12:11, 28 января 2016

Влияние этнического фактора на региональный политический процесс и политическую стабильность в республиках Северного Кавказа

ГОСУДАРСТВЕННОЕ УПРАВЛЕНИЕ

Как известно, многоуровневая функциональность госу­дарства невозможна без поддержания стабильности, в том числе в межэтнической сфере. Для обеспечения стабильности необходимо безукоризненное следование основными элемен­тами политической системы обусловленных ограничений, не­смотря на возможные влияния среды. На сегодняшний день существует немало методов поддержания этнополитической устойчивости на принципах государственно-территориаль­ного единства. Федеративный способ территориальной орга­низации государства является оптимальным в современных условиях. Кроме этого, задача государственного центра заклю­чается в пропорциональном распределении полномочий в регионе между группами по национальному признаку. Также методами обеспечения стабильности служат формы ограни­ченного экономического самоопределения собственной пози­ции этнических регионов, институт национально-культурной автономии этнических групп.

Современные реалии этнополитической стабильности на территории стран бывшего СССР далеки от идеала. Чечня, Абхазия, Нагорный Карабах, Южная Осетия, Приднестровье - это далеко не полный список напряженных регионов, где на­блюдаются этнополитические конфликты.

Исследователи отмечают, что для поддержания стабиль­ности в полиэтническом обществе необходимо создание по­литических институтов на демократических принципах, где каждая этническая группа будет иметь своего представителя, отстаивать собственные интересы и предупреждать возмож­ные конфликты законными методами. В условиях недостаточ­ного развития институтов повышается неустойчивость много­национального общества, что влечет за собой напряженную обстановку, и, как результат, этнический конфликт.

Анализ структуры социальных отношений показывает, что на Северном Кавказе сосредоточено наибольшее число верующих людей, причем они не формально принадлежат к определенной религии, а активно проповедуют религию и проводят религиозные церемонии. В 90-х годах прошлого столетия в России начали появляться мусульманские обще­ственно-политические организации. Однако выборы в Госу­дарственную Думу в 1999 и 2003 гг. ознаменовали тенденцию к снижению влияния конфессиональных объединений в при­нятии политических решений страны. Опыт показывает, что в Российской Федерации политические объединения, сформи­рованные по этническому или религиозному признаку, обре­чены на провал.

На политическую стабильность в национальных респу­бликах существенное влияние оказывает нахождение предста­вителей этнических и субэтнических групп в структуре власти и поддержание определенного баланса между ними.

Консолидация власти в многонациональных республиках и структура их населения напрямую связаны с уровнем репре­зентативности этнических и субэтнических групп и сохране­нием баланса между ними в каждой отдельно взятой федера­тивной единице.

Наиболее актуальным этот фактор является для жителей Дагестана. Общий уровень баланса в правительстве республи­ки на текущий момент признается удовлетворительным, одна­ко до идеального ему по-прежнему далеко. Новоиспеченный глава дагестанцев является представителем второго по числен­ности этноса края - даргинцев, вместе с этим пост премьер- министра занимает аварец - представитель самой крупной этнической ветви.

Среди заместителей главы правительства аварец, дар­гинец и кумык, причем последний ранее занимал ключевой пост в республике. Другие этнические группы, такие как лез­гины, лакцы и русские, также представлены в верхах. Таким образом, все национальности имеют приблизительно равные шансы в процессе отстаивания собственных интересов. Исклю­чение составляют лишь табасаранцы.

Большинство экспертов склонны воспринимать подоб­ный баланс лишь в качестве весьма условного равенства, по­скольку каждый член правительства индивидуален и может иметь неформальный статус различного уровня среди пред­ставителей родственной ему этнической группы. Яркий при­мер - премьер-министр аварец, не имевший отношения к жизни политической элиты республики на протяжении мно­гих лет. Чиновник не имеет тесных связей с политической и бизнес-элитой Дагестана и выступает в качестве фигуры внеш­него характера, что некоторым образом является сдерживаю­щим фактором для повышения уровня репрезентативности аварского этноса.

Примером удачно сбалансированной ситуации в прави­тельстве по праву может считаться положение в исполнитель­ных кругах власти Кабардино-Балкарии. Главный правитель­ственный пост занимает русский, за кабардинцем закреплено кресло премьер-министра, еще два ключевых поста вице-пре­мьеров также заняты кабардинцем и балкарцем, представи­тель последнего этноса также возглавляет законодательную ветвь власти. Вместе с этим нельзя не учесть тот факт, что пред­седатель правительства республики А. Меркулов выступает в роли «внешней» фигуры, несмотря на наличие неплохого опыта работы в регионе в недалеком прошлом.

Одной из самых нестабильных в плане политического баланса до недавних пор считалась и без того проблемная Карачаево-Черкесия. После появления во властных кругах Б. Эбзеева пост председателя правительства был отдан В. Кай- шеву, занявшему традиционное для черкесов кресло. Новый глава республики является этническим греком, и длительный период времени был занят работой вне республики. Несмотря на то, что пост главы парламента был отдан черкесу, впервые русские перестали входить в структуры высшей власти респу­блики.

После назначения русского чиновника на пост спикера ак­тивно обсуждается будущее назначение главы правительства, при этом наибольшие шансы имеет представитель черкесов. Уровень баланса внутри правительства имеет несколько более привлекательный характер, два министерских кресла и пост вице-премьера отданы карачаевцам, черкес занимает долж­ность первого вице-премьера, представители этой этнической группы также имеют в своем активе два министерских кресла и пост председателя одного из государственных комитетов.

Среди русских членов правительства три министра и один вице-премьер, помимо этого еще одно кресло вице-пре­мьера отдано ногайцу, а две других ключевых должности (гла­ва комитета и вице-премьер) занимают абазины.

В Северной Осетии о наличии элементов этнического ба­ланса свидетельствует передача поста премьер-министра рус­скому. По тому же принципу организована исполнительная власть в Ингушетии, хотя в населении региона доля русских очень мала (продвижение там русских скорее свидетельство­вало об особенностях кадровой политики Ю. Евкурова, его стремлении сформировать новую команду, опираясь на феде­ральную поддержку). Русские в Ингушетии занимают сейчас посты главы правительства и главы президентской админи­страции.

Если говорить об исполнительной власти в Чечне, здесь этнический баланс не наблюдается. Правительственные долж­ности принадлежат исключительно выходцам из Чечни, что характеризует регион монолитностью. Всеми известный О. Байсултанов, возглавлявший правительство в 2010 г., является недалеким родственником Р. Кадырова.

Констатируя этот факт, стоит отметить, что на сегодняш­ний день правительство Северного Кавказа, кроме Чечни, носит коалиционный характер с позиции этнического пред­ставительства. Сегодня подобная ситуация считается нормой, хотя некоторое время назад в Ингушетии к этому не было ни­как предпосылок. Однако угодить абсолютно всем невозмож­но, и в настоящий момент ситуация с представительством в исполнительной власти Карачаево-Черкесии и Дагестана куда сложнее. Неудовольствие среди этнических групп усиливает­ся все сильнее. Стоит помнить, что политический консенсус среди народностей на Северном Кавказе достигается с боль­шим трудом. Существующие противоречия внутри этниче­ских групп и клановая борьба всегда были неотъемлемой со­ставляющей. Именно поэтому распределение должностных полномочий по этическому принципу носит скорее условный характер. Опыт совместной работы и межличностные отноше­ния являются ключевым фактором, способствующим более сплоченной работе региональной власти.

Партийную структуру исполнительной власти вряд ли можно назвать разноплановой, зачастую она носит однообраз­ный характер. Подавляющее большинство ключевых долж­ностей в регионах занимают представители «Единой России». Существенная часть чиновничьего аппарата остается беспар­тийной. Ожидать каких-либо подвижек в сторону формирова­ния партийной коалиции не приходится.

Пожалуй, одной из главных проблем Северного Кавказа является напряженная обстановка и недопонимание между представителями власти и общественности. Наблюдается до­вольно высокий уровень контроля в электоральном процессе и в поддержании существующей идеологии. Исключением является Северная Осетия, где протестами удается достичь определенного снижения электорального контроля, однако в целом он довольно высокий.

Электоральные результаты - это не единственная пробле­ма Северо-Кавказского региона, помимо них существует ряд косвенных трудностей. В первую очередь, это неэффективная работа политиков с населением, недостаточная информаци­онная открытость, слабо налаженный процесс обратной свя­зи между чиновниками и общественностью. Население ре­спублик Северного Кавказа, как ни странно, за исключением Чечни, обеспокоено неудовлетворительной обстановкой об­щественного порядка, и стремится разными способами предъ­явить претензии представителям власти.

В итоге скрытое недовольство среди населения региона постоянно возрастает. Особенно сложная ситуация в Север­ной Осетии, где властям предъявляются более высокие требо­вания и очевидны откровенные претензии к выполнению их обязанностей. Несколько ниже уровень недовольства в Чечне и Кабардино-Балкарии. Нестабильная ситуация в отношениях между чиновниками и обществом в Ингушетии, Дагестане и Карачаево-Черкесии. Все же сложившаяся проблема является единой для всех регионов, и относительно нее будут выстраи­ваться политические процессы.

Статья опубликована в Евразийском юридическом журнале № 10 (89) 2015

ГЕЛЕРАНСКИЙ Петр Сергеевич

кандидат политических наук, докторант кафедры национальных и федеративных от­ношений Российской академии народного хозяйства и государственной службы при Президенте Российской Федерации


 



© 2014 Евразийский новостной клуб