12:30, 07 декабря 2015

К методологии глобализации: о факторах взаимоотношения людей

ФИЛОСОФИЯ И ПРАВО

Согласно Аристотелю: «Задача науки вообще состоит в том, чтобы понять действительность, а это достигается через выведение частного и условного, составляющего предмет на­ших представлений, из общего и основного, составляющего предмет понятий». Научная методология является особой дисциплиной, а для философии - первоосновой. Рассматри­ваемая нами проблема глобализации и факторы взаимоотно­шения людей связаны с научной картиной мира, а для их ис­следования необходима своя методология. Для современной науки вообще нужны различные модели глобализации и их методология. При этом логика философского исследования глобализации необходимо должна обладать определенной формой мышления, которая, в одном из случаев, может при­держиваться установленному отношению общего к частному в рамках умозаключения. Но умозаключения состоят из сужде­ний, а суждения - из понятий. В понятии «глобализация» вы­ражается то общее, которое многим факторам глобализации принадлежит не случайно, но необходимо.

Во-первых, глобализация - это общее представление или сущность современного мирового бытия, или то, что выводит­ся из этой сущности. В первом случае термин «глобализация» относится к понятию рода предмета, во втором - к понятию свойства, состояния современной жизни человечества. Если к родовому понятию глобализации присоединить существен­ные отличительные признаки состояний для определенных групп культуры, стран, регионов, входящих в пространство глобализации, то получается вид. Наконец, если к родовым и видовым свойствам глобализации как предмета, присоеди­нить все его индивидуальные отличия так, что образованное таким путем определение уже не может быть приложено ни к какому другому предмету, то получается понятие отдельного предмета глобализации. К последнему таким образом мысль движется путем нисхождения от родов к видам, а от видов к подвидам. Происходит нисхождение от общего к частному, производимого умозаключающей деятельностью мысли. В суждении ставятся во взаимоотношение два понятия - поня­тия субъекта и предиката.

В каждой частной науке есть свои принципы и свои ос­новные понятия. Так, например, силлогизм является умо­заключением, идущим от общего к частному, индукция предполагает восхождение от частного к общему. Индукция имеет доказательную силу только тогда, когда она полная, но достигнуть полноты в действительности трудно. Путь, кото­рым можно достигнуть большей вероятности индуктивного заключения, это диалектика, или теория вероятных дока­зательств. Материалом для диалектических операций в ис­следовании глобализации служат общераспространенные мнения, которые и подвергаются сравнению и проверки. Но никто не может поручиться за полноту и точность отдельных наблюдений процессов глобализации, критика же существу­ющих мнений обычно являться неоправданной и неблаго­дарной.

Силлогизм и индукция суть пути к определению поня­тий, к достижению той цели, какую ставит себе наука вообще. В правильном определении общие и индивидуальные при­знаки глобализации должны быть не даны во всей полноте, но и не расположены в порядке строгой постепенности нис­хождения от общего к частному. Вспомогательным приемом в данном случае служит правильно проведенное деление, в котором мысль от самых высших понятий, через промежу­точные степени спускается к низшим понятиям. Они в свою очередь восходят к первым понятиям. Но это не завершается одним понятием, а ограничивается несколькими, несводимы­ми уже к более общему. Подобные родовые понятия, как из­вестно, называются категориями. Необходимо исследование таких категорий глобализации как ее субстанция, количество, отношение, место, время, действие, страдание, положение и владение. Категории являются различными определениями реальной глобализации. Наиболее важной в философском ис­следовании процесса глобализации может являться изучение субстанции, являющейся субстратом всех остальных катего­рий. Изъяснение процесса глобализации должно начинаться с исследования этой категории или сущего, как такового.

Но при переходе к дедукции категорий отмечают, что «возможны лишь два случая, при которых синтетическое представление и его предметы могут сообразоваться, необхо­димым образом относиться друг к другу и как бы встречаться друг с другом: если предмет делает возможным представление или если представление делает возможным предмет». Пред­метом в данном случае являются не отдельные области бытия глобализации, а сущее, как таковое, точнее - первые начала и основы всего существующего феномена глобализации. Попро­буем исходить из гносеологических предпосылок. Для этого сформулируем, что сущность всего, в частности глобализации, заключается в его идее, мыслимой нами в форме общего поня­тия. Надо полагать, что действительное бытие глобализации принадлежит только той общей форме в мировом масштабе, которое осуществляется в отдельном регионе и государстве. Если нельзя приписать субстанционального бытия глобализа­ции единичному образу в рамках государства, региона, респу­блики, то невозможно видеть таковое и в отвлеченном общем понятии глобализации в планетарном масштабе. Субстанция глобализации будет сохранять свою сущность в ходе ее про­явления в любом уголке мира, а также в России и ее регионах и республиках.

Во-вторых, на реальную действительность глобализации следует смотреть как на нечто по существу своему подлежа­щее развитию и в процессе развития переходящее из одного состояния к другому. Состояние, от которого начинается пере­ход к глобализации, можно назвать состоянием человека, ког­да он впервые начинает строить свое отношение к внешнему миру, к своему окружению. Этап, которым заканчивается это отношение, назовем взаимоотношением, которое становится формой. Взаимоотношение, таким образом, становится целью развития человеческой культуры, которая выливается в форму глобализации или во взаимоотношения на мировом уровне. При этом взаимоотношение становится действительной фор­мой бытия, а отношение - возможной. Люди в основном хотят строить отношения с выгодой для себя, но реальность при­водит к взаимоотношениям с конкуренциями, противосто­яниями и взаимоуважениями. В мире культуры, доступном наблюдению, отношения неразрывно связаны с взаимоотно­шениями. Но если иметь в виду предельные пункты мирово­го процесса в эпоху глобализации, то следует предположить отношение, лишенное всяких взаимоотношений, и наоборот.

Первое отношение человека к ближайшему окружению должно быть мыслимо не просто как его отношение к внеш­нему миру без присутствия взаимоотношений, а как взаи­моотношение в возможности. Это потому, что отношение представляя собой субстрат, лишенный каких-либо форм взаимоотношений, тем не менее, несет в себе задатки и пред­расположение ко всяким формам взаимоотношения. Процесс перехода отношения к взаимоотношению является движени­ем. К движимому относится отношение, к движущему - взаи­моотношение. К принципам движения глобализации можно отнести отношение, взаимоотношение, движущую причину и цель. Последние из этих двух входят в рамки взаимоотно­шения, которое, составляя понятие и сущность глобализации, служит и причиной, и целью движения. Взаимоотношение та­ким образом, ведущее к глобализации, является не механиче­ской причиной всего движения в мире человечества, а целью, к которой стремятся люди, объектом их естественного тяготе­ния.

Как отмечает А. Н. Чумаков: «Для правильного понима­ния динамики и сущности социальных процессов, приняв­ших на соответствующем этапе своего развития формы гло­бализации, а также с целью различения реальных событий и их отражения в языке на уровне категорий, важно обратить внимание на тесную взаимосвязь и взаимодополняемость ши­роко распространенных понятий «культура», «цивилизация», «глобализация», которые задают самый крупный масштаб во взглядах на историю». Движения или изменения в культу­ре человечества, проявляющиеся во всяком переходе от воз­можности к действительности, бывают пространственные, как перемена места; качественные, как превращение; количествен­ные, как увеличение или уменьшение; и субстанциональные, как возникновение и уничтожение. Абсолютного субстанци­онального изменения глобализации не может быть. Относи­тельное изменение происходит в трех первых родах движения - пространстве, качестве и количестве глобализации. Эти три рода движения представляют градации движения глобализа­ции от низшего к высшему. Причем движение глобализации к высшему обусловливается движением в пространстве. Про­странственное движение глобализации является основным для всех остальных форм, но это не говорит о том, что все в мире объясняется этим именно движением и механическими при­чинами. Это не положительные причины движения, а только необходимые его условия. Положительное значение принад­лежит причинам конечным или целям. Обычно в процессе движения глобализации господствует смена и разнообразие.

Отметим, что весь мир, глобальная культура человечества представляется иногда как ряд регионов и государств, кон­центрированно расположенных вокруг одного региона или страны. В связи с этим возникает учение об ограниченности глобальной культуры в пространственном отношении. Про­странство глобализации есть только граница окружающей мировой культуры по отношению окружаемой национальной или региональной. Вне мира человеческих обществ нет про­странства культуры, пустоты не существует. Из этого истекает, что без существования культуры не может быть и ее времени. Время глобализации есть только число движения в отноше­нии к «прежде» и «после», можно добавить и «сейчас». Каж­дая малая или национальная культура способна существовать отдельно от высших мировых культур, но высшая всегда суще­ствует в соединении с малыми.

В-третьих, бытие людей отличается от бытия природы в способности к самодвижению, стремлением к цели, выра­ботанной разумом. Движущим началом процесса глобали­зации является человек, движимым - культура. Телесная и психическая стороны человека способствуют активизации движения. Но всякое движение можно разделить на две по­ловины, рассматривать двояко. Первое направление внутрен­ней работы движения человека в культурологическом плане это теоретическое, состоящее в основном в созерцании бытия. Второе - это практическая деятельность, когда ум человека це­ленаправленно руководит желанием, вырабатывает свободу воли. Регионы, нации и их культуры, следовавшие в первом направлении, становятся пассивными, а вторые - активными, ведущими к глобализации мира. Первое направление пред­ставляет собой форму региональной культуры и ее бытия, взя­тую в себе самой. Второе - ту же форму, но взятую в процессе ее осуществления в жизни всего человечества. Если это так, то можно предположить, что в будущем планетарная культу­ра, мировая цивилизация без взаимоотношения с культурой иных цивилизацией окажутся в условиях, схожих с современ­ным отставанием изолированных регионов.

Высшее благо или высшая цель человеческой деятель­ности в блаженстве, утверждают философы. Развитие культу­ры должно вести людей к этому. Но люди не могут добиться в одиночестве и по отдельности этого блага. Следовательно, глобализация по своему духу является дорогой в данном на­правлении. Но человеческое благо, всего лишь субъективная сторона стремления людей. Существует и объективная по­ловина всего этого - это добродетель. В ходе движения мира к счастью необходимо руководствоваться именно вторым на­правлением, оно ценнее первого. В строительстве глобального мира люди должны отдавать предпочтение добродетели, как ценной в себе самой. Она состоит в разумной деятельности че­ловечества перед лицом множественности мировых культур.

Разумная деятельность человека, согласно Аристотелю, делится на две половины: теоретическая и практическая или этическая. В основе добродетели лежит разум, но добродетель - это не только лишь знание. Это одинаковое направление разума и свойства воли. Поэтому в процессе глобализации человечеству нужно не только знание положительных и отри­цательных сторон инновационной техники и технологии в ми­ровом масштабе, но и проявление свободы воли. Воля между двумя крайностями процесса глобализации всегда выберет середину. Но середина определяется усмотрением разума. На практике же глобализации наблюдается, что воля определен­ной части человечества идет наперекор разуму. Это подтверж­дает о том, что одного усмотрения разумом середины между крайностями оказывается недостаточно. Кроме разума людям необходимо естественное предрасположение к доброму нача­лу, усилие воли. Только тогда глобализация будет проходить в рамках добродетели, окажется прочным состоянием мировой системы, каковым она должна быть по своей сути.

Обратим внимание, что человек по своей природе стре­мится быть в общении с другими людьми. Идеал этого общего стремления есть достижение блага, удовлетворение потребно­стей. Люди не могут не общаться также на мировом уровне, а это общение уже и есть глобализация. Согласно П. А. Соро­кину: «Как бы не отличались друг от друга идеациональная и чувственная культура, общества, являющиеся их носителями, обязательно должны располагать "общим фондом" сходных поведенческих актов. Этот фонд состоит в первую очередь из всех тех актов, которые необходимы для удовлетворения элементарных биологических потребностей». Современная глобализация вписывается в логику истории, хотя она и бес­прецедентна. Взлет современной глобализации есть совпаде­ние истории с новыми реалиями, но она может смениться и на аналог дезинтеграции.

Остановимся на том, что глобализация предполагает че­ловечество, мировую систему, а регионализация имеет в виду культуру отдельного региона, государства. Культура и циви­лизация отличаются прежде всего по своим функциям. Куль­тура есть процесс самоопределения и создания им различных ценностей. Цивилизация как социокультурное явление харак­теризует массовое внедрение ценностей материальной и ду­ховной культуры в социум. Она моложе культуры, возникает и укрепляется благодаря строительству городов и развитию торговли, средств коммуникации. Оно и ясно, ибо в силу при­сущего людям социального инстинкта они нуждаются в обществе и совместном проживании в целях сохранения физиче­ской жизни и нравственного прогресса. Чем больше общения в пространстве, тем больше прогресса, а из этого вытекает, что глобализация должна являться естественной формой челове­ческого бытия в мире. Предназначением новой планетарной системы становится решение задачи по охране природы и всего мира, а также воспитание граждан к добродетели. Ми­ровая система должна соответствовать характеру и потребно­стям людей, для которых она предназначена. Каждая из форм мироустройства, будь это государственная, региональная или мировая система вообще, могут являться положительной если ими достигается общее человеческое благо, а не выгода от­дельного государства, региона или нации. Все страны и регио­ны, а также нации имеют право на равное участие в процессе глобализации и равное взаимоотношение. Но на практике допускаются к ним отдельные страны только по достижении определенного экономического, политического, правового, социального уровня и выполнения условий и требований в рамках мирового стандарта. Те государства, у которых отсут­ствует достаточная база для этого, все равно вовлекаются в процесс глобализации самой жизнью, но это оборачивается для них большими издержками.

К тому же в процессе глобализации начинает проявлять­ся необходимая поляризация мира на центр и периферию. В отличие от принятого деления мира на прогрессивный Запад - отсталый Восток, богатый Север - бедный Юг предлагаемое разделение способствует более доступному исследованию в глобалистике характера глобализации и ее последствий. Со­гласно О. В. Малюкову: «1. Все во всем - такова структура глоба­листики. Весь ХХ век можно рассматривать структурно. Одна­ко равновесие биполярного мира было нарушено в конце 80-х гг. По законам философии и структуры такое состояние объ­ективно временное, т.к. должно быть два полюса, ибо деком­пенсация приводит к катастрофе. 2. Противостояние Запада и Востока крайне актуально в связи с проблемами терроризма. Нерешенность этой проблемы тоже ведет к катастрофе. Про­тивостояние Севера и Юга, богатых и бедных также приво­дит к тяжелым драмам». В мире наблюдается картина, когда центр глобализации все более берет на себя право управления человечеством, расширяет у себя досуг, сферу услуг, науку, об­разование. На периферию же возлагается физический труд по обеспечению всего мира необходимыми предметами потре­бления. Это происходит по воле центральной части в рамках парадоксального требования гуманного отношения к жите­лям периферии. Регионы и отдельные государства выступают против происходящего поглощения их культуры глобальной мировой системой в ходе взаимоотношения. Не может быть в многоликом мире единой культуры, общей нации, географи­ческих территорий. Но главная мысль во взаимоотношениях людей такова, что воспитание индивидов должно вести чело­вечество к достижению умственной и нравственной высоты в рамках общих требований.

Актуальность данного тезиса обосновывается тем, что тен­денция развития современного общества ускоряется по геоме­трической прогрессии. Это движение нельзя воспринимать также лишь как однолинейное. Оно следует от некоего перво­начального центра в своем логическом хаосе, в рамках законо­мерного беспорядка, с периодами остановок, бифуркаций и самоорганизации.

В связи с этим можно сказать, что человечество всегда стремилось к познанию законов бытия, выстраивало теории о развитии природы, возникновении жизни, социальном об­устройстве. Но все подобные учения возникали в основном задним числом, с оглядкой назад, а о сути событий люди «до­гадывались» спустя время. Накопленный опыт о прошлом чаще всего оказывался обманчивым в настоящем и будущем, поэтому людям казалось, что прошлое лежит в логике, в рам­ках причинно-следственных явлений и закономерностей, а на­стоящее в случайностях, будущее - в хаосе. На современном же этапе, «базовое противоречие развитого общества, которое лишь начинало складываться и проявляться в ходе научно-тех­нической революции и распространения информационных технологий, на вершине этого процесса - в условиях глобали­зации и тотального доминирования технологий формирова­ния сознания - обнажилось в полном объеме и во всей своей безобразной самоочевидности». В действительности должно быть, что бытие имеет причинно-следственную связь от про­шлого через настоящее к будущему. Отличие только лишь в том, что каждая причина имеет несколько следствий, вклю­чая и тупиковые варианты. Незнание путей необходимого дальнейшего продвижения ставит человека в растерянность во взаимоотношениях на мировом уровне, приводит к потере контроля.

Если коснуться эволюции природы, то она происходит по более жесткой форме, ибо за период ее существования уже произошла самоорганизация. Качественные и количествен­ные изменения в ней, образование новых форм двигается в доминирующем направлении. Но в структуре социального бытия намного сложнее. Это вызвано двойственностью чело­веческого положения. Человек, как биологический вид, про­должает оставаться внутри природы, подчинен ее законам, движется вместе с ней, пребывает во взаимоотношении. С другой стороны люди, являясь деятельным и мыслящим субъ­ектом, отделяют себя от нее, используют природные ресурсы в борьбе с проявлениями той же самой природы, вместо взаи­моотношения с ней. В силу этого находит свою проблематику во всех сферах человеческого бытия и различных формах вза­имоотношения так называемая уже палиндромия, которая по иному активизирует скрытые пласты человеческого сознания, познания, мышления. Особенностью палиндромов является то, что смысл любого действия, поступка, мышления являет­ся открытым только в одну сторону, а в другую завуалирован­ным. В эпоху глобализации человек во всех своих взаимоот­ношениях стал мыслить палиндромически, симметрично. Но человек - это социальное существо, он создает семью, обще­ство, моделирует будущее. В силу этого социальное бытие должно переходить в форму процесса его воспроизведения и обновления. В этом плане взаимосвязанная жизнь людей и их взаимоотношение оказываются фундаментальным слоем все­общего бытия, а различные сочетания индивидуальных форм взаимоотношения обнаруживают значение активных сил и структур социального процесса.

Статья опубликована в Евразийском юридическом журнале № 9 (88) 2015

САЛИХОВ Гафур Губаевич

доктор философских наук, декан факультета философии и социологии Башкирского госу­дарственного университета


 



© 2014 Евразийский новостной клуб