14:58, 11 Апрель 2016

Отдельные аспекты применения отдельных мер безопасности в отношении защищаемых лиц (цивилистический аспект)

БЕЗОПАСНОСТЬ И ПРАВО

Несмотря на достаточно длительное действие Феде­рального закона от 20.08.2004 № 119-ФЗ «О государственной защите потерпевших, свидетелей и иных участников уголов­ного судопроизводства» (далее - Закон о государственной защите), сохраняются отдельные проблемы его реализации, обусловленные недостаточной правовой регламентацией отношений и, как следствие, отсутствием практики приме­нения отдельных мер безопасности. Отметим, что реализа­ция положений данного закона может быть оценена с двух позиций: во-первых, меры безопасности применяются в целях охраны и защиты прав лиц, содействующих осущест­влению правосудия; во-вторых, несомненно, применение за­кона имеет цель стимулировать лиц к активному участию в уголовном производстве. Такое понимание свидетельствует о двуобъектном действии закона - он направлен на обеспе­чение частных интересов лиц (ст. 1 Закона о государствен­ной защите) и на реализацию публичной функции государ­ства по осуществлению правосудия.

Согласно ст. 6 Закона о государственной защите могут применяться следующие меры безопасности: 1) личная охрана, охрана жилища и имущества; 2) выдача специальных средств индивидуальной защиты, связи и оповещения об опасности; 3) обеспечение конфиденциальности сведений о защищаемом лице; 4) переселение на другое место жительства; 5) замена до­кументов; 6) изменение внешности; 7) временное помещение в безопасное место; 8) изменение места работы (службы) или учебы; 9) применение дополнительных мер безопасности в отношении защищаемого лица, содержащегося под стражей или находящегося в месте отбывания наказания, в том числе перевод из одного места содержания под стражей или отбы­вание наказания в другое. Очевидно, что большинство указан­ных мер затрагивает частные права лиц - как имущественные, так и личные неимущественные, что вызывает необходимость применения норм гражданско-правового регулирования к возникающим отношениям.

Отметим, что ст. 5 Закона о государственной защите среди законодательных актов, регулирующих отношения по государственной защите, прямо не указывает нормативные акты частноправовой сферы. Однако, п. 6 ст. 18 Закона о го­сударственной защите предусматривает «...для избрания мер безопасности» заключение гражданско-правового договора. Сущность отдельных мер безопасности и возможность при­менения к отношениям норм гражданского законодательства позволяет исследовать отношения государственной защиты участников уголовного судопроизводства в частноправовом аспекте.

В соответствии с установленным Законом о государствен­ной защите порядком применения мер безопасности орган, осуществляющий меры безопасности, заключает с защищае­мым лицом договор. Полагаем, легальная формулировка п. 6 ст. 18 заключение договора «.для избрания мер безопасно­сти» не корректна.

Направленность договора в цивилистике традиционно понимается как цель контрагентов, ради которой они вступа­ют в договорные отношения. В науке гражданского права по признаку целевой направленности договоры принято клас­сифицировать. Критерий направленности (цели) договора по общему правилу одновременно имеет экономическое по содержанию и правовое по форме совершения. Одни и те же действия . обладают и экономической, и юридической при­родой - эти действия являются экономическими, поскольку они приводят к реализации менового отношения, но так как те же действия закреплены в договоре, а их совершение составля­ет обязанность договорных контрагентов, то они вместе с тем приобретают и юридический характер.

Наиболее распространенная и обобщенная классифика­ция договоров по признаку цели предусматривает деление их на договоры, направленные на передачу имущества в собствен­ность; договоры, направленные на предоставление имущества в пользование; направленные на выполнение работ и оказание услуг; направленных на замену лица в обязательстве.

Положения ГК РФ также так же позволяют классифици­ровать обязательства по указанному целевому признаку, так как базовое разделение договоров осуществлено по признаку их направленности.

В связи с изложенным, полагаем, что договор о приме­нении мер безопасности заключается не для избрания мер безопасности, а в целях регулирования отношений сторон по осуществлению избранных мер безопасности. В таком контек­сте данное положение Закона о гос. защите в большей степени будет соответствовать легальному понятию договора, содер­жащемуся в ст. 420 ГК РФ - договором признается соглаше­ние двух или нескольких лиц об установлении, изменении или прекращении гражданских прав и обязанностей. Позиция за­конодателя о том, что в данном договоре должны определяться условия применения избираемой меры безопасности, права и обязанности органа, осуществляющего меры безопасности и защищаемого лица при ее применении (п. 6 ст. 18 Закона о государственной защите) также соответствуют установленной нами цели его заключения.

Исходя из данной нормы проблематично определить тип заключаемого гражданско-правового договора. Полагаем, правовая природа договора наиболее близка к обязательствам по оказанию услуг.

Сторонами заключаемого договора являются защищае­мое лицо и орган, осуществляющий меры безопасности. От­носительно субъектного состава договора существуют теорети­ческие разногласия.

В соответствии с п. 2 ст. 18 Закона о государственной за­щите суд (судья), начальник органа дознания, руководитель следственного органа или следователь, получив заявление (со­общение) об угрозе убийства лица, насилия над ним, уничто­жения или повреждения его имущества либо иного опасного противоправного деяния, обязаны проверить это заявление (сообщение) и в течение трех суток (а в случаях, не терпящих отлагательства, немедленно) принять решение о применении мер безопасности в отношении его либо об отказе в их при­менении.

Безусловно, конкретные меры безопасности в отношении защищаемого лица определяются органом, осуществляющим меры безопасности, он же с учетом специфики своей деятель­ности оговаривает и проблему нарушения прав субъекта на момент включения в программу, обязательства со стороны по­следнего о неразглашении средств и методов работы предста­вителей подразделения, обеспечивающего его безопасность, и пр. В любом случае, решение о применении мер безопасности основано на информации, содержащейся в материалах уго­ловного дела. Основанием включения в Программу защиты и эффективность ее реализации определяется не только соблю­дением обязательств фигуранта перед органом, осуществляю­щим меры безопасности, но и активным участием в процессе раскрытия и расследования преступления. Полагаем, контро­лировать непосредственное исполнение договора фактически способно лицо, в производстве которого находится уголовное дело. И, конечно же, нельзя говорить об обязательствах и от­ветственности следователя, если он не является одной из сто­рон Договора. Кроме того, в Законе о государственной защи­те (ст. 3) указаны различные органы, на которые может быть возложена обязанность обеспечения государственной защиты. Предполагается, что непосредственную защиту будет осущест­влять орган (учреждение) в зависимости от категории дел, на­ходящихся в производстве или относящихся к их ведению.

С позиции практической реализации положений закона представляется полезным разработать локальные норматив­но-правовые акты, отражающие порядок реализации отдель­ных мер безопасности. Возможно, предусмотреть типовые гражданско-правовые договора, применяемые при осущест­влении конкретных мер безопасности, определить предмета договора и примерное (типовое) его содержание.

Содержательный анализ положений Закона о государ­ственной защите, очевидно, что многие из мер безопасности, затрагивающие имущественные и личные неимущественные права защищаемых лиц подлежат регулированию договора­ми об оказании услуг. В то же время, как отдельные из мер безопасности, так и случаи их комплексного применения мо­гут регулироваться смешанными договорами, включающими элементы различных обязательств.

Так, для применения такой меры безопасности, как пере­селение на другое место жительство согласно Постановлению Правительства РФ № 953 от 21 сентября 2012 года «Об утверж­дении правил применения мер безопасности в виде переселе­ния защищаемого лица на другое место жительство в отноше­нии потерпевших, свидетелей и иных участников уголовного судопроизводства» правоохранительный орган заключает с третьим лицом договор (в зависимости продолжительности применения меры безопасности) безвозмездного пользова­ния жилым помещение и договор найма жилого помещения, предусмотренные гражданским законодательством Россий­ской Федерации. Для реализации указанной меры безопасно­сти необходимо заключить договор о предоставления жилого, предметом которого будет являться изолированное жилое помещение, отвечающее санитарно-гигиеническим, техни­ческим и иным нормам, а также пригодное для постоянного проживания.

Остается нерешенной проблема связанная с выбором ма­териально-ответственного лица при применении указанной меры безопасности. Целесообразным считается назначить материально ответственным лицом представителя органа го­сударственной защиты, заключившего договор безвозмездно­го пользования жилым помещение с третьим лицом или до­говор найма жилого помещения. Указанный договор должен содержать перечень мероприятий, направленных на обеспе­чение безопасности защищаемого лица и гарантиях соблюде­ния его жилищных, трудовых, имущественных и иных прав, а также права и обязанности защищаемого лица и сотрудника правоохранительного органа, осуществляющего применение указанной меры безопасности и заключившего данный дого­вор в целях соблюдения условий конфиденциальности.

Предлагаем, на представителя органа государственной защиты, заключившего указанный договор с защищаемым лицом возложить следующие обязанности: - подбор жилого помещения с учетом санитарно-гигиенических, технических и иных норм; - приобретение жилого помещения и передача его защищаемому лицу; - оплата расходов, связанных с пере­ездом, провозом личного имущества защищаемого лица, рас­ходов на жилое помещение из средств, выделенной на при­менение данной меры безопасности; - контроль за целевым использованием жилого помещения защищаемым лицом; - подбор места работы или учебы защищаемому лицу, анало­гичный прежнему; - замена меры безопасности, при наличии оснований указанных в законе; - отмена меры безопасности при наличии законных оснований;

К правам представителя органа государственной защиты, заключившего указанный договор с защищаемым лицом, сле­дует отнести: - посещать и проверять место жительство с це­лью установления его целевого использования защищаемым лицом; - вынести постановление об отмене меры безопасности в следствии выявлений обстоятельств нарушения указанной меры безопасности.

К обязанностям защищаемого лица целесообразно от­нести: - использовать предоставленное жилое помещение по целевому назначению; - поддерживать жилое помещение в надлежащем состоянии; - обеспечивать сохранность жилого помещения; - докладывать сотруднику, осуществляющему применение меры безопасности, о неисправностях и проис­шествиях, связанных с предоставленным жилым помещением во время действия указанной меры безопасности.

Отметим, что такие меры безопасности, как переселение на другое место жительства, замена документов применяются лишь на временной основе, так как для их реализации затра­чивается длительное время. Необходимо наделить лицо новой «жизненной историей», которая бы подкреплялась совокуп­ностью всех имеющихся документов (трудовыми, воинскими, пенсионными и т.д.), а также правоустанавливающими доку­ментами на имущество. Так, при приобретении квартир для обеспечения безопасности лица по документам прикрытия, либо при переселении его на иное место жительства, возни­кают проблемы с регистрацией прав на имущество. Полагаем, для эффективного применения мер безопасности необходимо дальнейшее совершенствование механизма реализации, вне­сение соответствующих изменений в пенсионное, трудовое, жилищное и иное законодательство РФ.

Статья опубликована в Евразийском юридическом журнале № 12 (91) 2015

АРУТЮНЯН Марина Самвеловна

доцент кафедры гражданско-правовых дисциплин Уфимского юридического инсти­тута Министерства внутренних дел Российской Федерации


Яндекс.Метрика Рейтинг@Mail.ru

 



© 2014 Евразийский новостной клуб