствий на развитие правовых взаимодействий.

Например, подобная ситуация имела место примени­тельно к ст. 944 ГК РФ, закрепляющей обязанность страхова­теля сообщать страховщику все известные ему обстоятельства, имеющие существенное значение для определения вероят­ности наступления страхового случая и размера возможных убытков от его наступления (страхового риска). Подобная формулировка правовой нормы содержит в себе потенци­альную опасность наступления неблагоприятных для страхо­вателя последствий (в виде признания договора страхования недействительным) в случае неполного информирования страховщика, которое может произойти, как минимум, в силу неясности для большинства людей, не имеющих специальной квалификации в сфере страхования, о каких именно данных будет идти речь в каждом конкретном случае.

Однако судебная практика пошла по пути смягчения не­равенства положения участников страховых правоотношений: суды обратили внимание на то, что если «страховщик, являясь лицом, осуществляющим профессиональную деятельность на рынке страховых услуг и вследствие этого более сведущим в определении факторов риска, не выяснил обстоятельства, вли­яющие на степень риска, а страхователь не сообщил страхов­щику заведомо ложные сведения о застрахованном имуществе, то страховщик <...> не может требовать признания недействительным договора страхования как сделки, совершенной под влиянием обмана».

В рассмотренном примере на защиту прав и законных ин­тересов более слабой (в плане отсутствия специальных знаний) стороны договора страхования встал такой механизм преодо­ления юридических препятствий, как правоприменительная деятельность, осуществляемая органами судебной власти.

Однако и само страхование в своем действии самостоя­тельно реализует упомянутые цели достижения равновесия порой противоречащих или даже противоположных устрем­лений.

Так, для отдельной личности страхование обеспечивает возможность снижения опасности последствий вмешатель­ства непредсказуемо и неожиданно возникающих нестандарт­ных ситуаций, не вписывающихся в нормально и привычно протекающую жизнедеятельность, позволяя действовать в правовом поле активно и инициативно, принимая на себя ответственность за свои действия, рассчитывая финансовые и правовые риски.

Социальное значение страхования связано с необходи­мостью поддержания устойчивости общественных связей, с вопросами общей социальной безопасности для каждого чле­на общества. Ю. Б. Фогельсон отмечает, что по большей части социальную функцию выполняет обязательное страхование, роль которого состоит в том, чтобы предоставить «повышен­ную защиту некоторых общественно важных интересов людей и сделать эту защиту всеобщей, т.е. распространить защиту на все те случаи, когда эти интересы могут быть нарушены».

Государство стремится к развитию системы страхования постольку, поскольку это позволяет уменьшить бремя его социальных обязательств через механизмы перераспределе­ния возможных расходов между застрахованными лицами, что особенно значимо в обстановке, когда «поколения людей воспитываются в твердом убеждении, искренней вере, что в государстве положено быть "бесплатному образованию", "бесплатному медицинскому обслуживанию", "бесплатным пособиям", "бесплатному жилью", "бесплатному отдыху" и т.д. <...> Индивиду даже мнится, что в рамках социальной деятельности государства между ним и государством скла­дываются отношения своеобразной взаимности: государство предоставляет ему нечто даровое, а он на это тоже отвечает даровым, т.е. взамен предоставляет государственно-организо­ванному обществу ничто. Так возникает мираж взаимности, а с ним - мираж права».

  1. Механизмы преодоления юридических препятствий так же, как и сами юридические препятствия в реализации прав и законных интересов, являются правовыми средствами, при этом в первую очередь - технологиями.

4 Обзор практики рассмотрения споров, связанных с исполнением договоров страхования: Информационное письмо Президиума ВАС РФ от 28 нояб. 2003 г. № 75 // СПС «КонсультантПлюс».

5 Здесь интересно проследить этимологию самого термина: так, если в русском языке «страхование» происходит от корня «страх», что само по себе отражает возможную опасность, для предотвра­щения которой и создается соответствующее правоотношение, т.е. причину возникновения последнего, то, например, в английском («insurance») - от слова «уверенный» («sure»), акцентирующего внимание на следствии заключения договора страхования, выра­жающемся в состоянии защищенности застрахованного лица при наступлении предусмотренных соглашением страховых случаев.

А. В. Малько указывает, что правовые средства-деяния (технологии), будучи связанными с использованием средств- установлений, носят энергетический и динамический харак­тер, находятся в сфере сущего.

Это в значительной мере относится к механизмам пре­одоления юридических препятствий, причем сами юридиче­ские препятствия в реализации прав и законных интересов называют также «правовыми средствами "со знаком минус"».

Тем самым, при взаимодействии с конкретным юриди­ческим препятствием механизм его преодоления должен обе­спечивать своеобразное обезвреживание такового - осущест­вляемое рассматриваемым механизмом противодействие должно быть, как минимум, равным негативному действию юридического препятствия (т.е. сводящим какие-либо поме­хи, затруднения при реализации прав и законных интересов к нулю, нейтрализующим их), а, как максимум, противодей­ствие может оказаться сильнее действия, в результате чего будет достигнут положительный результат (когда преграды не просто устранятся, но удовлетворение индивидуальных устремлений осуществится новым, более удобным путем).

На этом основании можно обратиться к вопросу о соот­ношении понятий «механизм преодоления юридических пре­пятствий» и «юридическая гарантия».

Представляется, что не всякий механизм преодоления юридических препятствий в реализации прав и законных ин­тересов является по своей природе юридической гарантией, а только тот, позитивное противодействие со стороны которого превосходит по своей силе негативное действие правовых ба­рьеров, т.е. создает благоприятные условия для удовлетворе­ния правомерных интересов субъектов права и обеспечивает достижение социально полезных целей.

Следовательно, механизмы преодоления юридических препятствий в широком смысле охватывают юридические гарантии, однако в узком смысле представляют собой отдель­ную группу правовых средств, которые по критерию резуль­татов их влияния на протекание процесса реализации прав и законных интересов имеют самостоятельное значение (т.е. тогда как юридические препятствия «негативны», а юриди­ческие гарантии «позитивны», механизмы преодоления юри­дических препятствий в конечном итоге «нейтральны», т.к. их первостепенной задачей является возращение всего на круги своя - нормализация работы системы правового регулирова­ния, а не дальнейшее ее усовершенствование).

Так, в имущественном страховании при наступлении страхового случая страхователю (выгодоприобретателю) вы­плачивается страховое возмещение в зависимости от разме­ра причиненных ему убытков в пределах страховой суммы (ст. 929 ГК РФ), т.е. страховые механизмы нейтрализуют вред­ные последствия нарушений права собственности, иных вещ­ных, обязательственных или исключительных прав.

В то же время в личном страховании, нацеленном на за­щиту граждан от причинения вреда жизни или здоровью, страхователю (выгодоприобретателю) при реализации стра­хового риска выплачивается предварительно оговоренная страховая сумма (ст. 934 ГК РФ), которая может как полностью компенсировать последствия неблагоприятных событий, так и оказаться недостаточной и лишь частично покрыть такой ущерб.

Таким образом, страхование, являясь разновидностью мер восстановления прежнего правового (в частности, имуще­ственного) положения субъектов права, нарушенного вслед­ствие вмешательства в их нормальную жизнедеятельность различных обстоятельств, попадающих под описание предус­мотренных договором страховых рисков, в полной мере соот­ветствует рассмотренному признаку механизма преодоления юридических препятствий в реализации прав и законных ин­тересов.

  1. Механизмы преодоления юридических препятствий в реализации прав и законных интересов вырабатываются в процессе юридической деятельности, причем как непосред­ственно направленной на поиск адекватного решения про­блемы существования отдельных «больных» мест правового регулирования, так и ориентированной на иные задачи, но попутно приводящей к обнаружению действенной модели борьбы с ними.

Вопрос создания технологий идентификации юридиче­ских препятствий в реализации прав и законных интересов граждан и организаций и последующего противодействия их негативному воздействию остается актуальным и сегодня, а значит, требует комплексного системного исследования.

Думается, что целенаправленная выработка таких меха­низмов, рассчитанных на перспективу многократного исполь­зования в типичных ситуациях до момента полной ликвида­ции юридического препятствия, может происходить в ходе правотворческой или правоприменительной деятельности, осуществляемой компетентными органами с учетом выводов доктринальных изысканий, сформулированных в трудах пред­ставителей научного сообщества.

Варианты преодоления тех или иных юридических пре­пятствий нередко открываются случайно в процессе разреше­ния казуистичных юридических споров и правовых проблем, в том числе и самостоятельно носителями прав, свобод и закон­ных интересов в процессе их непосредственной реализации. Подобные способы преимущественно ситуативны, по боль­шей части подходят только к конкретным условиям конкрет­ной неповторимой и в чем-то уникальной ситуации.

Однако страхование изначально формировалось как спе­циализированная система (формализованная и устойчивая схема) преодоления нежелательных последствий возникнове­ния всяческих непредвиденных жизненных обстоятельств, что во многом обусловлено следующим.

Объективная действительность и существующие в ее рам­ках социальные, экономические и правовые явления, сохра­няя в целом относительную стабильность и устойчивость, так или иначе, развиваются в пространственно-временном конти­нууме, постепенно приобретая новые признаки и свойства и утрачивая старые. Более или менее значительные изменения в биологических и социальных системах по общему правилу за­кономерны, обусловлены рядом факторов, а значит, объясни­мы и, тем самым, могут быть предугаданы заранее, что имеет огромное значение для социума, представителям которого во многом свойственно стремление к планированию своего бли­жайшего будущего.

Однако зачастую необходимые и повторяющиеся связи между событиями и явлениями непредсказуемо и неожидан­но нарушаются возникновением нестандартных ситуаций, не вписывающихся в привычные рамки. Как следствие, большин­ство правовых систем выработало такой механизм защиты имущественных интересов граждан и организаций, как стра­хование, стремясь тем самым снизить опасность последствий вмешательства в нормальное течение жизни подобных обстоятельств, обозначаемых в страховом праве понятием «страхо­вой случай».

  1. Механизмы преодоления юридических препятствий так же, как и сами юридические препятствия в реализации прав и законных интересов существуют и действуют в форме различных правовых актов (документов или действий).

Сам по себе механизм представляет собой объективируе­мое вовне в той или иной оболочке содержание, включающее ряд последовательных этапов и алгоритмов избавления от об­стоятельств, создающих помехи.

Так, работа страховых механизмов отражается в совокуп­ности актов.

Во-первых, необходима регламентация правоотношений посредством страхового договора, заключаемого между стра­хователем и страховщиком на определенных условиях, описы­вающих страховые риски. При этом такой договор носит але­аторный характер (когда условным является одно из условий, а не вся сделка).

Во-вторых, по верному указанию В. И. Серебровского, «только с наступлением страхового случая происходит реали­зация страхового правоотношения». В то же время страховой случай имеет сложную многоуровневую структуру, в которую включены такие составляющие, как опасность, от которой производится страхование, факт причинения вреда и причин­ная связь между опасностью и вредом.

Однако все эти элементы должны быть надлежащим об­разом установлены, для того чтобы можно было констатиро­вать их юридическую значимость и квалифицировать в каче­стве страхового случая. Именно для этих целей ст. 961 ГК РФ предусматривает обязанность страхователя незамедлительно уведомить о происшествии страховщика. Тем самым, одним из условий активации страховых механизмов выступает надле­жащее оформление, фиксация, а иногда и доказывание имев­ших место обстоятельств.

Например, в одном из судебных решений прямо ука­зывается, что «при предъявлении требования о выплате факт страхового случая подлежит доказыванию, бремя доказыва­ния этого факта лежит на лице, предъявившем требование», на основании чего в конкретном деле страхователю в удовлет­ворении искового заявления было отказано: «Истец, переме­стив автомобиль с места происшествия, тем самым лишил ор­ганы полиции возможности установить лиц, причастных к его совершению, а страховую компанию - возможности прове­рить обстоятельства события, имеющего признаки страхового случая, в том числе путем оценки характера повреждений».

  1. Механизмы преодоления юридических препятствий не требуют приложения дополнительных усилий со стороны но­сителя прав, свобод и законных интересов.

Безусловно, для поиска наиболее оптимального решения правового затруднения некоторые ресурсы, так или иначе, не­обходимо затратить, однако полученные результаты должны превосходить издержки. В противном случае сами «механиз­мы» могут превратиться в отдельное юридическое препят­ствия.

В частности, подобное когда-то случилось и с системой страхования: долгое время россияне весьма настороженно и критично воспринимали деятельность страховых организа­ций в принципе вследствие того, что однажды «70-летнее цар­ство Госстраха в СССР» завершилось его крахом и миллион­ными невыплатами по обязательствам.

Современный рынок страховых услуг начал формиро­ваться относительно недавно (отмечается, что реально некото­рое улучшение его конъюнктуры произошло лишь в 2005 г.18), поэтому из-за отсутствия устоявшейся практики функцио­нирования страховых механизмов в отечественной правовой жизни возникает ряд проблем, связанных с невысокой страхо­вой культурой всех участников страховых отношений.

Речь идет о страховщиках, которые, стремясь получить как можно более высокую прибыль, ориентируются на бы­стрый рост своих компаний, а не рентабельность, из-за чего страдает надежность подобных организаций, становятся воз­можными необоснованные задержки страховых выплат и пр.

Нередко указывается и на недостаточный уровень разви­тости страховой культуры потенциальных страхователей: так, даже при наличии лишних средств, 29 % опрошенных россиян все равно не стали бы обращаться в страховую компанию, а предпочли бы иной вариант расходования денег; кроме того, согласно статистическим данным, выявляется низкий интерес граждан к долгосрочным видам страхования как таковым.

Тем не менее на сегодня следует констатировать все возрас­тающую роль системы страхования и тенденцию увеличения ее востребованности со стороны населения. Эффективность действия страховых механизмов подтверждается зарубежной практикой: например, в Европе, где система личного страхова­ния более развита, страхование здоровья и страхование жизни играют первостепенную роль в вопросах компенсации при­чиненного ущерба, вследствие чего решение многих правовых споров выводится за рамки судебных разбирательств, не требу­ет непосредственного привлечения пострадавших к участию в продолжительных и нередко утомительных процессах.

  1. Механизмы преодоления юридических препятствий в реализации прав и законных интересов характеризуются предметностью.

Это значит, что такие механизмы, будучи специально по­добранными под характеристики отдельных видов юридиче­ских препятствий, не универсальны, поскольку попытка соз­дания своеобразной «панацеи» от всех возможных правовых затруднений, лишенная конкретики, априори неэффективна.

В теории по целому ряду различных критериев выделяет­ся значительное количество видов юридических препятствий в реализации прав и законных интересов: по субъектному со­ставу, управляемости препятствующего фактора, характеру задействованных правовых средств, по отношению к правовой деятельности субъекта-носителя прав и законных интересов, осознанности, а также по их месту в механизме правового регулирования.

Помимо этого, как уже упоминалось ранее, по степени конкретизации механизмы преодоления юридических пре­пятствий могут быть однократно применимыми - для выхода из уникальной (нетипичной) проблемной правовой ситуации - или многократно действующими, задающими общую схему решения аналогичных вопросов до момента окончательного устранения барьера для полной реализации прав и законных интересов субъектов права.

Очевидно, что особенности разных механизмов преодо­ления юридических препятствий в реализации прав и закон­ных интересов и сущностные различия между ними логически связаны непосредственно со спецификой самих юридических препятствий и определяются теми же факторами.

Страхование, рассматриваемое как один из механизмов преодоления юридических препятствий в реализации прав и законных интересов, имеет предметом своего воздействия лишь те юридические препятствия, которые предварительно были теоретически описаны в страховом договоре в качестве страховых рисков и впоследствии нашли свое отражение в объективной действительности, практически воплотившись в произошедшем страховом случае.

Тем самым, в сфере действия страховых механизмов мо­гут находиться лишь некоторые из видов юридических пре­пятствий в реализации прав и законных интересов:

- юридические препятствия, исходящие от любого субъ­екта права - страховой договор может предусматривать восста­новление правового положения, нарушенного как физически­ми лицами или организациями, так и публично-правовыми образованиями. Следовательно, по субъектному составу стра­ховые механизмы имеют всеобщее действие, т.к. каких-либо ограничений в отношении возможных участников страховых правоотношений законодательство не устанавливает - имею­щиеся запреты (ст. 928 ГК РФ) касаются объектов страховой за­щиты: в частности, не допускается страхование противоправ­ных интересов, убытков от участия в играх, лотереях и пари, расходов, к которым лицо может быть принуждено в целях освобождения заложников;

- юридические препятствия как поддающиеся управле­нию, так и не поддающиеся управлению: страховым случаем, влекущим выплату страхового возмещения (страховой суммы) страхователю (выгодоприобретателю) по договору страхова­ния (иными словами, фактом, запускающим работу страхо­вого механизма), могут признаваться как события, всецело не зависящие от воли и желания субъектов права или вышедшие из-под их контроля (например, гибель застрахованного иму­щества от удара молнии или взрыва), так и совершение деяний (например, повреждение имущества в результате противо­правных действий третьих лиц). Однако здесь огромное значе­ние приобретает фактор непреднамеренности возникновения страхового случая, т.е. отсутствие вины или грубой неосторож­ности, коррелирующее с интересом в ненаступлении опасно­сти и вредных последствий, со стороны страхователя, выго­доприобретателя или застрахованного лица (ст. 963 ГК РФ). Должна иметь место «субъективная случайность, понимаемая как добросовестное неведение», когда «участники договора не знали и не должны были знать о его (страхового события

- В. П., А. М.) наступлении либо о том, что оно (страховое со­бытие - В. П., А. М.) не может наступить»;

- юридические препятствия-деяния - страховые меха­низмы обеспечивают защиту страховых интересов от вме­шательства различного рода нежелательных обстоятельств, находящихся в плоскости сущего, не имея возможности воз­действовать на сферу должного (т.е. на юридические препят­ствия-установления);

- преимущественно внешние (объективные) юридиче­ские препятствия в реализации прав и законных интересов, связанные с вредными последствиями наступления предус­мотренной договором страхования опасности. Однако в не­которой степени и субъективные (внутренние) юридические препятствия могут быть нивелированы: дополнительная за­щищенность страховкой, выраженная в перераспределении финансовых рисков, стимулирует более активную правовую деятельность субъектов права. При этом зачастую подоб­ный психологический эффект приобретает крайнюю форму «субъективного риска» («moral hazard»), сущность которого заключается в менее ответственном отношении страхователей к своему поведению, определенном авантюризме и легкомыс­лии, что вызвано уверенностью в обеспеченности возможных расходов за счет обязательства страховщика по страховому до­говору;

- правоконкретизирующие и правореализационные юридические препятствия - по уже изложенным выше об­стоятельствам страхование работает на ненормативном уров­не правовой жизни общества, что обусловлено, прежде все­го, природой объектов воздействия страхового механизма, которыми являются лишь юридические препятствия, под­лежащие квалификации в качестве страховых случаев, харак­теризуемых в свою очередь (как видовое понятие «случая» вообще) конкретностью (определенностью во времени и про­странстве (и в этом смысле единичностью, уникальностью), а не абстрактностью, общностью); завершенностью (а не по­тенциальной возможностью наступления в неотдаленной перспективе); объективностью (существованием за предела­ми (независимо от) сознания отдельно взятого индивида); неожиданностью (фактической (возникающей вследствие ограниченности научно-технических, интеллектуальных и иных ресурсов человека) или мнимой (обусловленной недо­статочной внимательностью, осмотрительностью отдельного субъекта)).

Таким образом, страхование, будучи частью правовой жизни российского общества, выступая средством нейтрали­зации негативного воздействия нежелательных обстоятельств на осуществление правовой деятельности и олицетворяя со­бой баланс интересов отдельно взятой личности, общества и государства, соответствует всем характеристикам механизма преодоления юридических препятствий в реализации прав и законных интересов, обеспечение эффективного действия которого должно стать одним из приоритетных направлений правовой политики.

Статья опубликована в Евразийском юридическом журнале № 7 (86) 2015


МИХАЙЛОВА Яна Станиславовна - ассистент кафедры информационной безопасности Башкирского государственного университета.

 

ПАНЧЕНКО Владислав Юрьевич

кандидат юридических наук, доцент кафедры теории государства и права Юридиче­ского института Сибирского федерального университета


 



© 2014 Евразийский новостной клуб