11:51, 29 Октябрь 2015

Метафизика победы

ФИЛОСОФИЯ И ПРАВО

ЧАСТЬ I

Der Maulwurf Geschichte grabt sich langsam aber grabt gut - Крот истории роет медленно, но роет хорошо.

Георг Вильгельм Фридрих Гегель (1770 -1831).

Мысль, содержащаяся в высказывании Гегеля, может быть передана следующим образом: «объективный ход истории, являющийся нам в крупных переменах жизни людей, должен объясняться как результат действия внутренней непрерывно целесообразно и целенаправленно действующей силы, незри­мой в суете обыденных дел, но обретающей свою реальность как в событиях возникновения и утверждения великих культур­ных, социальных, религиозных и политических образований, так и в процессах их вырождения и разрушения».

Другими словами, действия людей, консолидированных волей великих исторических личностей в «армию абсолютной идеи», являются победоносными и успешными лишь до тех пор, пока они согласуются с «объективной логикой самораз­вития» лежащей в основании мира «субстанции» (абсолют­ная идея у Гегеля). Образно говоря, после достижения цели, к которой ранее был устремлен «крот истории», он приступает к рытью следующего, скрытого от людей, «хода» всемирной истории, для чего выбирает уже иные народы и возвеличива­ет уже иные исторические личности, оставляя исполнившие свою «историческую роль» народы в покое забвения, а их ве­ликих исторических личностей заставляя еще и пережить по­зор поражений.

Можно сказать, что Гегель своим диалектическим (и од­новременно идеалистическим) учением не только определен­ным способом объясняет мир и человека, но и предостерегает (хотя и не вполне последовательно) социально-культурную и политическую элиту своего времени, говоря об иллюзорности перед лицом объективной логики саморазвития абсолютной идеи цели достижения абсолютного господства человека над миром (и человеком как части мира, подчиненной его зако­нам), его абсолютно-великой власти над ними. А именно такая цель декларировалась в эпоху Нового времени элитой капита­листического общества, видевшей в достижениях научно-тех­нического прогресса вечный гарант все возрастающего величия человека, постепенно освобождающегося от гнета природных законов и потому все более обретающего статус надчеловече­ского человека, превращающего общество (капиталистическое общество, конечно) в подобие мирового Космоса, прогрессивно «снимающего в себе» (но уже в формах общественного бытия, навязываемых надчеловеческим человеком миру и человеку) чув­ственно-данный мир (природу). И тем самым выступающего в роли творца мира и человека.

Иначе, на мой взгляд, следует, в свете вышеприведенного высказывания Гегеля, оценить учение К. Маркса, которое так­же всем своим материалистическим содержанием отрицает идею абсолютного господства человека-творца над природой, то есть миром. Учение Маркса по своим исходным философ­ским принципам есть диалектический материализм, утверж­дающий, что весь мир (в том числе и общество) развивается прогрессивно (от низшего к высшему) по одним и тем же объ­ективным диалектическим законам саморазвития материи. То есть, надо полагать, материя творит мир в вечном процессе саморазвития. Исторический материализм, являющийся «со­ставной частью» диалектического материализма, является одновременно и философией, обосновывающей устремле­ния исторических личностей на деле (то есть практически) ис­полнить роль «повивальной бабки», путем социально-по­литической революции способствующей рождению нового, коммунистического общества, представляющим собой такую (высшую) форму движения социальной материи, когда по­следняя, будучи на определенном этапе своего саморазви­тия, обретает возможность существовать в качестве субъекта, который сознательно и целенаправленно (то есть свободно!) исполняет свою деятельность исключительно по основанию объективной логики саморазвития материи, переводя тем са­мым объективную диалектику, законам которой подчиняется все в мире, в том числе и общество, из «царства слепой необ­ходимости» в «царство вечной свободы», носителем которой и призвано стать коммунистическое общество, являющееся, по мысли Маркса, действительным субъектом материально­практической и познавательной деятельности.

Частью исторического материализма, как известно, явля­ется учение о мировом пролетариате как «могильщике» класса капиталистов, который, по убеждению Маркса, израсходовав полностью свой прогрессивно-исторический потенциал, те­перь стал помехой на пути объективно-исторического про­цесса возникновения самой высокой по развитию обществен­но-экономической формации. Класс капиталистов стремится замедлить этот процесс, и даже (хотя это и тщетно!) повернуть его вспять. А потому мировой пролетариат должен не предосте­регать, не увещевать. Ему, как материальной силе материаль­но-исторического прогресса, предписано на деле исполнить «смертельный приговор, вынесенный Историей»: насильствен­но-революционным путем уничтожить отживший свой век паразитический класс эксплуататоров, иллюзорно мнящего себя в образе надчеловеческого человека - великого творца и вели­кого властителя мира. Но мир не творится, учит К. Маркс, мир естественно возникает, существует и развивается по объектив­но-материалистическим законам диалектики, преодолевая все старое, мешающее неизбежному возникновению нового.

Такова теория. Теория, вне всякого сомнения устрем­ляющая человека к поиску действительной сущности мира, действительной сущности самого человека, действительного смысла существования человека в мире, и действительной (по основанию разума) меры его деятельности, потому до сих пор не утратившая своей значимости не только для философии, которую Маркс вслед за Гегелем вывел на новый, диалекти­ческий, горизонт мировидения, но и для любого человека, не отказавшегося от разума, истины и свободы как основных действительных ценностей человечества. Хотя, замечу в этой связи, что Маркс в пылу борьбы с метафизикой и религией, полностью изгнал из философии и дух человека-творца, не за­метив его тень за своим плечом.

Теперь очевидно, что всемирная история пошла не «по Марксу». Во-первых, пролетарская революция произошла не в капиталистически развитой Англии, как предрекал К. Маркс, а в капиталистически отсталой России. Во-вторых, несмотря на все усилия официальных советских идеологов, оказалось невозможным убедить суровых критиков в том, что Советский Союз и есть первая стадия (этап, форма) коммунистической общественно-экономической формации, естественно пришед­шей в силу действия неумолимых объективно-диалектических законов развития на смену капиталистическому обществу: на самом деле Советский Союз являл собой конструкт, резуль­тат определенного рода успешной (!) созидательной и целе­направленно деятельности таких несомненно исторических личностей, каковыми были В. И. Ленин и И. В. Сталин, создав­шие и превратившие коммунистическую партию и советское государство в мощные инструменты, сделавшие возможной на фундаменте коммунистического учения К. Маркса консоли­дацию мультикультурных народов царской России в единую общность «советский народ», представлявшим собой великий нечеловеческий концентратор духовной и материальной энер­

гии этих народов, путем идеологии и практики коллективиз­ма преодолевавшим любые проявления индивидуализма у со­ветских людей. В-третьих, чрезвычайно быстро, по масштабам исторического времени, произошел распад Советского Союза, что было бы невозможным, если бы всемирная история шла в соответствии с объективными законами исторического мате­риализма. Всякие досужие разговоры о предательстве партий­ных вождей или о хитроумии американских разведыватель­ных служб или о привлекательности «американской мечты» (две курицы в кастрюле, два «Форда» в гараже) как о главных причинах распада Советского Союза следует, на мой взгляд, отбросить как пустую обывательскую болтовню. На ум ско­рее приходит «аргумент от крота истории»: Советский Союз выполнил до конца свою историческую миссию и прекратил свое существование, потому что всемирно-исторический процесс, представляющий собой, по моему убеждению, длящийся во времени глубинно-внутренний процесс постижения действи­тельного мира, самопознания человека (постижение действи­тельного человека) и постижения действительного смысла су­ществования человека в мире, на переломе веков должен был обрести новую перспективу, реализация (актуализация) кото­рой требует выхода на арену истории других народов (в том числе и единого народа России, освободившегося вследствие распада Советского Союза от вынужденной и одновременно исторически-необходимой формы нечеловеческого бытия в состо­янии «советского народа») и других исторических личностей.

В связи с этим можно сказать, что у ныне живущих росси­ян есть все основания гордиться своим «советским» прошлым, своими «советскими» отцами и дедами: по основанию дей­ствительной истории, глубинные ходы которой и роет неуто­мимый крот истории, можно утверждать, что действительную победу во Второй мировой войне одержали Россия и единый российский народ, которые вследствие этой победы (в войне уже Отечественной для россиян) обрели перспективу свое­го существования в своем действительно-мировом статусе, то есть в статусе особой «(социо)-культурной формации» и особого «действительного народа».

Значения этих терминов и смысла, вкладываемого в сло­во «действительный», входящего в термины «действительный мир», «действительный человек», «действительная история», «действительный народ» получили свое раскрытие и оправ­дание в ходе изложения моей онто-материалистической кон­цепции мира и человека в монографии, а также в достаточно объемных статьях. К этим работам я и отсылаю возможного читателя с надеждой, что ознакомившись с ними он поймет, почему в данной статье так часто (а некоторым может пока­заться, и назойливо) употребляю слово «действительный», входя в противоречие с канонами «изящного литературного стиля». Попутно замечу, что изложение даже «общепризнан­ных» философских идей - занятие неблагодарное. Дважды неблагодарным занятием является изложение содержания новой философской концепции. И многажды неблагодарным предприятием, особенно в нынешнюю эпоху, которую Ж. Маритен тактично, но с явно просматриваемым презрением, отнес к эпохам «спекулятивного оскудения», излагать новую, онто-материалистическую по содержанию и метафизическую по духу, философскую концепцию мира и человека как дей­ствительного мира и как действительного человека. Ведь по су­ществу автор данной статьи демонстрирует претензию, хотя и в иной версии, названной им «метафизикой Глубины», слу­жить делу возрождения метафизики как таковой. И это тогда, когда англо-американские «мудрецы» XX века, апологеты ир­рационально -рациональной идеологии тотального «консью­меризма», после того, как вдоволь попинав «мертвого льва» (философское учение К. Маркса), на мой взгляд павшего в честной ратной борьбе, причем победившего на деле достойно­го противника - «метафизику Высоты», которой исподволь ру­ководствовалась элита Запада, начиная с эпохи античности и заканчивая временем Второй мировой войны, так вот, эти «му­дрецы» объявили orbi et urbi о своей победе над марксизмом, а заодно и над метафизикой вообще и о том, что теперь «вер­шиной философской мысли» следует считать утилитаризм и прагматизм, имея в виду которых, гениальный прозорливец Ф. Ницше писал в свое время: «мелочность духа, идущая из Ан­глии, представляет нынче для мира великую опасность...Мы нуждаемся в безусловном сближении с Россией и в новой об­щей программе, которая не допустит в России господства ан­глийских трафаретов. Никакого американского будущего!».

Уточню, что «метафизика Глубины» в свете рассуждений о всемирной истории и о ее глубинно-внутренней «творческой силе» может быть названа также и «евангелием от действи­тельного человека», ибо всемирная история с точки зрения онто-материалистической концепции (основанной на фило- софско-модифицированном так называемом «антропном принципе») в конечном счете обусловливается и корректиру­ется по ходу исторического процесса творческой деятельно­стью действительного человека, носителя разума как такового, метафизически пребывающего в каждом индивидуальном че­ловеческом существе, каждый из которых опять же незримо, но реально, с момента своего рождения обитает в метафизи­ческом пространстве особой (неизменной во времени) куль­турной формации (Восток, Запад, Россия) вкупе со своим дей­ствительным народом, и одновременно в соответствующем особенности той или иной культурной формации (неизмен­ном во времени) типе общества (восточное общество, западное общество, российское общество). Особенность каждой из этих особых культурных формаций (со своим особым действитель­ным народом) и соответствующего типа общества обуслов­лена особенностью действительной творческой деятельности действительного человека как субъекта особого рода деятель­ности, объектом которой является непосредственно созерца­емый разумом метафизически существующий этот действи­тельный мир, а целью - возникновение (не творение!) будущего действительного мира и будущего действительного человека. В такого рода действительно-творческой деятельности действи­тельного человека и заключен, по разумению автора данной статьи, действительный смысл существования человека в этом мире - быть гарантом будущего действительного мира и будущего действительного человека. Действительно-твор­ческая деятельность действительного человека тройственна и триедина. Соответственно, тройственен и триединен субъект творческой деятельности: а) субъект, интенционально устрем­ленный к извлечению из завершающего свое существование этого действительного мира так называемых «онто-материалистических элементов неживых вещей мира» и их сохране­нию в пространстве определенной культурной формации; б) субъект, интенционально устремленный к извлечению из за­вершающего свое существование этого действительного мира так называемых «онто-материалистических элементов живых вещей мира» и сохранению их в пространстве определенной культурной формации; в) соборный субъект, интенционально устремленный к извлечению из пространств первых двух куль­турных формаций «онто-материалистических элементов не­живых вещей мира» и «онто-материалистических элементов живых вещей мира» с конечной целью обеспечить их есте­ственное слияние в пространстве третьей (соборной) культур­ной формации, завершающийся созданием нового единства противоположностей, который, как полагает автор и является будущим действительным миром.

Именно из уже этого действительного мира на опреде­ленном (думается, что на завершающемся) этапе его самораз­вития, обусловленного диалектическим законом единства и борьбы противоположностей, произойдет выход будущего дей­ствительного человека (как синтез противоположных полюсов единого). Что позволяет сказать, что действительный человек - это актуализация субъектной ипостаси действительного мира, ее отчуждение (освобождение) от собственно действительного мира («царства действительной необходимости»). Что позво­ляет, следовательно, также сказать, что возникновение дей­ствительного человека есть явление действительному миру дей­ствительного же мира, но в его особой структурно-сущностной самости, которая есть действительная сущность человека, об­условливающая действительную необходимость существова­ния человека как субъекта разумно-творческой деятельности, совершаемой по основанию сохранения действительного мира путем его самовоссоздания (как мира будущего) в пространстве культурных формаций, самовоссоздания из бытийно-матери­альных элементов завершающего свое существование действи­тельного мира нынешнего.

Статья опубликована в Евразийском юридическом журнале № 8 (87) 2015

БОНДАРЕНКО Геннадий Викторович

кандидат философских наук, доцент, заведующий кафедрой философии Уфим­ского государственного нефтяного технического университета


Яндекс.Метрика Рейтинг@Mail.ru

 



© 2014 Евразийский новостной клуб