×

Предупреждение

JUser: :_load: Не удалось загрузить пользователя с ID: 606
14:29, 16 сентября 2015

Развитие гражданского права конца 20-х годов – 1941 г.

ТЕОРИЯ ГОСУДАРСТВА И ПРАВА

Оформление нового права происходит путем издания от­дельных нормативных актов. В 1918-1919 гг. была проведена некоторая систематизация норм права. Правотворчеством за­нимались Всероссийский съезд Советов, ВЦИК, СНК, а с 1919г. - Президиум ВЦИК. Издавали правовые акты также централь­ные органы управления, местные Советы. В выработке норма­тивных актов в ряде случаев принимали участие обществен­ные организации трудящихся.

Законодательные акты назывались по-разному: обраще­ния, воззвания, декреты, постановления, декларации. Прин­ципиальных различий между ними не было. Чаще всего они именовались декретами.

Происходившие в стране изменения в конце 20-х годов ХХ века социально-экономической сфере определяли изменения в праве. Так, проведение политики коллективизации приве­ло к оформлению такой отрасли права, как колхозное право. Право было призвано к оформлению обслуживать проводи­мые в государстве реформы. На развитие права большое влия­ние оказала Конституция СССР 1936 г.

Гражданское право. Конституция СССР 1936 г. измени­ла основополагающие принципы гражданского права. При­знавая личную собственность граждан и необходимость ее охраны государством и законом, ст. 10 Конституции СССР за­крепила перечень объектов права личной собственности. Это трудовые доходы и сбережения граждан, их дом, подсобное домашнее хозяйство, предметы домашнего обихода и хозяй­ства, предметы личного потребления. При этом закреплялось право наследования личной собственности граждан.

Особым видом личной собственности, согласно ч. 2 ст. 7 Конституции СССР, признавалась собственность колхозного двора. Основным источником дохода являлось участие в обще­ственном колхозном хозяйстве.

Частная собственность граждан не была предусмотрена, т.к. противоречила духу и принципам построения социализ­ма. Допускалось лишь существование мелкого частного хозяй­ства, основанного на личном труде.

Постановлением СНК СССР от 15 января 1936 г. «О за­ключении договоров на 1936 г.» прямые договоры между низо­выми хозяйственными предприятиями, организациями при­знавались основной формой хозяйственных договоров.

Усиление централизованных начал в управлении эконо­мике нашло отражение в постановлении ЦИК и СНК СССР от 29 апреля 1935 г., которым устанавливался запрет на передачу

государственных зданий, сооружений, предприятий государ­ственными органами и предприятиями на возмездной основе.

Существенные изменения в управлении жилым фондом были внесены постановлением ЦИК и СНК СССР от 17 октя­бря 1937 г. «О сохранении жилищного фонда и улучшении жилищного хозяйства». Ликвидировались ранее созданные жилищно-арендные кооперативные товарищества. Находя­щиеся в их пользовании дома передали в управление местным советам, которые выдавали ордера гражданам на пользование конкретным жилым помещением.

Трудовое право. Страна испытывала дефицит в рабочей силе. Важную роль сыграло трудовое законодательство: поста­новление СНК, ЦК ВКП (б) от 28 декабря 1938 г. «О меропри­ятиях по упорядочению трудовой дисциплины, улучшению практики государственного социального страхования и борьбе с злоупотреблениями в этом деле», Указ ПВС СССР от 26 июня 1940 г. «О переходе на восьмичасовой рабочий день, на семид­невную рабочую неделю и о запрещении самовольного ухо­да рабочих и служащих с предприятий и учреждений», Указ ПВС СССР от 19 октября 1940 г. «О порядке обязательного перевода инженеров, техников, мастеров, служащих и квали­фицированных рабочих с одних предприятий и учреждений в другие». Возрастала роль профсоюзов, работали специально созданные конфликтные комиссии, разрешавшие трудовые споры.

Земельное и колхозное право. Примерный устав сель­скохозяйственной артели 1935 г. не мог урегулировать сколько- нибудь полно отношения в сфере колхозного строительства. Поэтому вносились необходимые коррективы в действующее законодательство. Целью было поставлено поднять земледе­лия и животноводства. Партия и государство видели в приуса­дебных участках, которые давались членам колхоза основной источник дохода колхозного двора. Поэтому было принято 27 мая 1939 г. постановление «О мерах охраны общественных зе­мель колхозов от разбазаривания». Предусматривалось разде­ление земель на 2 фонда: фонд общественных земель колхозов и приусадебный фонд; были изъяты излишки приусадебных земель; устанавливался обязательный минимум трудодней в году (от 60-100). Невыполнение лишало колхозника приуса­дебного участка.

Было решено определять план обязательных поставок мяса и шерсти колхозами по количеству занимаемой земли.

Семейное право. 27 июня 1936 г. ЦИК и СНК ССР прини­мают постановление «О запрещении абортов, увеличении ма­териальной помощи роженицам, установлении государствен­ной помощи многосемейным, расширение сети родильных домов, детских яслей и детских садов, усилении уголовного наказания за неплатеж алиментов и о некоторых изменениях в законодательстве о разводах».

В целях борьбы с легкомысленным отношением к се­мье, постановление усложнило процесс расторжения брака (явка в загс супругов, при первом разводе — 50руб., второй - 150руб.).Был конкретизирован институт патроната, суть кото­рого состояла в передаче детей сирот, а также детей, изъятых по решению суда от родителей, в семьи трудящихся на вос­питание.

Как свидетельствует официальная статистика данное по­становление оказалось весьма эффективным. В 1937 г. по срав­нению с 1936 г. рождаемость повысилась чуть ли не в два раза, а численность абортов снизилось на 90%.

Уголовное право. Для изменений, внесенных в уголовное право в рассматриваемый период, были характерны две осо­бенности: 1) изменения вносились общесоюзными органами. ВЦИК и СНК РСФСР не принимали актов по вопросам уголов­ного права; 2) общесоюзные органы четко и последовательно проводили курс на ужесточение уголовного наказания, пыта­ясь таким путем пресечь негативные явления в экономической сфере, борьбе с детской преступностью и беспризорностью с опасными для советского строя «контрреволюционными пре­ступлениями».

Постановлением ЦИК СССР от 2 октября 1937 г. за осо­бо опасные государственные преступления — шпионаж, вредительство, диверсии — был повышен срок лишения свободы — до 25 лет. Причиной недостаточной эффектив­ной деятельности предприятий, организаций, низкое каче­ство продукции и пр. государство видело во вредительстве, безответственном отношении работников. За эти деяния предусматривалось наказание в виде тюремного заключе­ния на срок от 5-8 лет.

Указом ПВС СССР от 16 февраля 1941 г. устанавливалась уголовная ответственность руководителей предприятий и иных лип за продажу, обмен и отпуск на сторону излишнего и неиспользованного оборудования.

Указом ПВС СССР от 31 мая 1941 г. устанавливалась уго­ловная ответственность по всем составам преступлений с 14 лет.

Гражданско-процессуальное законодательство. В рас­сматриваемый период существенно меняется характер граж­данско-правовых споров, разрешаемых судебными органами. Преобладающее большинство их было связано с реализацией личных имущественных прав и законных интересов граждан в сфере гражданского, трудового, и семейного права.

Согласно Закону о трудоустройстве Союза ССР, защита политических, трудовых, жилищных и других личных иму­щественных интересов граждан СССР, интересов колхозов составляет важнейшую задачу правосудия в СССР. Однако на практике, при разрешении гражданских дел суды упрощенно оценивали доказательства, необоснованно отказывали в при­еме исков, допускали волокиту, неправильно толковали и применяли гражданские законы. В целях коренного перелома в отношении судов к рассмотрению и разрешению граждан­ско-правовых спорок Пленум Верховного Суда СССР принял ряд постановлений (22 октября 1935 г.,20 декабря 1936 г., 15 но­ября 1939г.). Постановления устанавливали конкретные меры по укреплению законности в сфере правосудия.

Произошло изменение видов собственности: была ликви­дирована частная собственность, и в результате остались сле­дующие виды собственности: государственная собственность; колхозно-кооперативная; личная собственность.

Статья опубликована в Евразийском юридическом журнале № 7 (86) 2015


 



© 2014 Евразийский новостной клуб