11:55, 29 июня 2016

Основные подходы к исследованию субъективных юридических прав и обязанностей

ТЕОРИЯ ГОСУДАРСТВА И ПРАВА

  

Субъективные юридические права и обязанности - слож­ные, многоаспектные явления. Каждая из их сторон нуждается в самостоятельном научном изучении и становится или может стать самостоятельным объектом исследования, способным отодвинуть на второй план другие их проявления и претендо­вать на исчерпывающее их выражение. Кроме того, познаю­щие субъективное юридическое право и обязанность субъекты могут преследовать различные цели и пользоваться разными методологическими подходами. Это объективно порождает различные научные концепции, обосновывающие их общее понятие.

Вообще субъективные права и обязанности не являются чисто юридическими феноменами, имеют глубокие соци­альные корни и связаны с определенными этапами развития человечества. Поэтому они могут проявляться во всех сферах общественной жизни и изучаться не только юридическими, но и другими социальными науками, а существование раз­личных видов закрепляющих их социальных норм позволяет говорить не только о юридических, но и о религиозных, мо­ральных, политических, эстетических субъективных правах и обязанностях. Неюридические права и обязанности С. С. Алексеев считал проявлением права в непосредственно-соци­альном смысле, государственное признание, гарантирован­ность и защита которого способствуют его переходу в статус права юридического (с учетом существующих пределов пра­вового регулирования). По существу концепция права в непо­средственно-социальном смысле (а соответственно, и теория непосредственно-социальных субъективных прав и обязан­ностей) стала вариантом положительной интерпретации тео­рии естественного права, основанным на постулатах матери­алистической диалектики марксистского толка. Несмотря на отрицательную оценку теории естественного права советской правовой доктриной, ее рациональные положения, благодаря учению о праве в непосредственно-социальном смысле (не­юридическом праве) были восприняты отечественной юри­спруденцией и внесли свой вклад в последующую эволюцию доктринального правопонимания в сторону «широких» или интегративных его концепций.

Что собой представляют основные теории субъективного юридического права и обязанности? Их градация может быть произведена по нескольким основаниям.

Во-первых, процесс исследования юридических прав и обязанностей, а также полученные в результате выводы в зна­чительной мере зависят от особенностей мировоззрения уче­ного. Следовательно, научные подходы к их познанию можно разграничить, исходя из степени их полноты и примененного в них толкования принципа развития. При этом можно вы­делить метафизические (односторонние, абсолютизирующие один из аспектов изучаемого предмета и признающие только эволюционное либо только революционное его развитие) и диалектические (нацеленные на всестороннее изучение пред­мета во всех его проявлениях и не противопоставляющие эволюцию и революцию) концепции субъективных прав и обязанностей. Например, метафизические концепции ут­верждают, что единственным источником, порождающим субъективные юридические права и обязанности, является позитивное (объективное) право2. Диалектические теории связывают эти феномены не только с юридическими норма­ми, но и с предшествующими их появлению (первичными) правоотношениями, участники которых обладают субъектив­ными юридическими правами и обязанностями независимо от данных норм, поскольку генезис права изначально шел от правоотношения к норме, а не наоборот. Лишь впоследствии, по достижении правом достаточно высоко уровня развития, эта направленность изменилась. Но даже в современных раз­витых правовых системах, где большинство субъективных прав и обязанностей появляются на основе юридических норм, они порою могут нормам и предшествовать, свидетельствуя о возникших в объективном праве пробелах. Таким образом, диалектическое восприятие субъективных юридических прав и обязанностей считает их источниками не только правовые нормы, но и фактические правоотношения, а также принци­пы права3, что позволяет преодолеть односторонность мета­физического подхода.

Во-вторых, одним из оснований для классификации вы­ступает ориентация исследователя на тот или иной вариант решения вопроса о соотношения материи и сознания. Здесь обнаруживаются идеалистические учения о субъективных юридических правах и обязанностях, исходящие из первич­ности сознания, его приоритета над бытием, и материалисти­ческие учения, использующие противоположную парадигму. Так, еще с древнейших времен субъективные права и обязан­ности рассматривались как естественные, основанные на при­роде человека, независимо от их признания извне. По мнению Г. Гроция, естественное право - предписание здравого разума, каким то или иное действие, в зависимости от его соответствия или противоречия самой разумной природе, признается либо морально позорным, либо морально необходимым, а следова­тельно, такое действие или воспрещено, или же предписано самим богом, создателем природы. Поэтому субъективные права и обязанности имеют иррациональную, независимую от бытия, основу. Материалистические учения о субъективных юридических правах и обязанностях признают неразрывную связь субъективных прав и обязанностей и общественного раз­вития, объективные законы которого не только вызывают их к жизни на определенном этапе социальной эволюции, но и оказывают решающее влияние на их содержание и на формы их проявления.

В-третьих, по основной цели познания субъективных юридических прав и обязанностей, определяющей домини­рующий аспект их изучения, можно выделить: генетический подход, основной целью которого является выявление причин их происхождения и развития; субстанциональный подход, направленный на раскрытие сущности субъективных юриди­ческих прав и обязанностей как мер (масштабов) должного или возможного поведении, внешней свободы или несвободы субъектов, возможности или необходимости удовлетворения соответствующего интереса; функциональный подход, свя­занный с исследованием роли и места субъективных прав и обязанностей в правовом регулировании, их взаимодействия между собой и иными явлениями; системный подход, на­правленный на изучение внутреннего строения субъективных юридических прав и обязанностей.

В-четвертых, в зависимости от того, чьи интересы при за­креплении и реализации субъективных юридических прав и обязанностей считаются приоритетными, выделяются: клас­совый подход, считающий субъективные юридические права и обязанности средством преимущественного воплощения интересов господствующей части общества, поскольку право есть лишь возведенная в закон воля господствующего класса, содержание которой определяется материальными услови­ями его жизни; общесоциальный подход, постулирующий направленность субъективных юридических прав и обязан­ностей на удовлетворение интересов всех членов общества, без классовых привилегий; диалектико-материалистический подход, исходящий из противоречивого единства групповых (классовых) и общих интересов общества, в результате чего субъективные юридические права и обязанности направлены на удовлетворение как групповых, так и общих интересов и потребностей. В свою очередь, в пределах диалектико-мате­риалистического подхода сложились два варианта соотноше­ния групповых и общих субъективных юридических прав и обязанностей. Первый предполагает максимум субъективных юридических прав и минимум юридических обязанностей для представителей определенной социальной группы, а для иных слоев населения максимум юридических обязанностей при минимальном количестве субъективных юридических прав. На практике этот вариант проявления сущности права воплощается в государствах с недемократическими политиче­скими режимами. Второй исходит из того, что основная часть субъективных юридических прав и обязанностей предусма­тривается для всех членов общества, независимо от групповой принадлежности, а для представителей определенных групп дополнительные субъективные права и обязанности предо­ставляются лишь тогда, когда это не противоречит интересам общества в целом. Такое проявление сущности права харак­терно для демократических государств.

В-пятых, на исследование субъективных юридических прав и обязанностей влияет разделяемый ученым тип правопонимания (истолкование им основы, субстрата права). По­стольку основными формами права являются его нормы, принципы правосознания и правоотношения, постольку по данному критерию взгляды на данный субстрат принято под­разделять на «узкие» и «широкие». «Узкие» в качестве субстра­та права признают лишь одну из указанных форм, «широкие» - различные варианты их сочетания друг с другом. В границах «узкого» подхода сложились несколько концепций. Норма­тивная концепция субстрат права определяет в виде совокуп­ности его норм. Соответственно, субъективные юридические права и обязанности она рассматривает как результаты дей­ствия этих норм, без которых их существование невозможно. Социологическая теория основой права считает систему ти­пичных юридических отношений. Именно они провозглаша­ются источником субъективных юридических прав и обязан­ностей и главной формой их существования. Психологическая концепция в качестве субстрата права определяет правосознание, которое выступает причиной появления и вместилищем субъективных юридических прав и обязанностей.

«Широкие» подходы, как отмечалось выше, считают основой права различные варианты сочетания норм права, правоотношений и правосознания (его принципов) друг с другом. Например, ею предлагают считать юридические нор­мы и правоотношения. Одной из разновидностей «широких взглядов» на субстрат права является интегративная (синте­тическая) концепция, согласно которой правом является диа­лектическое единство всех основных его форм: юридических норм, правоотношений и принципов правосознания. Поэто­му источник и местонахождение субъективных юридических прав и обязанностей обусловлены каждой из них.

Подводя итог, отметим, что для формирования целост­ных, истинных знаний о субъективных юридических правах и обязанностях необходимо учитывать все их основные аспекты, взятые в единстве и взаимодействии друг с другом. При этом в процессе исследования необходимо, на наш взгляд, исходить из диалектико-материалистического представления о праве и формах его проявления, основные положения которого во­брал в себя интегративный тип правопонимания.

СОЛОДОВНИЧЕНКО Татьяна Анатольевна

аспирант кафедры теории и истории государства и права Омского госу­дарственного университета им. Ф. М. Достоевского


 



© 2014 Евразийский новостной клуб