16:24, 28 сентября 2015

Деятельность суда, связанная с установлением административного надзора, как направление судебного контроля за исполнением уголовных наказаний

СУДЕБНОЕ ПРОИЗВОДСТВО

Специфика судебного контроля за исполнением наказа­ний обусловлена кругом вопросов, отнесенных к компетенции суда в данной области. Эти вопросы многообразны. Они каса­ются порядка и сроков приведения приговора в исполнение, содержания приговора, его толкования, правовых послед­ствий, которые из него вытекают, а также изменения правово­го положения осужденных в процессе исполнения наказания.

Рассматривая вопросы исполнения приговора, суд может выявить нарушения субъективных прав и законных интересов осужденных, а также незаконное освобождение их от выпол­нения обязанностей. В интересах укрепления законности и совершенствования деятельности органов, исполняющих на­казания, охраны правового статуса осужденных очень важно обратить внимание на данные нарушения, потребовать при­нять меры к их устранению.

В настоящее время в соответствии со ст. 20 УИК РФ суд контролирует исполнение уголовных наказаний при решении вопросов, подлежащих рассмотрению судом при исполнении приговора в соответствии со ст. 397 (за исключением случаев, указанных в пп. 1 и 18) и 398 УПК РФ. Это вопросы, возника­ющие в процессе исполнения различных видов наказаний, су­щественно затрагивающие правовой статус осужденных, вы­зывающие наступление серьезных юридических последствий, которые рассматриваются в судебном порядке.

Вызывает сомнение то обстоятельство, что в рассматрива­емой норме уголовно-исполнительного законодательства речь идет только о тех вопросах, рассмотрение которых связано с исполнением наказаний и регулируется Уголовно-процессу­альным кодексом Российской Федерации.

Мы разделяем позицию В. И. Селиверстова о том, что су­дебный контроль, осуществляемый собственно в процессе ис­полнения наказаний, бывает двух видов. Первый - судебный контроль, осуществляемый по правилам гражданского судо­производства (при рассмотрении дел по спорам, вытекающим из гражданских, семейных, трудовых, административных пра­воотношений и дел особого производства).

Второй вид судебного контроля - контроль при произ­водстве по уголовным делам.

С учетом выделения та­ких видов судебного контроля мы полагаем, что одним из на­правлений судебного контро­ля за исполнением уголовных наказаний следует признать деятельность суда, связанную с установлением администра­тивного надзора за лицами, освобождаемыми из мест ли­шения свободы.

Обосновывая данную позицию, отметим следующее:

- административный надзор устанавливается только су­дом на основании заявления исправительного учреждения или органа внутренних дел, им же продлевается и досрочно прекращается по основаниям, предусмотренным в законе;

- рассмотрение дел об административном надзоре связа­но непосредственно с самим фактом осуждения лица к лише­нию свободы;

- основания для применения института административ­ного надзора содержатся в уголовно-исполнительном законо­дательстве (ст. 173.1. УИК РФ);

- при его назначении в соответствии с ч. 2 ст. 173.1. учи­тывается факт признания осужденного в период отбывания наказания в местах лишения свободы злостным нарушителем установленного порядка отбывания наказания. Соответствен­но, при рассмотрении указанной категории дел суду необхо­димо оценить поведение осужденного в период отбывания наказания, установить законность признания осужденного злостным нарушителем установленного порядка отбывания наказания, тем самым осуществляя контроль за исполнением наказания.

- если говорить о правовых последствиях для осужденно­го применения института административного надзора, то, как и в случаях, предусмотренных ст. 20 УИК РФ, они существенно затрагивают его правовой статус.

Так, в соответствии со ст. 4 Федерального закона от 6 апре­ля 2011 г. № 64-ФЗ «Об административном надзоре за лицами, освобожденными из мест лишения свободы», для поднадзор­ных устанавливаются следующие ограничения:

  1. Запрещение:

- пребывания в определенных местах;

- посещения мест проведения массовых и иных меропри­ятий и участия в них;

- пребывания вне жилого или иного помещения, являю­щегося местом жительства либо пребывания поднадзорного лица, в определенное время суток;

- выезда за установленные судом пределы территории.

Вне зависимости от наложенных по усмотрению суда за­претов, в качестве обязательного ограничения устанавливается явка от одного до четырех раз в месяц в орган внутренних дел по месту жительства или пребывания для регистрации.

Суд в течение срока административного надзора может дополнить или отменить установленные поднадзорному лицу административные ограничения. Указанные ограничения и обязанности существенно меняют правовой статус лиц, осво­божденных из мест лишения свободы.

Как неоднократно подчеркивалось в литературе ранее, спец­ифика уголовно-исполнительного права состоит в том, что его ма­териальные и процессуальные нормы органически связаны между собой, они не разделяются на самостоятельные отрасли права, их совокупность образует единое, самостоятельное право.

Материальная норма своим главным назначением имеет регулирование социальных связей с точки зрения их содержа­ния. Сформулированные в них правила реализуются с помо­щью процессуальным норм строго определенным способом.

Наличие процессуальных норм особенно необходимо в системе уголовно-исполнительного законодательства, которое регулирует порядок и условия отбывания наказания и приме­нения к осужденным мер исправительного воздействия, а также порядок участия различных государственных и негосударствен­ных субъектов в исправлении осужденных, порядок осущест­вления ими контроля. В данном случае установление процессу­альных норм призвано прежде всего гарантировать правильное применение норм уголовно-исполнительного права.

В юридической литературе высказано мнение, что уголов­ное и уголовно-исполнительное право применяется в форме уголовного процесса, что не совсем точно. Значительная часть материальных норм уголовно-исполнительного права приме­няется с помощью его собственных процессуальных норм.

Говоря о судебном контроле за исполнением наказаний, следует подчеркнуть, что норма ст. 20 УИК РФ является мате­риальной, при этом соответствующие ей процессуальные нор­мы в уголовно-исполнительном законодательстве отсутствуют. А с учетом того, что формой или методом осуществления су­дебного контроля является судебное разбирательство, то ре­гламентирование соответствующей процедуры осуществляет­ся посредством уголовно-процессуального законодательства.

При этом, если основываться на нашей позиции о возмож­ности признания одним из направлений судебного контроля за исполнением наказаний деятельности суда, связанной с уста­новлением административного надзора за лицами, освобожда­емыми из мест лишения свободы, то возникает вопрос о норма­тивном закреплении соответствующих процессуальных норм.

С момента введения института административного над­зора велась полемика относительно его правовой природы и правильности размещения норм, предусматривающих поря­док его установления, в Гражданском процессуальном кодексе Российской Федерации (гл. 26.2. ГПК РФ).

Так, некоторые авторы отмечают, что административное ограничение, составляющее суть административного надзора, есть временное ограничение прав и свобод лица, освобожден­ного из мест лишения свободы, установленное судом в соот­ветствии с Федеральным законом от 6 апреля 2011 г. № 64-ФЗ «Об административном надзоре за лицами, освобожденными из мест лишения свободы» (п. 2 ст. 1). Применяемые судом ограничения прав (на передвижение, избрание места житель­ства, досуг и др.) по своей правовой природе - ограничения личных неимущественных прав лиц, относящихся к субъек­тивным гражданским правам. Федеральный закон об административном надзоре следует расценивать не только как законо­дательный акт в сфере охраны безопасности и правопорядка или как акт уголовно-исполнительного законодательства, но и как акт гражданского законодательства. То есть при рассмо­трении дел об административном надзоре суд осуществляет применение норм, содержащих ограничения субъективных гражданских прав лиц, для чего функционально предназначе­на форма гражданского, но не уголовного судопроизводства, что, по нашему мнению, соответствует Конституции России.

По мнению А. П. Фильченко, надзор за лицами, освобож­денными из мест лишения свободы, имеет уголовно-правовую природу, представляет собой форму выражения уголовно­правовых отношений и составляет меру уголовно-правового характера. При этом автор отмечает, что вопреки юридиче­ской логике действующее российское законодательство пред­ложило модель, в соответствии с которой осуществление дан­ной принудительной меры происходит опосредованно - через административно-правовые отношения.

Таким образом, рассматривая административный надзор в качестве направления судебного контроля за исполнением уго­ловных наказаний, мы поддерживаем мнение А. П. Фильченко об уголовно-правовой природе рассматриваемого института, при этом считаем более логичным, что с введением в действие Кодекса административного судопроизводства регулирова­ние вопросов, связанных с установлением административного надзора, станет осуществляться в рамках административно­процессуальных (глава 29 КАС РФ «Производство по админи­стративным делам об административном надзоре за лицами, освобожденными из мест лишения свободы»), а не гражданско- процессуальных правоотношений, как было ранее.

В соответствии со ст. 1 Кодекса административного судопро­изводства к предмету его правового регулирования относится судебный контроль за законностью и обоснованностью осущест­вления государственных или иных публичных полномочий, а значит, логичным было бы закрепление административного над­зора в качестве направления судебного контроля за исполнением уголовных наказаний и размещение процессуальных норм о его установлении в Кодексе административного судопроизводства.

Статья опубликована в Евразийском юридическом журнале № 7 (86) 2015


ДАВЫДОВА Ирина Александровна - кандидат юридических наук, доцент кафедры уголовно-исполнительного права Академии Федеральной службы исполнения наказаний Российской Федерации.

ДАВЫДОВА Ирина Александровна

кандидат юридических наук, доцент кафедры уголовно-исполнительного права Академии Федеральной службы исполнения наказаний Российской Федерации


 



© 2014 Евразийский новостной клуб