15:49, 10 ноября 2017

О правовых позициях Африканского суда по правам человека и народов и Межамериканского суда по правам человека по вопросам ограничения государством избирательных прав граждан в связи с беспартийностью

НГАТЕЙО АКОНИ Шани Павел
аспирант, ассистент кафедры административного и международного права юридического института Белгородского государственного национального исследовательского университета

Сегодня вопросы обеспечения прав человека стали выхо­дить за национальные рамки благодаря межгосударственным интеграционным объединениям и практике формирования надгосударственных судебных учреждений. Механизмы за­щиты прав человека на региональном уровне выступают чаще всего в качестве одного из эффективных средств защиты. В дан­ном случае при условиях исчерпания внутригосударственных средств правовой защиты, заявители, чьи права были наруше­ны, приобрели возможность обратиться к таким судебным уч­реждениям для восстановления своих нарушенных прав.

В настоящее время в контексте обеспечения защиты прав человека наиболее активными и действенными право­защитными судебными органами выступают Европейский, Межамериканский и Африканский суды по правам человека. Данные судебные органы, как правило, создаются на основе межгосударственных договоров отдельных групп государств с близкими историческими, культурными, социальными и религиозными ценностями в пределах определенных геогра­фических регионов. Они являются «вторым фронтом» после внутригосударственных средств правовой защиты в борьбе за права человека.

В осуществлении своих деятельностей Африканским и Межамериканским судами по защите прав человека были рас­смотрены индивидуальные жалобы, связанные с нарушением избирательных прав граждан государствами-участниками, в частности, запрет на участие в выборах для кандидатов несо­стоявшихся в политической партии. Одни из ярких примеров подобных дел по их аналогичности на наш взгляд являются следующими: дело Кастанеды Гутмана против Мексики (case of Castaneda Gutman v. Mexico) и дело Мтикилы и других про­тив Танзании (case Mtikila and Others v. Tanzania).

Таким образом, в данной статье мы проведем анализ пре­цедентной практики вышеупомянутых судов по правам чело­века в сфере реализации государствами-членами Африкан­ского Союза и Организации Американских Государств прав, установленных в положениях Американской конвенции по правам человека и Африканской хартии по правам человека и народов, в частности, «право свободно принимать участие в управлении своей страной либо непосредственно, либо че­рез посредство представителей, свободно избранных в соот­ветствии с положениями закона а также принимать участие во всеобщих выборах, которые должны проводиться на пери­одической основе путем тайного голосования, быть честными и свободными».

Следует отметить что интерес к сравнительному ана­лизу данных двух дел был вызван тем что, жалоба по нару­шению избирательных прав поданная в Африканском суде по правам человека и народов (далее - Африканский суд) во многом совпадает с аналогичной жалобой, сложившейся в прецедентной практике Межамериканского суда по правам человека (Межамериканский суд). Несмотря на их аналогич­ный характер по предмету иска, Суды пришли к разным по­зициям, выносив разные решения. Наше внимание обратило тот факт, что в отличие от Межамериканского суда в деле Ка­станеды, Африканский суд по правам человека и народов не интерпретировал Хартию в свете своего объекта. Вместо этого он рассмотрел формулировку пункта 1 статьи 13 только в его текстовом виде. Суд пришел к выводу, что Танзания нарушил положения путем введения ограничения на индивидуальное право на участие в государственных делах.

Итак, в первом упомянутом деле, Американский суд по правам человека вынес решение 8 августа 2008 года по делу Кастанеды Гутмана против Мексики утверждая, что ограничение избирательных прав кандидатам не состоявшимися в по­литических партиях совместимо с Американской конвенцией по правам человека и, следовательно, Мексика не нарушила положение статьи 23, закрепленных в данной Конвенции.

Данное дело касается отсутствие во внутреннем законода­тельстве средства правовой защиты против нарушения поли­тических прав, а именно невозможность зарегистрироваться в качестве независимого кандидата на президентских выборах. Представители потерпевшего утверждали, что его право быть избранным было нарушено из-за отказа в регистрации его независимую кандидатуру. Для этого они ссылались на заме­чание общего порядка № 25 принятое комитетом по правам человека ООН, которое говориться о том, что политические партии не являются единственными средствами, с помощью которых граждане могут баллотироваться на выборах. Пред­ставители потерпевшего утверждали также что независимые кандидатуры необходимы поскольку, по их мнению, в услови­ях отсутствия доверия к политическим партиям, они являют­ся эффективным способом реализации избирательных прав граждан.

Что касается государства-ответчика они аргументирова­ли, в частности, что политические права не являются абсолют­ными и могут быть ограничены в соответствии с принципами законности, необходимости и соразмерности в демократиче­ском обществе. Для Мексики данное ограничение является следствием исторических и практических причин, направлен­ных на организацию соответствующей избирательной систе­мы в мексиканском социально-экономическом контексте.

Суд отмечает, что помимо определенных характеристик избирательного процесса и принципов избирательного права (например, универсальный или тайный), Американская кон­венция не устанавливает конкретного механизма или конкрет­ной избирательной системы, посредством которой должны осуществляться права голосовать и быть избранным. В связи с этой утверждает Суд в своем решении в параграфе 149, что Конвенция «устанавливает лишь определенные стандарты, в рамках которых государства сами могут на законных основа­ниях регулировать политические права, при условии, что та­кое регулирование должно быть осуществлено в соответствии с принципами законности, также должно иметь законную цель, и быть необходимым и соразмерным».

В параграфе 157 решения Межамериканского суда по правам человека, Суд отметил, что в дополнение к ограниче­ниям, предусмотренным в пункте 2 статьи 23 Американской конвенции, государства также вправе организовать свои из­бирательные системы и установить условия и процедуры для осуществления права голосовать и быть избранным. Таким образом в конечном счете Межамериканский суд по правам человека не удовлетворил иск Кастанеды Гутмана и признал правомерным ограничение Мексикой избирательных прав истца.

Во втором деле речь идет о реформе в избирательном законодательстве Республики Танзании согласно которой все кандидаты, баллотирующиеся в местных, парламентских и президентских выборах должны обязательно состояться в за­регистрированной политической партии и тем самым был введен запрет для выдвижения независимых беспартийных кандидатов. В 2011 году в Африканский суд по правам челове­ка и народов поступило групповое исковое заявление от пре­подобного Кристофера Мтикилы и юридической фирмы Тан­ганьики совместно с центром прав человека (Tanganyika Law Society and Human Rights Center) против Объединенной Респу­блики Танзании. Истцы просят Суд признать действия руко­водств Танзании, нарушающие положения Хартии, а именно статьи 2, 10, 13 Африканской хартии прав человека и народов, а также нормы других инструментов в области прав человека, ратинировавшие государством-ответчиком.

Прежде чем перейти к подробному анализу решения Африканского суда относительно данного дела, важно, на наш взгляд представить фактический контекст предполагаемых на­рушений.

Преподобный Кристофер Мтикила является Танзаний­ским политиком и пастором одной из новых церквей. Он очень активен на политической сцене с 1980 года и это являет­ся его главным занятием помимо религиозной миссии.

В ноябре 1992 года решил создать и зарегистрировать свою политическую партию под названием «демократическая партия». Однако местные власти выступили против, и партия была запрещена по той причине, что она имела сепаратист­ской идеологии в пользу Танганьика. В 1993 году преподобный Кристофер Мтикила обратился в верховный суд Танзании, чтобы признать поправку №8, учрежденную местной власти о запрещении отдельных (независимых) кандидатур на выборах не конституционной. Истец утверждает, что данная поправка противоречит положения Конституции Танзании, в частно­сти, право на свободу ассоциаций.

В октябре 1994 г. верховный суд удовлетворил иск Кри­стофера Мтикилы, однако через несколько месяцев после ре­шения суда в декабре 1994 г. национальное собрание Танзании приняло законопроект, подтверждающий запрет на выдви­жение независимых кандидатур на выборах. Новая редакция конституции под названием «конституционная поправка № 11» вступит в силу в январе 1995 года, незадолго до первых всеобщих выборов. Через десять лет после вступления в силу новой редакции конституции, в 2005 г., Мтикила подал иск в верховном Суде, оспорив конституционную реформу 1995 года. Суд вновь вынес решение в пользу истца, постановив, что введённая поправка нарушает демократические принципы и доктрину о базовых принципах, закрепленных в конституции Танзании. Таким образом, верховный суд признает правомер­ность участие в выборах в качестве независимого кандидата. Данное решение суда будет оспариваться в апелляционном суде генеральным прокурором и отменен 2009 году. В резуль­тате апелляционный суд подтвердит запрет на независимых кандидатов ссылаясь на политический характер данного дела и тем самым установил, что парламент страны является един­ственным способом решения данного вопроса.

В своем решении от 14 июня 2013 года, Африканский Суд установил нарушение Танзании статьей 2, 3, 10 и 13 п.1 Аф­риканской хартии по правам человека и народов и приказал властям принять в кратчайшие сроки, все необходимые меры, в том числе конституционные или законодательные для устра­нения этих нарушений.

Например, обсуждение Суда пункта 1 статьи 13 Хартии в частности «право принимать участие в управлении своим го­сударством как непосредственно, так и через свободно избран­ных представителей в соответствии с положениями закона» занимало значительную часть процесса. Руководства Танзании утверждает, что запрет был оправдан по ряду обстоятельств, связанных с исторической и национальной реальностью стра­ны. Для этого они ссылаются на принятые местные законы, а также на решение Межамериканского суда по делу Кастанеда Гутман против Мексики. Например, в параграфе 90.1 говорит­ся о необходимости «обеспечение благого управления и един­ства страны»; в параграфе 102, это упоминается «структура Со­юза, Объединенной Республики Танзании, поскольку состоит из материковой части Танзании, так и Танзания Занзибар».

В ответ на эти аргументы Суд отмечает что «любой за­кон, который требует от граждан быть членом политической партии, прежде чем баллотироваться на президентских, пар­ламентских и местных выборах является бесполезной мерой, которая нарушает право граждан непосредственно участво­вать в политической жизни, закрепленное в пункте 1 статьи 13 Хартии». Суд также установил нарушение Танзании пункта 1 статьи 10 Африканской хартии, указав что «факт, что ответ­чик требует от своих граждан присоединиться к политической партии для участия на местных, парламентских или прези­дентских выборах является препятствием на свободу ассоциа­ции, поскольку отдельные лица вынуждены вступать в партию или ее создать прежде чем подать заявку быть кандидатом на выборах».

Затем Суд изучил аргумент стороны ответчика о право­мерных ограничениях право на свободу ассоциации согласно статье 27 Африканской хартии по правам человека и народов, однако Суд отклонил этот довод, указав что никакого отноше­ния не имеет и не попадает под действие названного Закона.

Таким образом, позиция Африканского суда по делу Мтикилы выделаются по существенным расхождениям с де­лом, рассмотренным в Межамериканском суде, в частности дело Кастанеды Гутмана против Мексики. В отличие от юри­спруденции Межамериканского Суда по правам человека, со­гласно которой государства руководствуясь национальными конституционными положениями, вправе самостоятельно выбирать наиболее подходящую модель избирательной си­стемы, Африканский суд по правам человека и народов рас­сматривает ограничение избирательных прав независимых кандидатов как нарушение положения статьей Африканской хартии по правам человека и народов в частности статьи 10 и 13.

Кроме этого, мы считаем, что Африканский суд осмелил­ся пойти дальше, чем Межамериканский суд в деле Кастане­ды, требуя в своем постановлении от руководств Танзании из­менить свое законодательство и отметить любые ограничения политических прав, нарушающих Хартии чтобы обеспечить реализации демократических прав.

Учитывая танзанийский контекст и тот факт, что демо­кратические права осуществляются коллективно, возникает вопрос: не обоснован ли требование Республики Танзании требовать от независимого кандидата получить поддержку большинства, чтобы быть избранным? Таким образом Афри­канский Суд должен был придать значение аргументам сторо­ны государства-ответчика.

Однако в свете вышесказанного, мы считаем, что было бы ошибкой противопоставлять данные решения, поскольку они были приняты в отношении двух разных государств с раз­личными социальными реалиями. Таким образом вопросы о запрете независимых кандидатов принять участие в выборах не всегда имеют общий характер и в противном случае они должны рассматриваться в контексте социальных особенно­стей каждого государства.


 



© 2014 Евразийский новостной клуб