13:01, 13 сентября 2017

Роль политической элиты Киргизской Республики в обеспечении евразийской интеграции

ГОЛОВАНОВ Роман Сергеевич
кандидат политических наук, кандидат юридических наук, докторант Киргизско-Российского Славянского университета

Идея создания на пространстве СНГ качественно ново­го интеграционного объединения - евразийского союза го­сударств - была выдвинута и обнародована президентом Казахстана Н. А. Назарбаевым в марте 1994 г. Поэтапно она воплотилась в создание в 2014 г. Евразийского экономическо­го союза (ЕАЭС) - международной организации региональ­ной экономической интеграции, обладающей международ­ной правосубъектностью. Практическое функционирование ЕАЭС началось 1 января 2015 г., в этом же году к нему присо­единились Армения (2 января 2015 г.) и Киргизская Республи­ка (12 августа 2015 г.). О желании создать Зону свободной тор­говли с ЕАЭС заявили такие страны, как Вьетнам, КНР, Египет, Индия, Иран, Пакистан, Зимбабве, Тунис, Сирия, Иордания, Монголия, Албания, Израиль, что свидетельствует, во-первых, о международном признании значимости этого проекта и, во- вторых, о его реализуемости.

Особо следует подчеркнуть, что евразийский проект, будучи результатом элитного конструирования, реализует­ся только при активном участии элит интегрирующихся го­сударств в его политико-правовом, институциональном и экспертном обеспечении. Не вдаваясь глубинно в различные аспекты теории элит, согласимся с тем, что к политической элите относят главу государства, премьер-министра и мини­стров, руководителей палат парламента, парламентских фрак­ций, лидеров партий и общественно-политических движений, региональных руководителей, а также крупных чиновников- управленцев (административную элиту). Кроме того, также выделяют экономическую элиту, военную, информационную, научную, духовную. Эти группы могут оказывать существен­ное влияние на политику государства, а в некоторых случаях и сращиваться с политической элитой.

Политическая элита как наиболее активная, компетент­ная и влиятельная часть общества играет ключевую роль в политическом процессе. Она участвует в разработке и при­нятии стратегических решений и руководит их реализацией, определяет направления общественного развития, формиру­ет оборонительную политику страны, представляет страну на международной арене. Элиты также играют основную роль в выработке той или иной идеологии или политического тече­ния, в формировании общественного мнения и в мобилиза­ции масс для участия в политических акциях и движениях.

Косвенной оценкой элитного позиционирования евра­зийского проекта в Киргизской Республике можно считать результаты опроса населения СНГ, проведенного в 2015 г. Центром интеграционных исследований Евразийского банка развития (ЦИИ ЕАБР) в партнерстве с Международным иссле­довательским агентством «Евразийский монитор». Позитивно к вступлению в ЕАЭС относилось подавляющее Большинство населения Киргизии (84% в возрастной группе 18-34 года; 88% в группе 35 лет и старше).

Такая эффективность деятельности политической элиты Киргизской Республики по продвижению евразийского про­екта требует внимательного изучения и обобщения. Поэтому рассмотрим основные действия, предпринятые политической элитой КР, осуществлявшиеся параллельно друг другу и при­ведшие к вступлению республики в ЕАЭС. С нашей точки зрения, к ним относятся: институционализация и полити­ко-правовое обеспечение киргизско-российских отношений в двустороннем и многостороннем форматах; официальное признание опасности превращения Киргизии в несостоявшееся государство; экспертное позиционирование евразийской интеграции; активные публичные дискуссии с критиками вступления КР в ЕАЭС; политическая воля президента.

  1. Институционализация и политико-правовое обе­спечение киргизско-российских отношений в двусторон­нем и многостороннем форматах

Выделение особой роли киргизско-российских отноше­ний обусловлено тем, что Киргизстан, как и другие новые не­зависимые государства, вступает в «международные объеди­нения, ядро которых образуют государства-лидеры с высоким военным, экономическим и дипломатическим рейтингом, участие в которых может содействовать росту их авторитета на международной арене»4. Таким государством-лидером на постсоветском пространстве выступает Россия, поэтому рас­смотрение киргизско-российского межгосударственного взаи­модействия должно осуществляться одновременно на двусто­роннем и многостороннем уровнях.

Фактически, именно этот подход закреплен в Концеп­ции внешней политики КР, где сказано: «...сотрудничество с Российской Федерацией направлено на укрепление страте­гического партнерства и рассматривается как одно из важных условий мирного и перспективного развития республики и реализации долгосрочных интересов Киргизстана в во­енно-политическом взаимодействии, в области экономики, энергетической, транспортно-коммуникационной и соци­альной сфере. Весомый авторитет Российской Федерации на международной арене, ее прагматичная и принципиальная внешняя политика является существенной опорой в области взаимодействия во внешнеполитическом направлении, что предполагает поднять на новый уровень двустороннее сотруд­ничество в сфере обеспечения безопасности и политического партнерства5.

Можно полностью согласиться с подходом В. С. Власова, который в результате сравнительного анализа соответствую­щих документов доказал, что необходимым условием заклю­чения Киргизской Республикой многосторонних договоров и создания интеграционных объединений является наличие до­кументов, регламентирующих двусторонние киргизско-рос­сийские отношенияб.

Действительно, присоединение Киргизской Республики к Содружеству Независимых Государств (21 декабря 1991 г.) было осуществлено на базе Договора об основах межгосудар­ственных отношений между Киргизстаном и РСФСР (21 июля 1991 г.). Договор о коллективной безопасности (ДКБ) был под­писан 15 мая 1992 г., но ему предшествовало подписание Про­токола от 20 марта 1992 г. об установлении между Россией и Киргизстаном дипломатических отношений, в котором было зафиксировано стремление обоих государств «содействовать миру, безопасности и стабильности». Преобразование ДКБ в Организацию Договора о коллективной безопасности (ОДКБ) осуществлено 14 мая 2002 г., оно опиралось на такие двусто­ронние документы Российской Федерации и Киргизской Республики, как Договор о сотрудничестве в военной области (5 июля 1993 г.), Меморандум о сотрудничестве по охране внешних границ (24 декабря 1993 г.) и Соглашение о военно­техническом сотрудничестве (25 августа 1999 г.). Договор об учреждении Евразийского экономического сообщества (Ев­рАзЭС), заключенный 10 октября 2000 г., предваряла Декла­рация о вечной дружбе, сотрудничестве и партнерстве между Российской Федерацией и Киргизской Республикой (27 июля 2000 г.). Прежде чем принять Декларацию о создании Шанхай­ской организации сотрудничества (15 июня 2001 г.), и Россия, и Киргизстан, а также Казахстан, Таджикистан и Узбекистан в период 1992-2000 гг. подписали двусторонние документы с Китаем.

Особое внимание обратим на двусторонние российско­киргизские отношения в экономической сфере. Они были институционализированы путем создания в 1997 г. Межпра­вительственной комиссии по торгово-экономическому, на­учно-техническому и гуманитарному сотрудничеству7. В ее функции входило: ежегодное определение приоритетных поставок важнейших видов продукции: энергоресурсов, ле­соматериалов, цветных металлов, сурьмы, текстиля и пр.; рас­смотрение взаимосвязанных поставок важнейших видов про­дукции на эквивалентной основе; изучение возможностей по восстановлению сложившейся специализации производства и переработки сельскохозяйственного сырья, а также анализ и контроль сотрудничества Российской Федерации и Киргиз­ской Республики в сферах экономики и торговли в целом.

В двусторонней российско-киргизской Бишкекской де­кларации (2002 г.) говорилось: «.приоритетное внимание будет уделяться развитию Евразийского экономического со­общества, созданию в его рамках полноформатного тамо­женного союза и последующему продвижению к единому экономическому пространству, что позволит в полной мере использовать преимущества интеграции на благо народов двух стран»8.

По итогам заседания Межправкомиссии, состоявшегося в апреле 2011 г., был подписан Протокол, зафиксировавший «общее стремление двух стран придать сотрудничеству боль­ше динамизма и заинтересованности в углублении интегра­ционных процессов, укреплении и развитии всесторонних связей»9. Тогда же, в 2011 г., Киргизстан сделал официальное заявление о вступлении в Таможенный союз. 19 октября 2011 г. главы стран ЕврАзЭС приняли решение о присоединении Киргизии к Таможенному союзу России, Белоруссии и Казах­стана. В феврале 2012 г. был создан Российско-Киргизский де­ловой совет - институт взаимодействия бизнес-элит, основная цель которого - содействовать налаживанию и дальнейшему развитию российско-киргизского делового сотрудничества, выходу российских компаний на киргизстанский рынок и реалмзацмм совместных торгово-экономических и инвестицион­ных проектов10.

29 мая 2013 г. был подписан меморандум «Об углублении взаимодействия между Евразийской экономической комисси­ей и Кыргызской Республикой»11, т. е. фактическом получе­нии Киргизской Республикой статуса наблюдателя при ЕАЭС. 10 октября 2014 г. на заседании Высшего Евразийского эконо­мического совета президент КР А. Атамбаев попросил подго­товить проект договора о вступлении республики в ЕАЭС12. 23 декабря 2014 г. Договор о присоединении Киргизии к ЕАЭС был подписан, 21 мая 2015 г. официально вступил в силу За­кон о присоединении республики к Евразийскому экономи­ческому союзу13, а 12 августа 2015 г. завершилась процедура вступления Киргизской Республики в ЕАЭС.

  1. Признание опасности превращения Киргизии в не­состоявшееся государство

Во всех редакциях Конституции КР, начиная с 1993 г., утверждается, что республика является социальным государ- ством14, т. е. государством, «в котором обеспечивается высо­кий уровень социальной защищенности всех граждан посред­ством активной деятельности государства по регулированию социальной, экономической и других сфер жизнедеятельно­сти общества, установлению в нем социальной справедливо­сти и солидарности»15. Но после двух «революций» (2005 и 2010 гг.) в республике произошел резкий спад экономики, рост безработицы и преступности, усилилась массовая трудо­вая миграция.

К началу 2013 г. реальной стала угроза превращения Кир­гизии в несостоявшееся государство, о чем официально было заявлено в «Национальной стратегии устойчивого развития Кыргызской Республики на период 2013-2017 годы»16. Авторы Стратегии утверждали, что «из-за неэффективности государ­ственного управления, коррупции, а также криминализации отдельных государственных структур в период правления пер­вых двух президентов страны» все попытки улучшить ситуа­цию, в том числе при существенной поддержке стран-доноров и международных организаций «не достигли цели». «Эконо­мика Кыргызстана не стала ни самостоятельной, ни тем более гармоничной составной частью центрально-азиатского регио­на или СНГ».

Местные и международные эксперты относили Киргизию в разряд «недееспособных государств». Одну из причин такой ситуации они видели в том, что «за время существования суве­ренного государства так и не был найден общественный кон­сенсус о том, какую страну мы хотим построить, какое оно - будущее Кыргызстана?», и декларировали, что «в ближайшие пять лет Кыргызстан должен состояться как государство».

Фактически был сформулирован упрек в адрес прежней политической элиты республики, которая не выполнила сво­ей важнейшей функции - формирование образа будущего, разделяемого большинством населения страны. Представите­ли новой политической элиты достаточно четко обозначили социальные перспективы Киргизии - приоритетом ее устой­чивого развития была названа экономика, состояние которой является главным фактором суверенитета и национальной безопасности государства. В свою очередь, подъем экономики, с их точки зрения, невозможен без свободного перемещения людей, товаров, капиталов и услуг, т. е. без участия республи­ки в евразийской региональной интеграции.

Стратегическими целями ЕАЭС являются создание ус­ловий для стабильного развития экономик государств-членов в интересах повышения жизненного уровня их населения и формирование единого рынка товаров, услуг, капитала и тру­довых ресурсов. Именно эти цели позиционировались поли­тической элитой Киргизии как определяющий фактор реше­ния о вступлении республики в ЕАЭС.

  1. Экспертное позиционирование евразийской инте­грации

В обосновании решения о вступлении КР в ЕАЭС при­нимали участие не только представители административно­политической элиты, т. е. наделенные полномочиями госу­дарственные деятели, представители национальных органов и специально созданных структур, но и обладающие определен­ными правами и прерогативами представители экспертного сообщества, прежде всего научной, образовательной и инфор­мационной элиты. Они осуществляли последовательное ре­шение нескольких взаимосвязанных задач:

  • выявление возможных политических и социальных ри­сков и негативных последствий, связанных с реализаций кон­кретных направлений интеграции;
  • оценку изменений в различных сферах жизнедеятель­ности, вызванных действием принятых политических и управ­ленческих решений;
  • экспертное исследование явлений, процессов, тенден­ций, негативно влияющих на степень защищенности прав и свобод отдельных граждан, интересов социальных групп, го­сударств и международных организаций, а также подготовку предложений по решению выделенных проблем;
  • выявление позиций и мнений различных адресных групп, разработку консолидированных рекомендаций, пред­ложений, сбалансировано выражающих их интересы;
  • оценку эффективности и общественный мониторинг ре­ализации интеграционных процессов.

Как подчеркивает Посол РФ в КР А. А. Крутько, «позитив­ные перспективы и значительный экономический эффект евра­зийского интеграционного проекта обусловлены объективными характеристиками многостороннего взаимодействия. В то же время нельзя ожидать его реализации в автоматическом режи­ме, необходимы комплексные усилия государств и институтов гражданского общества, осуществление практических шагов к достижению поставленной цели»18.

Именно с этой точки зрения следует оценивать прошед­шие в период подготовки к вступлению республики в ЕАЭС различные форумы и круглые столы, где на уровне эксперт­ного сообщества активно обсуждались названные выше про­блемы. Наибольшую активность проявил фонд «Евразийцы - новая волна». Его уставными задачами являются:

  • укрепление историко-культурных, научных и образова­тельных связей между Россией и Киргизией;
  • проведение исследовательских, переводческих и изда­тельских программ в области общественных наук и культуры;
  • поддержка национальных СМИ, освещающих развитие двусторонних межгосударственных связей между Россией и Киргизией;
  • поддержка и развитие русского языка как языка межна­ционального общения.

Основные направления работы Фонда:

  • поддержка деятельности ассоциаций молодежи, дет­ских и юношеских организаций, студенческих организаций, клубов, обществ и т. п.;
  • поддержка деятельности организаций, создаваемых с целью проведения культурных и развлекательных мероприя­тий и организации досуга;
  • содействие в организации научно-исследовательской, учебно-образовательной и просветительской деятельности;
  • проведение информационных и зрелищных мероприя­тий, в том числе выставок, конференций и т. п.;
  • участие в международном сотрудничестве;
  • создание творческих коллективов, экспертных советов, комиссий, в том числе с привлечением иностранных специ- алистов19.

С января 2011 г. Фонд провел серию мероприятий, среди которых следует отметить масштабный проект «Объективный взгляд: Россия - Кыргызстан», направленный на укрепление связей между СМИ двух стран, в рамках которого осуществля­лись визиты в Киргизию ведущих российских журналистов, политологов и экспертов, для студентов и преподавателей вузов республики организовывались конференции, круглые столы, форумы, мастер-классы. Наиболее активные и талант­ливые студенты, сотрудничающие с российскими организа­циями и принимающие участие в программах фонда «Евра­зийцы - новая волна», проходили стажировки на крупнейших медиа-площадках Российской Федерации (РИА «Новости», ВГТРК, газета «Известия» и др.).

В ноябре 2011 г. произошло создание, разработка и на­полнение сайта фонда (www.enw-fond.ru). В декабре 2011 г. была организована Молодежная дискуссионная площадка «Евразийский союз глазами молодежи Кыргызстана». В дис­куссиях приняли участие студенты ведущих вузов Киргиз­стана. В декабре 2011 г. по инициативе Фонда состоялся кру­глый стол на тему: «Евразийский интеграционный проект: экономика, безопасность, гуманитарная сфера», на котором эксперты двух стран обсудили перспективы присоединения Киргизской Республики к Евразийскому союзу. В апреле 2012 г. в рамках проекта «Евразийцы - новая волна» с целью объ­единения прогрессивной молодежи из числа молодых эконо­мистов, студентов и аспирантов экономических факультетов ведущих вузов Киргизстана, поддерживающих идею присо­единения к Таможенному союзу, Единому экономическому пространству и создание Евразийского союза, была создана общественная молодежная организация «Молодежный эко­номический клуб». В июле 2012 г. прошел круглый стол на тему «Интеграционные процессы в рамках Таможенного и Евразийского союзов. Вопросы интеграции в СМИ», в работе которого приняли участие ведущие эксперты основных экс­портообразующих отраслей Киргизстана, представители рос­сийской таможенной службы, медиа-эксперты и политологи. Все эксперты высказались за евразийскую интеграцию, в то же время отметив необходимость более активного и детального информирования населения о преимуществах и перспективах присоединения Киргизстана к ЕАЭС.

15 октября 2012 г. по инициативе фонда «Евразийцы - новая волна» был проведен круглый стол на тему: «Ин­теграционные процессы в рамках Таможенного и Евра­зийского союзов. Вопросы интеграции в СМИ». 23 октября 2012 г. состоялся круглый стол «Вопросы интеграции Кыргыз­стана в Таможенный союз: Проблемы и пути решений», ко­торый фонд «Евразийцы - новая волна» провел на базе Киргизско-Российского Славянского университета. Основ­ной упор в обсуждении вопросов интеграции Киргизстана в Таможенный союз был сделан на грамотное информационное обеспечение происходящих процессов, а также на привлече­ние к ним молодежи и гражданского сектора населения респу­блики.

В развитие этой идеи под эгидой фонда «Евразийцы - новая волна» был создан Аналитический клуб молодежи. 12 апреля 2013 г. в Российском центре науки и культуры состо­ялась первая встреча участников Клуба, которая была посвя­щена обсуждению евразийской интеграции в различных ее аспектах - культурной, экономической, образовательной и т. д. Отмечая теснейшие многовековые культурные, духовные, экономические связи Киргизстана с евразийским простран­ством, все выступавшие подтверждали идею продолжения этих традиций.

25 марта 2013 г. в Киргизско-Российском Славянском университете состоялся круглый стол на тему «Гуманитарная составляющая - основа евразийской интеграции», в котором приняли участие видные ученые-экономисты, общественные деятели, представители государственных структур республи­ки. 22 мая 2013 г. в г. Бишкеке при поддержке информацион­ного агентства «24.kg» состоялся круглый стол на тему «Кыр­гызстан - Россия: политика, безопасность, экономика».

На протяжении 2011-2015 гг. ведущие представители на­учной и информационной элиты систематически излагали в СМИ аналитические выводы по проблемам интеграционных процессов на евразийском пространстве. Экспертное сообще­ство Киргизстана начало интегрироваться с гражданскими институтами России, Белоруссии и Казахстана еще до офици­ального вступления своего государства в ЕАЭС, тем самым осу­ществляя функцию превентивной дипломатии. Представите­ли КР принимали участие в создании различных объединений наднационального характера - например, Конфедерации общественных сил за евразийскую интеграцию, Координаци­онного совета по международному молодёжному сотрудниче­ству, Форума евразийских некоммерческих организаций.

Еще один немаловажный вывод. Участие общественных объединений, отражающих интересы различных социаль­ных групп КР, в реализации евразийского интеграционного проекта оказалось альтернативным «революционным техно­логиям» способом развития гражданского общества. Вместо массовых, зачастую нелегитимных, протестных действий и громких требований социальной справедливости, без обозна­чения конкретных шагов ее достижения, институты граждан­ского общества (например, культурно-историческое сообще­ство «Евразийцы — новая волна») привлекали общественное мнение к успехам интеграционного проекта, способствовали созданию положительного имиджа ЕАЭС, участвовали в кри­тическом анализе альтернативных проектов и структур; ини­циировали экспертную поддержку поставленных интегриру­ющимися государствами целей и содействовали мобилизации адресных (например, молодежных) групп на их реализацию.

  1. Активные публичные дискуссии с критиками вступле­ния кр в еаэс

На международной конференции «Публичная диплома­тия и евразийское сближение: сторонники и скептики», орга­низованной в августе 2012 г. Фондом поддержки публичной дипломатии им. А. М. Горчакова, было отмечено, что «работа по информационному сопровождению Евразийского союза должна быть системной и комплексной. То есть проводиться на регулярной основе и охватывать не только широкие аудито­рии, но и "точечно" - отдельные целевые группы. Важнейшие среди них - политические элиты и деловое сообщество по­тенциальных участников процесса евразийской интеграции. Работу с элитами ("элитные коммуникации") вообще можно назвать одним из ключей к успеху Евразийского проекта. При этом взаимодействовать необходимо не только с той частью постсоветских элит, которая допущена к государственному управлению, но и со всем элитным спектром, включая и так называемые контрэлиты (системную оппозицию)»20.

Надо отметить, что в Киргизии достаточно активно вели себя противники процессов евразийской интеграции. Напри­мер, в февральском номере журнала «Деловой собеседник» за 2012 г. была опубликована статья, посвященная последствиям вступления КР в Таможенный союз, которая заканчивалась словами: «После анализа возможных выгод вступления Кир­гизстана в ТС выясняется отсутствие их обоснованности»21. В обзоре экономических последствий вступления Киргизстана в Таможенный союз, представленном экспертом К. Умурзако- вым, говорилось, что «вступление Кыргызстана в Таможенный союз может привести к потере бюджета»22.

В то же время Евразийский банк реконструкции и раз­вития показал, что «объемы экономического сотрудничества России и Киргизстана далеко не в полной мере отвечают воз­можностям сторон и должны быть существенно увеличены, что может иметь место в рамках Таможенного союза, при вступлении в который прогнозируется суммарный рост тор­гового оборота КР на 8,8%, создание новых рабочих мест, уве­личение инвестиций, расширение рынка сбыта, рост объемов производства промышленности и сельского хозяйства»23.

Один из гражданских активистов в выступлении на фору­ме «Кыргызстан и Таможенный союз: итоги 2014 года и взгляд в будущее» заявлял, что «власти вводят в заблуждение граж­дан Кыргызстана, заманивая обещаниями дешевого бензина и улучшения прав наших трудовых мигрантов в России»24. Противоположное мнение высказывалось на этом же форуме другими экспертами. Например, общественный деятель, экс­перт 3. Марат считает, что «те, кто не поддерживает интегра­цию в ТС, находятся в плену идеологических заблуждений»25.

Встретить негативное отношение к вступлению Киргиз­стана в Таможенный союз можно было и на информационных площадках ближнего и дальнего зарубежья. Например, о том, что Киргизстану следует воздержаться от подписания согла­шений по Таможенному союзу, пока Россия не урегулирует конфликт с Украиной, говорила директор Центра анализа общественных проблем (Казахстан) М. Махмутова. Она озву­чила следующее: «Таможенный союз - это, прежде всего, по­литический альянс наших президентов, а также политические амбиции Путина по созданию новой империи»26.

Политолог из США профессор С. Бланк, выступая на кон­ференции, организованной Джеймстаунским фондом в Ва­шингтоне и приуроченной ко второй годовщине инициативы «Новый Шелковый путь», заявил, что «создавая Таможенный союз, Кремль ясно обозначил, что не признает суверенитет и независимость не только стран Центральной Азии, но и всего постсоветского пространства»27.

Полярно вышеприведенным заявлениям с негативным оттенком звучали призывы предпринимателей, работающих на рынках, ускорить процесс вхождения Киргизстана в Тамо­женный союз. От правительства предприниматели требова­ли экстренного решения вопроса, а профсоюзы работников торговли обращались лично к президенту КР А. Атамбаеву с просьбой ускорить процесс вхождения Киргизстана в Тамо­женный союз28. Аналогичную позицию высказывал бывший министр экономики Т. Сариев в своем выступлении на кру­глом столе «Вместо политического переворота - экономическое чудо? Или плохие времена с исключительно хорошими возможностями»29.

Некоторые из высказываний противников евразий­ской интеграции опровергались фактически свершившими­ся событиями. Так, например, звучали заявления о том, что вступление Армении в Таможенный союз технически или в экономическом смысле попросту невозможноЗО. При этом приводились соответствующие доводы, которые, как мы ви­дим, были опровергнуты вступлением Армении в ЕАЭС в мае 2015 г.

Приведенные примеры в ряде случаев демонстрируют манипулирование противниками евразийской интеграции вырванными из контекста экономическими, политическими и иными фактами, используемыми как аргументы в форми­ровании ложного понимания сущности и значимости роли новых интеграционных структур. При этом мы также можем сделать вывод о том, что в условиях такой острой дискуссии особое значение приобретают вопросы политического пози­ционирования новых интеграционных объединений.

  1. Политическая воля президента

Подписание 2З декабря 2014 г. Договора о присоеди­нении Киргизской Республики к Договору о Евразийском экономическом союзе является примером сильной полити­ческой воли, проявленной президентом КР А. Атамбаевым. Несмотря на оказываемое на него внутреннее и внешнее по­литическое давление, неоднозначность и плюрализм мнений о необходимости и целесообразности вступления республики в Евразийский экономический союз, президентом было при­нято верное решение об участии в ЕАЭС и поставлена точка в этом вопросе путем подписания соответствующего договора. Предшествовала этому событию большая техническая работа в области приведения нормативно-правовой базы в соответ­ствие с нормами Таможенного союза; административными элитами оперативно был выполнен ряд требований со сторо­ны государств-членов ЕАЭС.

После вступления Киргизии в ЕАЭС президент КР А. Атамбаев заявил: «Кыргызстан вступил в Евразийский эко­номический союз, и первые шаги, сделанные в качестве полно­правного члена в данной организации, говорят о правильном выборе. Для наших производителей открылись новые рынки сбыта, усиливается экспортный потенциал экономик. За ме­сяц выросли таможенные платежи и зафиксирована активная предпринимательская деятельность. Подписаны соглашения между Российско-Кыргызским фондом развития и кыргыз- станскими коммерческими банками о выделении средств для финансирования малого и среднего бизнеса, предприятий сельского хозяйства Кыргызстана и выдан первый кредит по этой линии. Значительно улучшилось положение трудовых мигрантов»З1.

Опыт присоединения Киргизской Республики к ЕАЭС показывает, что в функции политической элиты входит фор­мулировка и целенаправленное решение интеграционных задач, четкое выражение доминирующих в обществе приори­тетов и ценностей, обеспечение институционального сопрово­ждения реализации интеграционного проекта через создание специализированных структур, ориентированных на реше­ние конкретных задач; координация активности межгосудар­ственных административных органов и политических и обще­ственных организаций и объединений при обсуждении тех или иных проблем интеграции; информирование общества о принятых по тому или иному вопросу решениях через СМИ и Интернет-каналы; контроль над реализацией принятых и уже осуществляемых решений и распространение информации о механизмах и ходе этого процессаЗ2-

Безусловно, евразийская интеграция - это крупный соци­альный проект, который имеет пространственно-временные и ресурсные границы, а потому он подвержен определенным рискам и возможной трансформации в условиях мирового экономического кризиса. В то же время декларируемые про­ектом ценностные установки и объективная необходимость укрепления межгосударственного сотрудничества позволяют прогнозировать его позитивные перспективы.


 



© 2014 Евразийский новостной клуб