11:32, 20 января 2016

Мотив как признак субъективной стороны преступлений в уголовном законодательстве мусульманских стран

МУСУЛЬМАНСКОЕ ПРАВО

Любое осознанное поведение человека считается моти­вированным и направлено на достижение конкретной цели. Правильную юридическую оценку содеянного невозможно сделать, не учитывая его мотивы и цели.

В мусульманском уголовном праве понятие «мотив» имеет несколько определений: это фактор, побуждающий к действию; это психологический фактор, побуждающий к раз­мышлению о преступлении; это удовлетворение потребности или субъективной деятельности, связанной с целью. Также мотив определяют как субъективную силу, направляющую волю преступника к совершению преступления.

Мотив - это осознанное или неосознанное побуждение внутреннего характера, которое движет человеком и побужда­ет его к совершению какого-либо деяния. Выясняя содержание мотива преступления и определяя его соотношение с другими признаками в общественно опасном деянии, нужно брать за основу особенности поведения человека.

Мотивы к преступлению могут быть разными. Они раз­личаются в зависимости от вида преступления. Более того, мо­гут различаться внутри одного и того же вида преступления в зависимости от личности субъекта. Например, при краже: один человек может украсть для того, чтобы прокормить де­тей, т. е. сам мотив к краже является смягчающим; другой же может совершить данное преступление в силу своей алчности, несмотря на то, что не беден. Такой мотив является отягчаю­щим. Также мотив может быть осознанным самим преступни­ком, а может быть скрытым, неосознанным; может быть соот­несенным с деянием или не соотнесенным.

Итак, мотив имеет отношение к смысловой составляю­щей преступления, а не к составу преступления, наличие ко­торого необходимо по закону. Поэтому он рассматривается в рамках преступного умысла как элемент, не прописанный в тексте закона, и, как правило, не имеющий значения в пре­ступном умысле, как то, о чем не говорится в тексте закона. Однако это не является абсолютным положением (основой) в современном законодательстве. Важную роль мотив играет в случае, когда судья использует свои полномочия при назначе­нии наказания, т. к. он выявляет степень опасности, которую представляет личность преступника.

Следует обратить внимание на то, что поведение человека — явление весьма сложное и многоплановое. Но главное, чем оно отличается от других явлений, это то, что оно имеет целе­направленный характер. Человек, как правило, старается из­бирать поведение, больше соответствовавшее его влечениям, которые занимают значимое место в структуре его личности.

Мотив является признаком поведения, и вне конкретной деятельности существовать не может. Он определяет деятель­ность и сам ею определяется. И чем сложнее деятельность, тем сложнее побуждения, которые вызвали эту деятельность. Другими словами, о мотиве следует говорить только в связи с определенной деятельностью, поведением человека. Если мотив представляет собой побуждение, которым руководство­вался человек при совершении того или иного действия, то о нем можно говорить лишь относительно конкретной цели или действия.

Необходимо обратить внимание на то, что любые челове­ческие мотивы, даже те, которые представлены в виде целост­ных и многоуровневых программ, как то: идеалы, убеждения, установки, склонности и т.д., только тогда смогут выступать как побудительные факторы (мотивы), а также стать источни­ками волевого акта, когда, преломляясь в сознании человека, пробуждают у него осознанное стремление достигнуть кон­кретной цели, так как нет воли без цели. То, что современные правоведы не относят мотив и цель к составляющим умысла, не значит, что они не имеют правового значения. В некоторых случаях мотив имеет правовое значение, которое прописано в законе и которое выражается в наличии преступления, так как в виде исключения считается элементом умысла. Также мотив учитывается при определении размера наказания в зависимо­сти от того, является ли умысел добрым или злым. Мотив мо­жет быть как добрым, так и злым. Однако это не влияет на на­личие преступного умысла, но имеет значение в случае, когда судья использует свои полномочия при определении размера наказания. Этим руководствуются законы Франции и Египта.

Разница между шариатом и составленными законами (позитивное право) состоит в том, что шариат не признает мотив и не считает, что он влияет на степень опасности пре­ступления, которое представляет опасность для общества и для его порядка, и это преступление - худуд и кисас. Что ка­сается того, чтобы покинуть место преступления, то шариат не признает мотивом теоретическую сторону, если только она не является запрещенной судьей, который определяет мотив, вытекающий из практической стороны. Большинство зако­нов пренебрегают мотивом и не признают его теоретическую сторону. Однако это не запрещает судье, который определяет мотив, уравнять преступления легкой степени тяжести и осо­бо тяжкие. И путь шариата представляется наиболее мирным и лучшим, потому что он ставит интересы (выгоды) общества при особо тяжких преступлениях выше любой реабилитации (реституции) и не разрешает судье выбирать между общим благом и выгодой преступника, а также опираться на обще­ственное благо, эмоции и свое усмотрение.

Как было сказано выше, поведение людей в своей соци­ально-психологической основе - это явление очень непростое и разноплановое. И такое поведение, конечно, определяется мотивом, но обязательно в соотношении и в тесной связи с целью, результатами, которых хочет добиться лицо, со спосо­бами их достижения и, к тому же, с теми социальными нор­мами, которые сформировались по отношению к подобного рода поведению. Отсюда следует, что мотив преступления - это созданное побуждение, возникающее вследствие жела­ния достичь поставленной цели ради удовлетворения мотива («снятия побуждения»).

Мотив как один из элементов психики человека напря­мую связан с миром, окружающим его, так как факторы, по­буждающие человека к действию, по своей сути есть соци­ально-биологическая реальность, диалектически отраженная и преломленная в личности. Иначе говоря, это генетическая связь мотива с внешним миром. Мотивы бывают такими, ка­ким предстает мир.

Все вышеперечисленное позволяет сделать вывод о том, что мотив в человеческом поведении выполняет самые разные функции, две из которых являются важнейшими, определяю­щими - это побудительная (иногда ее называют динамизиру­ющей) и смыслообразующая функции.

Побудительная сторона мотива - это, говоря иными сло­вами, источник, от которого зависит проявление воли челове­ка и который стимулирует это проявление в процессе психи­

ческой деятельности. В связи с этим мотив считается основной побудительной силой, направленной на совершение действия.

Значение смыслообразующей роли мотива очень велико, а сама смыслообразующая функция, безусловно, сложна, ибо данный этап психической деятельности связан с появлением цели, т. е. происходит как бы «опредмечивание» побуждений, а также оценка этих побуждений с учетом, во-первых, соци­альных критериев и, во-вторых, личных. Кроме того, устанав­ливается их значимость для личности человека. Но и это еще не все. Во время «опредмечивания» побуждения осуществля­ются выбор и оценка со всех сторон тех предметов, которые способны удовлетворить возникшее побуждение.

Итак, благодаря смыслообразующей функции мотива, исследователи могут определить его социальные свойства, вы­явить факторы, помогающие отграничить один мотив от дру­гого, а в рамках одного и того же мотива установить его виды.

Представляется очевидным, что, опираясь на смыслоо­бразующую функцию мотива, можно не только отграничи­вать один мотив от другого мотива, но и распределить их по группам, другими словами, создать классификацию мотивов преступления.

Не следует судить о значении рассматриваемых функций мотива, ограничиваясь только названными направлениями. В результате все они предназначены для решения более важного вопроса - вопроса о субъективном вменении, т. е. о том, что и в каких пределах может быть предъявлено человеку, совершив­шему противоправное деяние. Сюда относится установление объекта посягательства, выявление характера деяния, степени его общественной опасности и последствий, выяснение психи­ческого и физиологического состояния личности, а также об­стоятельств, смягчающих или отягчающих ответственность, и уже в соответствии с выявленными факторами предъявление соответствующего обвинения, определение вида наказания и его размера в границах уголовно-правовой нормы.

Мотив следует понимать как психолого-юридическое явление, которое может носить как осознанный, так и неосоз­нанный характер. При рассмотрении процесса образования желания в нем выделяют ряд этапов, в частности: ощущение определенной потребности; превращение этой потребности в побуждение к действию, другими словами, в мотив; поста­новка цели, достижение которой должно удовлетворить эту потребность или стать средством для ее удовлетворения; же­лание достижения поставленной цели.

В данном ряду этапов можно проследить взаимосвязь всех субъективных признаков преступления. Надо сказать, что субъективная сторона включает обязательный элемент - вину и факультативные - мотив, цель, эмоции. Мы исходим из по­нимания субъективной стороны преступления, т. е. из того, как она трактуется в российском уголовном праве, следующим образом: субъективная сторона преступления - это совокупность психологи­ческих и интеллектуальных элементов, состоящая из воли, мотива, цели и эмоций, отражающаяся в совершенном преступлении. Это и характеризует поведение лица, совершающего наказуемые проступ­ки, запрещенные религиозными канонами.

В частности, мотив зарождается из потребностей и в неко­торой степени содействует образованию цели, а цель совместно с мотивом порождает стремление любыми способами до­стичь желаемого результата.

Мотив преступления учитывают, решая вопрос о квали­фикации содеянного, а также о назначении вида и размера наказания. На квалификацию оказывают влияние мотивы, являющиеся обязательными признаками субъективной сто­роны того или иного вида преступления. Назначая наказание, решая вопрос о привлечении или освобождении от уголовной ответственности, обязательно нужно учитывать мотивы, отне­сенные к обстоятельствам, смягчающим или отягчающим от- ветственность.

Подчеркнем, что мотив преступления, которое имеет формальный состав, указывает на то, что это преступное дея­ние может быть совершено лишь с прямым умыслом.

Однако нет однозначности в решении вопроса о видах умысла при совершении преступлений с материальным соста­вом с указанным в законе мотивом. Специальные мотивы, ко­торые перечислены в законе, при совершении преступлений, имеющих материальный состав, могут сочетаться и с прямым, и с косвенным умыслом. Так, сочетать определенный мотив с неконкретизированным косвенным умыслом можно совершая убийство или причинение вреда здоровью из хулиганского побуждения, убийство в связи с осуществлением человеком служебной деятельности или выполнением им общественно­го долга и пр. Надо сказать, что совершение преступления с материальным составом по специальному мотиву при любом виде умысла не касается преступлений, совершаемых из ко­рыстных побуждений. В данном случае «потребность», кото­рая лежит в основе мотива, возможно удовлетворить, только получив материальные выгоды (прямые или косвенные) в ре­зультате смерти человека и лишь после того, как она наступит. Иначе совершением преступления по корыстным мотивам всегда преследуется цель извлечь материальную выгоду или избавиться от материальных затрат12. Однако данное мнение разделяют не все ученые.

Надо подчеркнуть, что характер корыстного мотива и способ его утоления указывают на то, что, к примеру, убий­ство из корысти совершается только с прямым умыслом и его целью является получение материальной выгоды.

Таким образом, можно сказать, что специальные моти­вы, которые указаны в диспозиции нормы уголовного права, можно сочетать лишь с прямым умыслом в преступлениях, которые имеют формальный состав, и с любым видом умыс­ла в преступлениях, которые имеют материальный состав. Мотивированность в неосторожных преступлениях никогда не распространяется на общественно опасные последствия, т. к. они не являются средством удовлетворения потребностей, которые лежат в основе неосмотрительного поведения. Тогда как мотивы неосмотрительного поведения находятся за грани­цами состава неосторожного преступления, потому законода­тель их никогда не вводит в состав неосторожных преступле­ний, и их нельзя считать преступными мотивами.

Статья опубликована в Евразийском юридическом журнале № 10 (89) 2015

Аль-Баити М.А.А.

аспирант кафедры уголовного права и криминологии Дагестанского государствен­ного университета.


 



© 2014 Евразийский новостной клуб