11:21, 30 сентября 2015

Культура прав человека и конституционное правосознание: особенности соотношения и взаимосвязи

ПРАВА ЧЕЛОВЕКА

В № 4 (23) «Евразийского юридического журнала» за 2010 г. была опубликована статья аспиранта кафедры теории госу­дарства и права и конституционного права Челябинского го­сударственного университета, ассистента кафедры правовых дисциплин Шадринского государственного педагогического института Ю. В. Мазеиной на тему «Особенности соотношения культуры прав человека и конституционного правосознания», которая представляет собой плагиат диссертационного иссле­дования на соискание ученой степени кандидата юридических наук по специальности 12.00.02 - конституционное право; му­ниципальное право Е. М. Павленко «Формирование культуры прав человека и конституционного правосознания в современ­ной России» (Москва, 2006 г.) и одноименной монографии, вы­шедшей в свет в издательстве «Права человека» в 2008 г. Автор настоящей статьи считает необходимым дать комментарии в связи с данной ситуацией и по теме исследования.

Тема, затронутая в публикации, является чрезвычайно актуальной не только для современной России. За последние девять лет с момента защиты автором диссертации в научной среде активизировалась дискуссия по проблемам формиро­вания правовой культуры, правового сознания, становления конституционализма и роли конституционного правосозна­ния в обществе, появились исследования, посвященные де­формациям правосознания, в том числе конституционного и, безусловно, попытки комплексно рассмотреть культуру прав человека. Среди интересных работ следует отметить диссерта­ционные исследования В. В. Загородского «Правовая культура в контексте прав человека» (Краснодар, 2010 г.), Э. С. Насурдинова «Формирование правовой культуры в Республике Таджи­кистан в условиях углубления культурно-цивилизационных различий: проблемы теории и практики» (Душанбе, 2014 г.), статьи Дж. Саъдизода, в том числе «Культура прав человека

как составная часть правовой культуры» и многие другие. По­этому выбор темы Ю. В. Мазеиной объясним, однако грубое нарушение авторских прав не может не вызвать глубокое разо­чарование. Неуважение к чужому труду, пренебрежительное отношение к правам другого человека при достижении соб­ственных целей, явное и демонстративное нарушение право­вых предписаний свидетельствует о низком уровне общей культуры, правовой грамотности и культуры прав человека.

Культура прав человека и конституционное правосо­знание являются ключевыми явлениями современной обще­ственной жизни и категориями правовой науки, исследование которых имеет важное теоретико-методологическое и практи­ческое значение.

Культура прав человека — это составная часть духовной культуры, представляющая собой систему знаний, ценностных ориентаций и взглядов, чувств и эмоций, основанных на признании и уважении достоинства человека, его прав и свобод, а также прак­тических навыков и умений по их реализации и защите. Уникаль­ность культуры прав человека заключается в тесной связи её основных частей. В качестве таких элементов или признаков данной категории можно выделить: знания, мировоззрен­ческие установки или взгляды, чувства и эмоции, навыки и умения, находящиеся в системном взаимодействии. Другими словами, при разработке понятия «культура прав человека» необходимо обратить внимание на несколько важнейших аспектов: рациональный, аксиологический, психологический и прагматический.

В своей диссертационной работе автор ставил задачу рассмотреть соотношение культуры прав человека с другими правовыми явлениями, в том числе с правовой культурой и одним из важнейших её компонентов - правовым сознанием, поскольку вопрос об их взаимосвязи прежде не был предме­том исследования в юридической науке. Анализируя данные вопросы, необходимо сделать акцент на особую форму право­вого сознания - конституционное правосознание, через кото­рую прослеживается наиболее тесная взаимосвязь указанных категорий.

Конституционное правосознание можно определить как разновидность правового сознания общества, социальных групп и личности, отражающую их знания и отношение к нормам, закре­пленным в Конституции и иных конституционно-правовых ак­тах, к практике реализации данных норм, к конституционным институтам и роли Конституции в правовом регулировании.

Конституционное правосознание имеет сложную много­уровневую структуру. Оно отражает представления субъектов об основах конституционного строя, о сущности, принципах, гарантиях и механизмах реализации и защиты прав и свобод человека и гражданина, о взаимодействии государства и обще­ства, о значении Конституции в урегулировании современных общественных отношений.

Автор настоящего исследования обращает внимание на особенности соотношения и взаимосвязи конституционно­го правосознания и культуры прав человека, определяя роль конституционного правосознания как важнейшего индикато­ра уровня и правовой культуры, и, безусловно, культуры прав человека российского общества в целом, различных социаль­ных групп и отдельных индивидов.

Рассматривая вопрос о соотношении данных категорий, прежде всего, необходимо выявить то общее, что их объеди­няет.

Во-первых, и культура прав человека, и конституционное правосознание являются составными элементами духовной культуры, процесс их формирования направлен на духовное развитие человека и общества, затрагивает прежде всего из­менение мировоззренческих установок и ценностных ориен­таций.

Во-вторых, обе категории имеют непосредственное отно­шение к оценке прав и свобод человека. Поскольку признание, соблюдение и защита прав и свобод человека зафиксированы в качестве основы конституционного строя Российской Федера­ции, конституционное правосознание, так же как и культура прав человека, предполагает осмысленное отношение к дан­ной норме индивида, социальных групп и общества в целом.

В-третьих, и культура прав человека, и конституционное правосознание имеют сложную многоуровневую структуру и общие, прежде всего, рациональные элементы в ней.

При этом культура прав человека и конституционное правосознание как научные категории имеют существенные различия.

Во-первых, в отличие от культуры прав человека, которая является комплексным понятием, отражающим состояние духовной жизни в целом, включает нравственно-этический, правовой, политологический и другие аспекты и выступает составным элементом предмета изучения различных областей научного знания, конституционное правосознание представ­ляет собой исключительно юридическую категорию, харак­терную в первую очередь для науки и практики конституци­онного права, то есть имеющую отраслевой характер.

Во-вторых, культура прав человека охватывает все без ис­ключения стороны и аспекты оценки прав и свобод человека, а конституционное правосознание — только конституционно­правовой аспект.

В-третьих, конституционное правосознание в области прав и свобод человека сосредоточено на взаимоотношениях

государства и личности, в то время как культура прав человека затрагивает всю совокупность отношений и взаимосвязей в го­сударстве и обществе.

В-четвёртых, в отличие от культуры прав человека, консти­туционное правосознание предусматривает оценку не только прав и свобод, но и иных конституционных норм, принципов, институтов, в том числе принципа единства государственной власти и разделения властей, парламентаризма, суверенитета народа, местного самоуправления и т. п.

Целесообразно проанализировать соотношение различ­ных элементов и уровней конституционного правосознания и культуры прав человека между собой, что позволит выявить более глубокие связи данных научных категорий.

Рациональный, аксиологический, психологический и прагматический аспекты культуры прав человека, безусловно, находят отражение в основных элементах конституционного правосознания: конституционно-правовой идеологии и кон­ституционно-правовой психологии.

Прежде всего общими являются рациональные компо­ненты данных явлений общественной жизни. Так, консти­туционное правосознание служит внутренним регулятором юридически значимого поведения человека в конституцион­но-правовой сфере, источником претворения юридических норм в фактическую деятельность граждан и должностных лиц. Применительно к области прав и свобод человека это означает, что для их реализации, защиты и восстановления в случае нарушения определяющее значение имеет наличие в первую очередь рациональных компонентов в системе кон­ституционного правосознания представителей государства, общественных структур, социальных групп и отдельных лич­ностей: знаний, представлений о конкретных юридических предписаниях, механизмах защиты прав и свобод, и т. п. Эти элементы находят свое воплощение в конституционно-право­вой идеологии, и, как уже было сказано выше, являются также ядром культуры прав человека.

Правовая идеология призвана нести в себе духовные, моральные, гуманные потенции, быть сориентированной на общепринятые человеческие ценности2, поэтому в конститу­ционно-правовой идеологии, как и в аксиологическом компо­ненте культуры прав человека, отражаются важнейшие цен­ностные ориентации индивида, отдельных социальных групп и общества в целом. Общность оценок и осознания идеи прав человека в конституционно-правовой идеологии и в мировоз­зренческом элементе культуры прав человека обеспечивает взаимное влияние данных явлений общественной жизни и способствует постепенной гуманизации права.

Формирование мировоззрения невозможно без чувств, переживаний, эмоций. Конституционно-правовая психоло­гия и эмоциональный элемент культуры прав человека, безус­ловно, взаимосвязаны. Правовые эмоции человека выражают­ся в его отношении к праву в целом, к конституционным нор­мам в частности, в том числе к конституционному закрепле­нию прав и свобод человека и гражданина, к правотворческой, правоприменительной и правоохранительной деятельности государства, к осуществляющимся в стране конституционным реформам и т. д. Эмоциональный элемент культуры прав че­ловека также выражает отношение к правовому закреплению и регулированию прав и свобод человека. Так, уважение прав и свобод человека отражает определённый уровень как куль­туры прав человека, так и конституционного правосознания. Однако эмоции, рассматриваемые как элемент культуры прав человека, могут не соприкасаться с конституционно-правовой психологией, поскольку многие проблемы прав человека ха­рактеризуются не только правовыми, но и иными (межлич­ностными, морально-нравственными, религиозными и пр.) аспектами.

Признание в РФ общедемократических ценностей со­временного конституционализма, идеи гуманизации права, новых принципов, задач и целей государственного и обще­ственного развития предполагает постепенное формирование и изменение конституционного правосознания в обществе как важного показателя уровня правовой культуры и культуры прав человека. В свою очередь, повышение уровня культуры прав человека граждан Российской Федерации, отдельных со­циальных групп и российского общества должно привести к гуманизации и демократизации правосознания вообще и кон­ституционного правосознания в особенности.

Влияние культуры прав человека на конституционное правосознание заключается в следующем:

  1. Высокий уровень культуры прав человека влияет на формирование адекватного отношения человека, социальных групп и общества к конституционно-правовым институтам в целом. Конституционное правосознание обогащается не толь­ко более философским подходом к проблематике прав и сво­бод человека и её конституционному закреплению, но и спо­собностью к саморазвитию благодаря наличию среди элемен­тов культуры прав человека навыков и умений, находящихся в глубокой обратной связи с соотносимыми элементами кон­ституционного правосознания и культуры прав человека, как было отмечено выше.
  2. Культура прав человека позволяет развивать граж­данские качества личности (восприятие права сквозь призму прав человека, гражданскую активность, осознание интересов общества и способность нести ответственность за собственный выбор и т. п.), необходимые для формирования индивидуаль­ного конституционного правосознания.
  1. Культура прав человека способствует преодолению де­формаций конституционного правосознания (конституцион­но-правового нигилизма, конституционно-правового инфан­тилизма, конституционно-правового идеализма).
  2. Культура прав человека изменяет отношение к консти­туционным механизмам защиты прав человека, формирует навыки их использования и уверенность в их эффективности.

Таким образом, конституционное правосознание и куль­тура прав человека — взаимосвязанные и взаимозависимые категории. Основным гуманистическим принципом, прони­зывающим эти категории, является идея уважения и действи­тельного соблюдения прав и свобод, достоинства и ценности человеческой личности. Реальному воплощению данного принципа в Российской Федерации мешают различные фак­торы, в том числе антиподы культуры прав человека и де­формации конституционного правосознания, среди которых можно выделить: конституционно-правовой нигилизм, кон­ституционно-правовой идеализм и конституционно-правовой инфантилизм. Характеристике перечисленных явлений в со­временной России, причинам их возникновения и развития, а также основным направлениям и методам их преодоления посвящены отдельные разделы диссертационного исследова­ния автора настоящей статьи.

Статья опубликована в Евразийском юридическом журнале № 7 (86) 2015

ПАВЛЕНКО Евгения Михайловна

кандидат юридических наук, доцент кафедры международного права и прав челове­ка Московского государственного педагогического университета


 



© 2014 Евразийский новостной клуб