12:03, 25 сентября 2015

К вопросу о виктимном поведении жертвы преступлений против жизни и здоровья человека как криминологической проблеме

КРИМИНАЛИСТИКА

В настоящее время, когда криминология располагает необходимыми материалами о личности преступника и его поведении, продолжает ощущаться потребность в сведениях о тех, кто становится жертвой убийства и причинения вреда здоровью человека, Знание этих лиц, их анализ и обобщение данных о них наряду с изучением личности преступника мо­жет помочь лучше определить направление профилактиче­ских мероприятий, выделить группы людей наиболее часто подвергающихся тому или иному общественно опасному по­сягательству, то есть установить группы риска и «работать» с ними.

Поведение потерпевших тесно связано с их личностны­ми особенностями, поскольку личность и ее психологические свойства одновременно есть и предпосылка, и результат ее деятельности. Внутреннее психологическое содержание по­ведения, складывающееся в условиях определенной ситуации, особенно значимой для личности, переходит в относительно устойчивые свойства личности, а они, в свою очередь, сказыва­ются на ее поведении.

А личностные особенности жертвы играют существенную роль как в выборе ею линии поведения, так и в выборе средств реализации намеченных целей во взаимодействии с потенци­альным преступником.

Действия преступника часто зависят не только от его личных особенностей, наклонностей и стремлений, но и от поведения потерпевшего, который своими неосторожными, аморальными и противоправными поступками может подать «идею» преступления, создать криминальную обстановку, об­легчить наступление преступного результата. Поэтому при анализе роли конкретной жизненной ситуации в совершении преступления необходима всесторонняя и объективная оцен­ка значения поведения потерпевшего.

Уголовный закон РФ содержит ряд указаний на то, что безнравственное поведение потерпевшего может служить обстоятельством, смягчающим наказание, или основанием

квалификации преступления как менее тяжкого. Так ст. 61 УК РФ среди обстоятельств, смягчающих наказание, называет противоправность или аморальность поведения потерпевше­го, явившегося поводом для преступления. Статья 107 УК РФ говорит об убийстве в состоянии сильного душевного волне­ния (аффекта), вызванного насилием, издевательством или тяжким оскорблением со стороны потерпевшего либо иными противоправными или аморальными действиями (бездей­ствием) потерпевшего, а равно длительной психотравмирую­щей ситуацией, возникшей в связи с систематическим проти­воправным или аморальным поведением потерпевшего. О тех же обстоятельствах говорится в ст. 113 УК РФ применительно к причинению тяжкого или средней тяжести вреда здоровью в состоянии аффекта.

При определенных условиях личность потерпевшего мо­жет быть активным фактором, либо затрудняющим престу­пление, либо способствующим ему. А личностные особенно­сти жертвы играют существенную роль как в выборе ею линии поведения, так и в выборе средств реализации намеченных це­лей во взаимодействии с потенциальным преступником.

В пределах криминальной ситуации поведение жерт­вы убийства и причинения вреда здоровью человека может быть классифицировано по-разному. По мнению Г. Кайзера, поведение жертвы может быть следующих видов: правомер­ным, неправомерным, нейтральным, когда между поведением жертвы и поведением преступника отсутствует прямая связь.

Особое виктимологическое значение имеет, конечно, не­правомерное поведение жертвы ввиду содержащегося в нем высокого виктимного потенциала. Часто такое поведение является провокацией и источником конфликта. Его формы различны: от физического и психического насилия, применен­ного к преступнику или его близким, до оскорбительного от­ношения к личности субъекта деяния и проявления неуваже­ния к общественному порядку, которое прямо не относилось к конкретному лицу, совершившему затем деяние.

Виктимология исходит из того, что поведение человека может быть не только преступным, но и неосмотрительным, рискованным, легкомысленным, порою провокационным, следовательно, опасным для самого себя, что увеличивает воз­можность преступного посягательства на него.

Для обозначения неправильного, неосторожного, амо­рального, провоцирующего и т. д. поведения отдельные ис­следователи используют термин «виктимное поведение».

Виктимное поведение определяется как один из типов социального отклоняющегося поведения, при этом различа­ется случайное, злостное, агрессивное, провоцирующее. Такая классификация строится по аналогии с определением видов виктимности, то есть в основу положен фактор, определяю­щий виктимность лица.

Виктимное поведение может способствовать появлению криминогенной ситуации, а в некоторых случаях, - и соверше­нию преступления в силу того, что оно бывает либо сознатель­но направленным на это, либо, как правило, - неосторожным, рискованным, объективно опасным для потенциальной жерт­вы преступления.

Такое поведение заключается в том, что потерпевший в период времени, непосредственно предшествовавший пре­ступному посягательству, своими действиями создает риско­ванную для себя ситуацию, провоцируя совершение престу­пления. В этом случае лицо уже проявляет определенную активность, хотя и не желает совершения в отношении себя посягательства.

По данным нашего исследования, распределение потер­певших по характеру поведения, предшествующего соверше­нию убийства и причинению вреда здоровью человека, выгля­дит следующим образом:

а) положительное поведение - 10,1%. Положительное по­ведение заключалось в защите третьего лица от нападения - 3,7% , в требовании прекращения нарушения или пресечении нарушения (без защиты кого-либо) - 4,1%, в требовании по службе - 0,9% (причинение тяжкого вреда здоровью - 1,5%), в требовании нормального поведения в семье, быту - 1,4% (при­чинение тяжкого вреда здоровью - 3,8%);

б) негативное поведение - 65,2%. Негативное поведение заключалось в нападении на причинителя вреда - 16,7%, в оскорблениях, скандалах, издевательствах, унижениях - 9,7%, в ненадлежащем поведении, включая неоказание сопротивле­ния при наличии к тому возможности - 38,8%;

в) нейтральное поведение, т. е. такое, которое не способ­ствовало и не препятствовало преступнику - 24,7% от общего числа жертв (убийство - 23%, причинение тяжкого вреда здо­ровью - 25,9%).

Как видно, поведение почти двух третей потерпевших от убийств и причинения вреда здоровью человека в ходе разви­тия опасной ситуации характеризовалось как негативное. Эти данные согласуются с результатами исследования, указываю­щими на распространенность состояния опьянения среди по­терпевших и другие источники возникновения конфликтных ситуаций. Именно негативное поведение потерпевших в таких случаях чаще всего являлось катализатором преступных дей­ствий причинителем вреда.

При расследовании и рассмотрении уголовных дел об убийствах и тяжких телесных повреждениях особое значение имеет исследования вопроса о сопротивляемости жертвы. Од­нако оно является еще более важным в виктимологическом плане, когда сопротивление жертвы рассматривается как фак­тор противодействия (или же, наоборот, как фактор, содей­ствующий наступлению преступных последствий).

В нашем исследовании 72% жертв практически не оказы­вали преступникам никакого сопротивления, и лишь в 28% изученных дел факт в разной степени интенсивного сопро­тивления был налицо. Не оказывали сопротивление 85% по­терпевших. Причины неоказания сопротивления следующие: неожиданность нападения - 43%, физическое превосходство преступника - 49%, отсутствие привычки к сопротивлению - 71%, страх - 32%, иное - 25%. В этой связи можно предпо­лагать, что без такого сопротивления число убитых в рассмо­тренных делах могло бы быть еще большим.

Таким образом, существенный резерв борьбы с преступ­ностью заложен в повышении активности населения в проти­водействии преступным посягательствам. На индивидуальном уровне возможность такого противодействия обуславливается физическими и морально-волевыми качествами жертвы, опы­том поведения в аналогичных ситуациях, навыками быстрой ориентации в происходящих событиях. На уровне обществен­ного сознания возможности эффективного противостояния преступникам закладываются представлениями о допусти­мости или недопустимости в принципе действий, связанных с причинением вреда другим лицам, в том числе и преступ­никам, то есть по существу речь идёт об идеологическом обе­спечении института необходимой обороны.

Статья опубликована в Евразийском юридическом журнале № 7 (86) 2015

АБДУЛМУСЛИМОВА Лейла Гусейновна

кандидат юридических наук, доцент кафедры уголовного права Дагестанско­го государственного института народного хозяйства


 



© 2014 Евразийский новостной клуб