12:55, 07 апреля 2016

К понятию «судейское усмотрение»

СУДЕБНОЕ ПРАВО

Осуществляя каждодневную работу по применению норм права, суды неизбежно сталкиваются с необходимостью осуществления «усмотрительной деятельности».

Рассматривая вопросы «усмотрительной деятельности», происходящей в судах, на сегодняшний день можно выделить термины «судебное усмотрение» и «судейское усмотрение». При этом высказываются мнения, что под судебным усмо­трением следует понимать деятельность, осуществляемую не только отдельными судьями, но и всеми другими работника­ми аппарата суда, тогда как судейское усмотрение следует рас­сматривать как непосредственную деятельность судьи в рам­ках принятия решения по конкретному делу.

Так или иначе, рассматривая судейское (судебное) усмо­трение, многие авторы сходятся во мнении, что оно в конеч­ном итоге конкретизировано в полномочиях, которые деле­гированы судьям действующим законодательством в рамках правоприменительной деятельности.

Так, А. Барак определяет судейское усмотрение как пол­номочие, которое закон дает судье, чтобы делать выбор из не­скольких альтернатив, из которых каждая законна.

П. А. Гук определяет судейское усмотрение как предостав­ленное судье право свободного анализа и выбора единственно возможного варианта решения (из имеющихся нормативных актов, правовых позиций, судебной практики), способного урегулировать отношения при разрешении юридического спора в определенном виде судопроизводства с закреплением результата выбора в судебном акте.

Исходя из того, что усмотрительную деятельность в судах следует все-таки рассматривать как реализацию конкретных полномочий, предоставленных судьям, формулировки «су­дейское» и «судебное» усмотрение в контексте правопримени­тельной деятельности следует считать равнозначными. Хотя наиболее удачной формулировкой, ввиду изложенного выше, считаем - «судейское усмотрение».

К. И. Комиссаров, определяя усмотрение именно как су­дебное, указывает, что это предоставленное суду правомочие принимать, сообразуясь с конкретными условиями, такое ре­шение по вопросам права, возможность которого вытекает из общих и лишь относительно определенных указаний закона.

Данное определение нам кажется достаточно удачным, так как оно не только указывает на то, что усмотрение является соответствующим полномочием суда, но и указывает на пред­посылки (природу) его возникновения («вытекает из общих и лишь относительно определенных указаний закона»), а также обозначает правила осуществления (применения) усмотрения («сообразуясь с конкретными условиями»).

Утверждение К. И. Комиссарова о том, что сама возмож­ность судейского усмотрения «вытекает из общих и лишь от­носительно определенных указаний закона» - не что иное, как указание на то, что необходимость судейского усмотрения воз­никает лишь там, где законодатель заложил ее непосредствен­но в самой норме права. То есть когда норма права не предпи­сывает конкретного действия, а лишь устанавливает критерии определенного поведения (например: добросовестно, разум­но, соразмерно), такие нормы права именуются оценочными.

Присутствие в гражданском праве (а равно и в других от­раслях права) оценочных понятий служит для решения задачи унификации правого регулирования. Законодателю при приня­тии нормативно-правовых актов и изменений к ним постоянно приходится сталкиваться с необходимостью приспособления правовых норм под изменяющиеся обстоятельства реальной действительности. Иными словами, для урегулирования сход­ных правоотношений, но возникающих между разными субъек­тами или в различных обстоятельствах (разных условиях), может потребоваться отличное правовое регулирование. Для примера можно отметить, что поведение, оцененное при одних условиях как разумное, в других условиях может таковым не являться.

Для успешного решения указанной задачи норма права должна содержать в себе максимально возможное количество вариантов поведения, которые возможны при наступлении тех или иных обстоятельств.

Реализовать данное положение на практике непросто, а чаще всего и невозможно, так как предусмотреть все возмож­ные варианты развития определенного общественного отно­шения зачастую очень затруднительно, тем более что с тече­нием времени, изменением экономической ситуации число таких вариантов может стремится к бесконечности.

Применение же оценочных понятий как раз позволяет унифицировать правовое регулирование сходных правоотно­шений в различных обстоятельствах.

Об   этом, например, говорит Е. С. Николайчук, указывая на то, что важнейшей функцией оценочных понятий является учет постоянно изменяющихся обстоятельств в сфере имуще­ственных отношений, ориентированность интерпретации и конкретизации их содержания на момент их непосредствен­ного применения.

Вместе с тем применение норм с оценочными понятиями на практике, позволяя унифицировать регулирование сход­ных общественных отношений в условиях постоянно меняю­щихся обстоятельств, с одной стороны, порождает ряд вопро­сов, а в некоторых случаях и проблем, с другой стороны.

Вводя в нормативно-правовые акты оценочные понятия, законодатель предоставляет правоприменителям свободу в их интерпретации, позволяя последним наполнять оценочные по­нятия конкретным содержанием в зависимости от возникнове­ния тех или иных обстоятельств реальной действительности.

То есть здесь неизбежно и возникает необходимость на­деления правопримениетелей так называемой «свободой ус­мотрения» при применении норм права. Отсутствие такой свободы лишит правоприменителя возможности определять содержание оценочного понятия в конкретной ситуации, и, соответственно - правомерности поведения. Свобода усмотре­ния, делегированная судьям в том числе для решения вопро­сов, касающихся применения оценочных понятий, именуются судейским (судебным) усмотрением.

Главной проблемой, возникающей при реализации су­дейского усмотрения, является проблема «субъективизма». То есть наличие факторов, связанных непосредственно с лично­стью конкретного судьи, которые имеют значение при оценке.

Объектом судейского усмотрения могут становиться не только нормы права, но и определенные факты. Речь идет о возможности судейского усмотрения при оценке доказа­тельств, заложенной в частности в статьях 67 ГПК и 71 АПК РФ. При этом исходя из того, что согласно действующему за­конодательству ни одно из доказательств не имеет для суда заранее установленной силы, оценка доказательств судом на основе внутреннего убеждения также несет в себе элемент субъективизма и усмотрения.

В том или ином случае судейское усмотрение всегда связано с выбором. И здесь следует согласиться с тем, что каждый человек, в том числе и судья, обладает уникальной способностью и особен­ной манерой восприятия и отражения окружающего мира. Эта способность определяется как личностными характеристиками человека, так и его жизненным опытом, зависит от системы цен­ностей и жизненной позиции конкретного человека.

То есть судейское усмотрение зависит от системы оценки правомерности поведения, которая для любого лица, это ус­мотрение реализующего, может быть разная. И зависеть она может от множества факторов, как социальных (воспитание, круг общественных связей и интересов, образование, мировоз­зрение) так и от психологических (психоэмоциональное со­стояние, настроение). Кроме того, нельзя отрицать тот факт, что усмотрительная деятельность даже одного субъекта при­менения права может различаться в зависимости от его пси­хологического состояния. Нет сомнения, что на психологиче­ское состояние конкретного субъекта оказывает влияние и ряд внешних факторов (болезнь, личные отношения, элементар­ное недосыпание).

В этой связи следует согласиться с тем, что оценочное понятие должно рассматриваться применительно к каждому случаю, в зависимости от конкретной ситуации, и что в рас­крытии содержания оценочных понятий необходимо стре­миться не к формулированию определения, а к определению критериев раскрытия их содержания.

Исследуя указанные аспекты судейского усмотрения, П. И. Люблинский пишет: «Судейское усмотрение для справед­ливого своего применения требует создания законодательных правил для руководства и многочисленных гарантий, пре­пятствующих вырождению его в произвол. Усмотрение в го­сударственно-правовом смысле можно определить не только отрицательным образом, как некоторую свободу деятельности публичного органа от законодательной регулировки, но и по­ложительным - как право свободной целесообразной оценки в применении по указанным в законе основаниям предостав­ленных данному органу правомочий».

В данной характеристике выражены важнейшие черты судейского усмотрения - указано и на его необходимость, и отмечена заключенная в нем опасность. Также справедливо указывается на то, что наделение уполномоченных лиц свобо­дой усмотрения необходимо, но данная свобода должна быть подвержена ограничениям. Так как неограниченная свобода усмотрения позволяет вылиться ему в произвол.

Описание выше позволяет выявить взаимосвязь между кон­кретным оценочным понятием и степенью судейского усмотре­ния. Взаимосвязь эта заключается в том, что чем больше вари­антов возможного поведения предусматривает в себе оценочная норма - тем больше и возможная степень свободы судейского усмотрения. А свобода эта подлежит ограничению в целях недо­пущения произвола при применении судами норм права.

Таким образом, следует сделать вывод о том, что делеги­рование судьям полномочий в рамках судейского усмотрения необходимо, вместе с тем вопрос ограничения (пределов) су­дейского усмотрения остается актуальным и неразрешенным. Так же как указанные выше авторы, мы считаем, что отсут­ствие каких-то критериев (пределов, ограничений) судейского усмотрения может позволить переродиться ему в судейский произвол. Соответственно, стоит более подробно исследовать вопросы введения пределов судейского усмотрения, которые должны быть выражены в законе.

Статья опубликована в Евразийском юридическом журнале № 12 (91) 2015

ЛЫСЕНКО Евгений Сергеевич

кандидат юридических наук, доцент кафедры гражданско-правовых дисциплин Уфим­ского юридического института Министерства внутренних дел Российской Федерации


 



© 2014 Евразийский новостной клуб