×

Предупреждение

JUser: :_load: Не удалось загрузить пользователя с ID: 774
16:47, 21 апреля 2016

Основные принципы международного права – нормативная основа международного экономического правопорядка

МЕЖДУНАРОДНОЕ ПРАВО

Основные принципы международного права и отрас­левые (специальные) принципы международного экономи­ческого права в совокупности, как система взаимосвязанных компонентов, представляют собой нормативный каркас меж­дународного экономического правопорядка.

Нормативность является важнейшей характеристикой этих принципов. В отечественной доктрине международного права это можно считать общепризнанным. Один из ведущих теоретиков международного права Р.Л. Бобров убедительно обосновал выводы о невозможности «трактовать принципы права как категории, отвлеченные от нормы, категории, выра­жающие только руководящие идеи и качественные особенно­сти данной системы права».

Все основные общепризнанные принципы современно­го международного права, как отмечал Г. И. Тункин, следу­ет отнести к императивным принципам. С. В. Черниченко, развивая эту точку зрения, пишет: «В основном принципы международного права носят императивный характер и пред­усматривают обязательства erga omnes, т.е. обязательства в отношении всех и каждого из членов межгосударственного сообщества». По его мнению «они представляют собой своео­бразное цементирующее начало среди огромного количества норм международного права, обязывающих различных его субъектов».

Учитывая вышеизложенное, можно сделать следующие выводы. Основные принципы современного общего между­народного права, как и все международно-правовые нормы, являются обязательными для субъектов, признавших их та­ковыми. Поскольку основные принципы являются нормами общепризнанными, то и их обязательность распространяется на всех субъектов международного общения. Однако основные принципы являются нормами высшими и императивными, обладающими большей обязательностью по сравнению с дру­гими международно-правовыми нормами. Иными словами, основные принципы современного общего международно­го права относятся к нормам, имеющим характер jus cogens (императивный). Большинство норм общего международного права имеет диспозитивный, восполнительный характер: они предоставляют сторонам международного правоотношения известную самостоятельность в определении взаимных прав и обязанностей, свободу при выборе того или иного варианта должного поведения. При этом два или несколько государств могут связать себя нормами, отличными от действующих норм общего международного права по тому же вопросу. Что касается императивных, или повелительных, норм междуна­родного права, то они содержат требование вполне опреде­ленного поведения участников регулируемого отношения и, в отличие от диспозитивных норм, не допускают отклонений от этого предписания по воле сторон. Это относится и к договор­ным, и к обычным международно-правовым нормам.

В ст. 53 Венской конвенции 1969 года о праве междуна­родных договоров содержится следующее определение нор­мы jus cogens: «Императивная норма общего международного права является нормой, которая принимается и признается международным сообществом государств в целом как норма, отклонение от которой недопустимо и которая может быть изменена только последующей нормой общего международ­ного права, носящей такой же характер». В этом определении обращают на себя внимание четыре существенных момента. Первый, относящийся к юридической природе норм jus co­gens, заключается в том, что это норма, «которая принимает­ся и признается» государствами, то есть является результатом согласования волеизъявлений государств и в ее основе лежит соглашение между ними. Оно может быть явно выраженным (международный договор) и молчаливым (международно­правовой обычай). Однако большинство из них создается пу­тем молчаливого соглашения. При создании диспозитивных норм государства согласовывают свои волеизъявления вначале относительно содержания правила поведения, а затем отно­сительно признания этого правила обязательным в между­народном общении. В случае создания императивной нормы общего международного права, имеющий характер jus cogens, необходимо дополнительное волеизъявление государств на этот счет, то есть выработка соглашения о большей обязатель­ности такой нормы. Это соглашение бывает, как правило, мол­чаливым.

Второй момент заключается в том, что это норма, «кото­рая принимается и признается международным сообществом государств в целом», то есть норма общепризнанная.

Третий, наиболее существенный, - в том, что эта «норма, отклонение от которой недопустимо», то есть норма, облада­ющая высшей императивной силой.

Четвертый момент, тесно связанный с первым, касается возможности изменения норм jus cogens. Такая возможность строго ограничена: норма jus cogens «может быть изменена только последующей нормой общего международного пра­ва, носящей такой же характер». Локальное соглашение госу­дарств относительно изменения ее содержания - недействи­тельно.

Наличие в международном праве императивных норм не сдерживает процесса создания новых, прогрессивных норм, направленных на более эффективное обеспечение междуна­родного мира и безопасности, на дальнейшее развитие долго­временного взаимовыгодного сотрудничества государств.

К нормам jus cogens, как уже отмечалось, следует отне­сти все основные принципы современного общего междуна­родного права, хотя, как отмечает Г.И. Тункин, «при этом воз­никает проблема неполной когентности некоторых из них», находящихся в процессе становления. Таким образом, глав­ные характеристики норм jus cogens являются одновременно таковыми и для основных принципов международного права. Вместе с тем не следует сводить вопрос об императивном ха­рактере норм современного общего международного права к его основным принципам: «jus cogens - это не только основные принципы международного права - подчеркивает Л.А. Алек- сидзе - но и все нормы, имеющие императивный характер». Тем не менее основное ядро норм jus cogens составляют основ­ные принципы современного общего международного права, являющиеся главным критерием правомерности всех иных международно-правовых норм. Система международно-пра­вовых принципов образует своеобразную основу, на которой формируются нормы международного права, его институты, отрасли и вся его система.

Системность принципов международного права являет­ся одной из их наиболее важных характеристик. Она нашла свое отражение в ряде международных актов. В первую оче­редь в Декларации о принципах международного права, каса­ющихся дружественных отношений и сотрудничества между государствами в соответствии с Уставом Организации Объединенных Наций, принятой Генеральной Ассамблеей ООН 24 декабря 1970 года. В частности, в ней закреплено: «При толковании и и применении изложенные выше принципы являются взаимосвязанными и каждый принцип должен рас­сматриваться в контексте всех других принципов;..».

В Декларации принципов, которыми государства - участ­ники будут руководствоваться во взаимных отношениях, со­держащейся в Заключительном акте Совещания по безопас­ности сотрудничеству в Европе, подписанном в Хельсинки 1 августа 1975 года, содержится следующее положение: «Все принципы, изложенные выше, имеют первостепенную важ­ность, и, следовательно, они будут одинаково и неукоснитель­но применяться при интерпретации каждого из них с учетом других».

Перечень принципов международного права, содержа­щийся в Заключительном акте, отличается от того, который изложен в Декларации 1970 г. Иными словами, отсутствует единый перечень основных принципов международного пра­ва. Об этом свидетельствует и современная доктрина между­народного права. Поэтому можно сказать, что система основ­ных принципов международного права является открытой: несмотря на то, что она развивается в основном благодаря со­вершенствованию составляющих ее компонентов, возможно и пополнение ее новыми компонентами - отдельными принци­пами. А от развития системы принципов зависит и развитие международного права.

Основные принципы международного права по существу представляют собой «принципы мирного сосуществования за укрепление которых вело борьбу Советское государство, и Де­крет о мире был их исодным документом». Именно таким об­разом они рассматривались в отечественной доктрине между­народного права.

Мирное сосуществование государств независимо от их со­циально-экономических различий представляет собой много­гранное понятие. Одноименным термином обозначаются, по меньшей мере, четыре глубоко взаимосвязанных, но не одно­значных аспекта мирного сосуществования: реальная необхо­димость и возможность, существующая в современную эпоху, один из руководящих принципов внешней политики госу­дарств, фактически существующие отношения и центральный принцип (обобщающая норма) современного общего между­народного права.

Первый аспект представляет собой философскую катего­рию и в концентрированной форме отражает реальность со­временной эпохи существования суверенных государства.

Второй - выражает руководящее начало внешней поли­тики многих государств. Например, в соответствии со ст. 28 Конституции СССР внешняя политика СССР была направле­на на «последовательное осуществление принципа мирного сосуществования государств с различным социальным стро­ем».

Третий аспект - это фактически сложившиеся отношения мирного сосуществования между государствами, независимо от их социально-экономических различий.

Четвертый - выступает, с одной стороны, как правовое закрепление существующих отношений мирного сосуще­ствования, а с другой - как одно из средств достижения целей внешней политики государств по внедрению мирного сосуще­ствования в международные отношения, превращения его из категории возможного в категорию действительного.

Очевидно, что одна из важных характеристик содержания этого принципа в современных условиях изменилась. До нача­ла 90-х годов прошлого века центр тяжести в его содержании был на отношениях между государствами с различным соци­альным строем. В настоящее время в связи с существенными изменениями в межгосударственной системе (от биполярно­сти через однополярность к формированию многополярно­сти), как результате изменения социально-экономических ха­рактеристик значительной части основных компонентов этой системы - государств, можно говорить уже не о мирном со­существовании государств с различным социальным строем (в основном, социалистических и капиталистических), а о мир­ном сосуществовании государств независимо от их политиче­ских и социально-экономических различий. Иными словами, речь идет уже о более широком аспекте отношений между го­сударствами. Если мы говорим о всемирных международных отношениях, то речь идет о мирном сосуществовании госу­дарств «независимо от их социального строя».

Как отмечал Г.И. Тункин, «мирное сосуществование как состояние отношений между государствами не является чем- то застывшим, данным раз и навсегда. Мирное сосуществова­ние в один период может значительно отличаться от мирного сосуществования в другой период развития международных отношений как с точки зрения широты и глубины сотрудниче­ства, так и в отношении надежности мирного сосуществования и т.д.». Несмотря на это, необоснованным и искусственным является противопоставление «мирного сосуществования» и «активного мирного сосуществования».

Современный период развития международных от­ношений являет собой далеко не самый лучший пример их состояния, т.е. уровня мирного сосуществования государств независимо от их политических и социально-экономических различий. Действительно, с одной стороны, он характеризует­ся наличием ряда вооруженных конфликтов, а с другой - сни­жением уровня сотрудничества между государствами и вве­дением экономических санкций США и других стран НАТО против России.

Понятно, что «состояние международных отношений оказывает решающее влияние на развитие международного права. Для создания норм общего международного права тре­буется сотрудничество и соглашение государств».

Именно сотрудничество и соглашение государств пред­ставляют собой единственно правильный вектор в движении к мирному сосуществованию государств независимо от их поли­тических и социально-экономических различий. Что же пред­полагает мирное сосуществование?

Прежде всего, это: отказ от войны как средства решения спорных проблем между государствами, разрешение их пу­тем переговоров; равноправие, взаимопонимание и доверие между государствами, учет интересов друг друга; невмеша­тельство во внутренние дела, признание за каждым народом права самостоятельно решать все вопросы своей страны; стро­гое уважение суверенитета и территориальной целостности всех стран; развитие экономического и культурного сотрудни­чества на основе полного равенства и взаимной выгоды. Это - перечень основных элементов мирного сосуществования. Он отражает наиболее важную черту международно-правового аспекта мирного сосуществования - центрального принципа современного общего международного права: концентриро­вать в себе существо всех других кардинальных положений этого права, его основных принципов. Поэтому вся система основных принципов современного общего международного права может быть названа системой принципов мирного сосу­ществования. То же самое можно сказать и о международном праве современной эпохи многополярного мира, призванном служить основой обеспечения мирного сосуществования госу­дарств, независимо от политических и социально-экономиче­ских различий: его также можно назвать правом мирного со­существования.

Идеологической основой международно-правовых прин­ципов мирного сосуществования являются международно­правовые идеи, выдвинутые в Декрете о мире от 8 ноября 1917 г. и развитые в других законодательных актах Советско­го государства. Процесс постепенной реализации междуна­родно-правовых идей мирного сосуществования в нормах и принципах международного права, начавшийся в первые годы советской власти и особенно интенсивно протекавший в условиях разрядки, будет продолжаться, несмотря на замет­но осложнившуюся в последнее время по вине США и других стран НАТО международную обстановку.

К настоящему времени принцип мирного сосущество­вания государств независимо от их политических и социаль­но-экономических различий и неразрывно связанные с ним принципы, среди которых прежде всего следует назвать запре­щение применения силы и угрозы силой, мирное разрешение международных споров, невмешательство во внутренние дела, территориальную целостность и неприкосновенность, обязан­ность государств сотрудничать друг с другом, равноправие и самоопределение народов, уважение и соблюдение основных прав и свобод человека, суверенное равенство государств, до­бросовестное выполнение международных обязательств, за­фиксированы во многих международно-правовых актах, при­нятых по инициативе и при участии Советского Союза. Они закреплены в наиболее авторитетном международно-право­вом документе современности - в Уставе ООН, в Декларации о принципах международного права, касающихся друже­ственных взаимоотношений и сотрудничества государств в соответствии с Уставом Организации Объединенных Наций, принятой на юбилейной XXV сессии Генеральной Ассамблеи ООН 24 октября 1970 г., в ряде других резолюций Ассамблеи и в Заключительном акте Совещания по безопасности и со­трудничеству в Европе. Это обозначало важный, по сути дела, исторический рубеж в развитии международных отношений.

Мирное сосуществование государств независимо от их политических и социально-экономических различий стало центральным принципом общего международного права по­сле второй мировой войны. Именно в это время оно нашло от­ражение в Уставе Организации Объединенных Наций.

Хотя Устав ООН не оперирует конкретным термином «мирное сосуществование», содержание принципа мирного сосуществования фактически пронизывает преамбулу и рас­крывается в гл. I и в некоторых других главах Устава. В пре­амбуле, в частности, содержится знаменитая формула о реши­мости народов Объединенных Наций «проявлять терпимость и жить вместе, в мире друг с другом, как добрые соседи». Эта формула содержит сформулированные в общей и сжатой форме важнейшие юридические обязательства, вытекающие их принципа мирного сосуществования.

Первое из них касается проявления терпимости, причем, в соответствии с духом и буквой Устава, терпимости прежде всего к политическим и социально-экономическим различи­ям государств. Несмотря на них, государства должны прояв­лять уважение друг к другу.

В условиях существования государств с различным со­циальным строем любые попытки оспорить правомерность существования другой социальной системы, навязать другим государствам свою, «более приемлемую», систему с приме­нением силы или угрозы силой шли вразрез с требованиями принципа мирного сосуществования и являлись неправо­мерными. Необходимой предпосылкой принципа мирного сосуществования, ставшей затем его неотъемлемой частью, являлся принцип равноправия двух систем, в основе которого лежало равноправие двух типов собственности.

В современных условиях столь же неправомерными яв­ляются попытки США навязать свое понимание демократии другим государствам с помощи «цветных революций». Центр тяжести в принципе мирного сосуществования перенесен с отношений между государствами с различным социальным строем на отношения государств независимо от их политиче­ских и социально-экономических различий.

В соответствии со вторым обязательством, вытекающим из принципа мирного сосуществования, государства должны «жить вместе, в мире друг с другом». Акцент здесь делается на необходимости не просто существовать параллельно, а су­ществовать в мирных условиях, без войн. Это обязательство представляет собой сердцевину принципа мирного сосуще­ствования.

Третье обязательство заключается в поддержании и раз­витии добрососедских отношений. Жить «как добрые соседи» означает существование не изолированное, а скрепленное от­ношениями сотрудничества, взаимопонимания и доверия.

Несмотря на то, что и в современных условиях ведущее положение сохраняется за требованием мира, удельный вес сотрудничества в обязательствах, вытекающих из принципа мирного сосуществования, неуклонно возрастает. Объектив­ной предпосылкой и основой этого процесса выступает, не­сомненно, глобализация всех областей жизни современного общества. Любое умаление роли сотрудничества в содержа­нии принципа мирного сосуществования, равно как и проти­вопоставление так называемого пассивного сосуществования активному, вступает в противоречие с действительностью.

Обеспечение прочного мира немыслимо без развития разностороннего взаимовыгодного сотрудничества государств, а мир обеспечивает стабильную основу для такого сотрудни­чества. Тесная взаимосвязь этих двух сторон мирного сосу­ществования проявляется и в том, что центральной областью сотрудничества является поддержание международного мира и безопасности. Это подчеркивается в ряде положений Уста­ва ООН. В преамбуле закреплено обязательство государств - членов ООН «объединить... силы для поддержания между­народного мира и безопасности». Далее, ст. 1 Устава провоз­глашает, что одна из основных целей ООН - «поддерживать международный мир и безопасность.» Эта же мысль просле­живается и в других положениях Устава ООН, а также в важ­ных резолюциях, принятых Генеральной Ассамблеей ООН, Среди них: принятая 14 декабря 1957 г. резолюция «Мирные и добрососедские отношения между государствами» (1236/XII/), в которой отмечалось первостепенное значение «укрепления международного мира и развития мирных и добрососедских отношений между государствами, независимо от их разли­чий и относительного уровня и характера их политического, экономического и социального развития»; резолюция «Меры по установлению и укреплению мирных и добрососедских от­ношений между государствами» (1301/ХШ/) от 10 декабря 1958 г.; резолюция «Сотрудничество государств - членов Органи­зации» (1495/XV/) от 17 октября 1960 г.; резолюция «Рассмо­трение принципов международного права, касающихся дру­жественных взаимоотношений и сотрудничества государств в соответствии с Уставом Организации Объединенных Наций» (1815/XVII/) от 18 декабря 1962 г., и многие другие.

Особое место среди этих документов занимает Декла­рация о принципах международного права, касающихся дружественных отношений и сотрудничества государств в соответствии с Уставом Организации Объединенных Наций, единогласно принятая в 1970 году на специальном заседании Генеральной Ассамблеи, посвященном 25-й годовщине ООН. Принимая Декларацию, Генеральная Ассамблея специально отметила в преамбуле «важность поддержания и укрепления международного мира, основанного на свободе, равенстве, справедливости и уважении основных прав человека, а также развития дружественных отношений между государствами, независимо от их политических, экономических и социальных систем и от уровня их развития.» Несмотря на то что термин «мирное сосуществование» в тексте декларации, как и в тексте Устава ООН, не употребляется, она с полным основанием мо­жет быть названа декларацией принципов мирного сосуще­ствования. Весьма важное место в ней отведено раскрытию со­держания принципа - обязанности государств сотрудничать друг с другом в соответствии с Уставом ООН. Этот принцип является, по существу, специальным изложением элемен­тов второй стороны принципа мирного сосуществования, ее конкретизацией. В нем, в частности, говорится: «Государства обязаны сотрудничать друг с другом, независимо от различий их политических, экономических и социальных систем, в раз­личных областях международных отношений с целью поддер­жания международного мира и безопасности и содействия международной экономической стабильности и прогрессу, общему благосостоянию народов и международному сотруд­ничеству, свободному от дискриминации, имеющей в своей основе такие различия».

Важным этапом международно-правового закрепления принципа мирного сосуществования явилось подписание в Москве 29 мая 1972 г. «Основ взаимоотношений между Со­юзом Советских Социалистических Республик и Соединенны­ми Штатами Америки». В первом пункте этого документа за­креплено, что СССР и США «будут исходить из убежденности в том, что в ядерный век не существует иной основы для под­держания отношений между ними, кроме мирного сосуще­ствования». Далее, стороны согласились о том, что «различия в идеологии и социальных системах СССР и США не являются препятствием для развития между ними нормальных отно­шений, основанных на принципах суверенитета, равенства, невмешательства во внутренние дела и взаимной выгоды». Признание принципа мирного сосуществования крупнейшей державой выводит этот акт за рамки формально двусторон­них отношений, существенно содействует внедрению этого принципа в практику международных отношений. Весьма важно, что мирное сосуществование получает в этом доку­менте правильное толкование и понимается сторонами не как параллельное существование без военных конфликтов, а как мир, подкрепленный разносторонним и взаимовыгодным со­трудничеством, строящимся «на прочной и долговременной основе» (п. 10).

Важным этапом закрепления принципа мирного сосуще­ствования явилось принятие Заключительного акта Совеща­ния по безопасности и сотрудничеству в Европе. В Декларации принципов этого акта государства-участники подтвердили «свою приверженность миру, безопасности и справедливости и процессу развития дружественных отношений и сотрудни­чества», то есть основным требования принципа мирного со­существования, и значительно обогатили содержание его эле­ментов - принципов мирного сосуществования.

Принцип мирного сосуществования имеет большое значение для развития международных экономических от­ношений. «Экономический компонент» содержания этого принципа связан, прежде всего, с развитием экономических отношений между государствами независимо от их политиче­ских и социально-экономических различий. Это необходимо для развития торговых и других экономических связей.

Хартия экономических прав и обязанностей государств, резолюция 3281, принятая на XXIX сессии Генеральной Ас­самблеи ООН на 2315 пленарном заседании 12 декабря 1974 г., предусматривает, что «все государства обязаны сосуществовать в условиях терпимости друг к другу и жить в мире независимо от различий в политических, экономических, социальных и культурных системах и должны способствовать торговле меж­ду государствами с различными экономическими и социаль­ными системами» (ст. 26). Хартия содержит также суверенное право государств на свободный выбор социально-экономиче­ской системы (ст. 1), запрещение дискриминации государств в международной торговле по признакам принадлежности к иной социально-экономической системе (ст. 4).

В современных условиях, в Итоговом документе Всемир­ного саммита 2005 года, в разделе, посвященном Верховенству права, в пункте 134 главы государств и правительств заявили: «Признавая необходимость всеобщего обеспечения и соблю­дения верховенства права как на национальном, так и на меж­дународном уровне, мы: а) вновь подтверждаем нашу при­верженность целям и принципам Устава и международного права и приверженность международному порядку, основан­ному на верховенстве права и международном праве, что не­обходимо для мирного сосуществования и сотрудничества между государствами; ...» (выделено мною - Б.А.).

В 2009 году Генеральная Ассамблея ООН приняла резо­люцию 63/128. Верховенство права на национальном и между­народном уровнях, в которой она вновь подтвердила «необхо­димость всеобщего обеспечения и соблюдения верховенства права как на национальном, так и на международном уровнях и свою неизменную приверженность международному поряд­ку, основанному на верховенстве права и международном пра­ве, что, наряду с принципами справедливости, абсолютно не­обходимо для мирного сосуществования и сотрудничества между государствами (выделено мною - Б.А.),..»

Иными словами, государства - члены ООН уже в новых условиях подтвердили свою приверженность мирному сосу­ществованию и сотрудничеству.

Мирное сосуществование как центральный принцип со­временного общего международного права предполагает два основных взаимных обязательства всех государств: под­держание международного мира и безопасности и развитие взаимовыгодного сотрудничества друг с другом независимо от политических и социально-экономических различий. Соот­ветственно, принципы мирного сосуществования подразделя­ются обычно на 1) непосредственно относящиеся к поддержа­нию международного мира и безопасности и 2) касающиеся развития сотрудничества. Среди первых следует назвать сле­дующие принципы: запрещение применения силы и угрозы силой, мирное разрешение международных споров, коллек­тивная безопасность, разоружение, запрещение пропаганды войны и др. Ко второй группе относятся следующие прин­ципы: уважение государственного суверенитета, равноправие государств, невмешательство во внутренние дела других госу­дарств, равноправие и самоопределение народов, сотрудни­чество государств, уважение прав человека и добросовестное выполнение международных обязательств. Неодинаковая зна­чимость и различная степень общности этих принципов по­зволяют говорить лишь о наиболее важных из них.

В Декларации ООН 1970 года кодифицированы принци­пы, на которых следует остановиться подробнее.

Принцип запрещения применения силы и угрозы силой возник на основе принципа запрещения агрессивной войны. Отказ от войны как орудия национальной политики был впервые закреплен в Парижском договоре (Пакте Бриана - Келлога) от 27 августа 1928 г. Получив дальнейшее развитие в уставах Нюрнбергского и Токийского международных три­буналов, принцип запрещения агрессивной войны стал важ­нейшим элементом принципа запрещения применения силы и угрозы силой, зафиксированного в Уставе ООН (п. 4 ст. 2).

Декларация ООН 1970 года развивает далее содержание этого принципа. Главным является запрещение агрессивной войны, которая, как отмечается в Декларации, «является пре­ступлением против мира», влекущим «ответственность по международному праву». Тесно связано с этим обязатель­ство государств «воздерживаться от пропаганды агрессивных войн». В преамбуле Декларации содержится также положе­ние в виде напоминания «об обязанности государства воздер­живаться в своих международных отношениях от военной, политической, экономической (выделено мною - Б.А.) или какой-либо другой формы давления, направленного против политической независимости или территориальной целост­ности любого государства.

Из общего смысла Устава ООН и Декларации, казалось бы, следует, что наряду с запрещением применения воору­женной силы или угрозы ею запрещаются также и опреде­ленные формы политического и экономического давления (выделено мною - Б.А.) на государство. Вывод о широком толковании термина «сила», на первый взгляд, вытекает и из анализа всей совокупности прав и обязанностей государств, закрепленных в Уставе ООН. Однако, такое толкование не на­ходит подтверждения в подготовительных материалах Устава ООН. В частности, на конференции в Сан-Франциско предло­жение Бразилии о включении в п. 4 ст. 2 Устава положения об «угрозе экономическими санкциями или их применении», к сожалению, не было принято.

В процессе разработки текста Декларации в Спецкоми­тете «возобладала точка зрения, согласно которой в п. 4 ст. 2 Устава ООН говорится о запрещении угрозы или примене­нии только вооруженной силы. Предложения, предусматри­вающие включение в понятие «сила» актов экономического и политического давления, приняты не были, но эти формы давления были квалифицированы как нарушение принципа невмешательства»21. Дается примерный перечень объектов за­прещения применения силы или ее угрозы - международные границы; демаркационные линии, включая линии переми­рия; самоопределение; независимость народов и т.д. Государ­ства обязаны также воздерживаться от угрозы силой или ее применения в качестве средства разрешения международных споров; репрессалий, связанных с применением силы; органи­зации или поощрения сколачивания иррегулярных или воо­руженных банд, включая наемников, для вторжения на терри­торию другого государства; организации, подстрекательства, оказания помощи или участия в гражданской войне или тер­рористических актах в другом государстве и т.д. В Декларации неоднократно подчеркивается тесная связь принципа запре­щения применения силы или угрозы ее применения с други­ми принципами современного международного права: мир­ного разрешения международных споров, невмешательства во внутренние дела государств, равноправия и самоопределения народов, разоружения, коллективной безопасности и др.

Случаи правомерного применения силы строго регла­ментированы в Уставе ООН. Они могут иметь место лишь по постановлению Совета Безопасности для предотвращения или устранения угрозы миру, подавления актов агрессии или других нарушений мира или в порядке осуществления права на индивидуальную или коллективную самооборону в случае вооруженного нападения (ст. 51 Устава ООН). Кроме того, в соответствии со ст. 106 Устава ООН имеется возможность при­менения силы в отношении государств-агрессоров во второй мировой войне. Особо следует подчеркнуть право народов колониальных и зависимых стран прибегать к вооруженной силе против государства-метрополии, препятствующего осу­ществлению этими народами права на самоопределение. Применение вооруженной силы в этом случае - один из видов осуществления права на самооборону.

Важнейшим шагом по пути внедрения в международную жизнь принципа запрещения применения силы или угрозы силой, по пути повышения эффективности его действия яви­лось принятие 14 декабря 1974 г. на XXIX сессии Генеральной Ассамблеи ООН резолюции 3314 (XXIX), содержащей опреде­ление агрессии. В определении сформулированы критерии, на основании которых в случае вооруженного конфликта мож­но совершенно определенно установить, какая из сторон явля­ется субъектом вооруженного нападения, то есть агрессором, а какая - его объектом, то есть жертвой агрессии, имеющей право на самооборону.

Принцип запрещения применения силы и угрозы силой был конкретизирован в Заключительном акте Совещания по безопасности и сотрудничеству в Европе. В этом документе не только воспроизводятся указанные выше положения Уста­ва ООН, но и содержится ряд новых положений. В частности, включен ряд формулировок, зафиксированных Генеральной Ассамблеей ООН в резолюции от 30 ноября 1966 г. «О строгом соблюдении запрещения угрозы силой или применения силы в международных отношениях и праве народов на самоопре­деление», в резолюции от 29 ноября 1972 г. «О неприменении силы в международных отношениях и запрещении навечно применения ядерного оружия», в уже упомянутой резолюции об определении агрессии.

Дальнейшему закреплению положений этого принципа в практике межгосударственных отношений могла бы послу­жить одна из крупных инициатив СССР о заключении Все­мирного договора о неприменении силы в международных отношений. Однако, она не нашла необходимой поддержки.

Отечественная международно-правовая доктрина при­держивается широкого понимания п.4 ст. 2 Устава ООН, за­прещающего государствам - членам Организации «в их международных отношениях использовать силу или угрозу силой». Согласно этому пониманию содержание понятия «сила» шире, нежели только вооруженная сила. Г.И. Тункин не сомневался, «что использование, например, экономической силы одним или несколькими государствами против одного или нескольких государств представляет огромную опасность для политической независимости государств, особенно малых, может значительно дестабилизировать международные отно­шения и тем самым прийти в противоречие с Уставом ООН».

Как отмечает В.М. Шумилов, «использование экономиче­ских мер с целью подрыва экономических основ государства, применение существенного экономического ущерба, подчи­нения государства или получения от него каких-либо преиму­ществ, в том числе экономической блокады, эмбарго, мерами, препятствующими использованию своих природных и эконо­мических ресурсов, усиливающими финансовую задолжен­ность государства «могут расцениваться в качестве примене­ния силы». То же самое, по мнению В.М. Шумилова, можно сказать и об использовании экономических средств, если они, по своим результатам, подобны военным мерам («экономиче­ская агрессия»), однако, ее следует отличать от правомерного применения экономических репрессалий. Однако, в последу­ющем издании он пишет, что вопрос о «неприменении эконо­мической силы» остается открытым и наиболее проблемным в современной международной экономической системе».

Такие противоречивые оценки имеют под собой опреде­ленную почву, о которой говорилось выше.

Все это относится к «экономическому компоненту» прин­ципа запрещения применения силы и угрозы силой.

Принцип мирного разрешения международных спо­ров, согласно которому государства обязаны разрешать споры между собой исключительно мирными средствами, является как бы логическим продолжением предыдущего. Впервые в многостороннем порядке он был отражен в 1928 году в Пак­те Бриана - Келлога. В соответствии со ст. 2 Пакта стороны согласились, что «урегулирование или разрешение всех раз­ногласий или конфликтов, независимо от характера их про­исхождения, которые могут возникнуть между ними, должно осуществляться только мирными средствами».

Другим многосторонним международным актом, в по­ложениях которого был зафиксирован принцип мирного раз­решения международных споров, был Договор о ненападении и согласительной процедуре, заключенный в 1933 году в Рио- де-Жанейро.

Важным этапом в становлении этого принципа, в приоб­ретении им универсального характера было его закрепление в ряде статей гл. VI Устава ООН (п. 3 ст. 2, ст. 33 и др.). В со­ответствии с п. 1 ст. 33 «стороны, участвующие в любом спо­ре, продолжение которого могло бы угрожать поддержанию международного мира и безопасности, должны прежде всего стараться разрешить спор путем переговоров, обследования, посредничества, примирения, арбитража, судебного разбира­тельства, обращения к региональным органам и соглашениям или иными мирными средствами по своему выбору».

В Декларации ООН 1970 года этот принцип обогатился новым, прогрессивным содержанием. Были ясно изложены его основные элементы: свобода выбора мирных средств; соот­ветствие мирных средств обстоятельствам и характеру спора и вытекающая отсюда недопустимость абсолютизации какого- либо одного из мирных средств разрешения споров; обязан­ность сторон продолжать поиски взаимосогласованных путей мирного урегулирования при любых обстоятельствах, даже если им не удалогсь разрешить спор с помощью одного из перечисленных мирных средств; обязанность сторон воздер­живаться от любых действий, которые могут ухудшить поло­жение настолько, что подвергнут угрозе поддержание между­народного мира и безопасности. В Декларации неоднократно подчеркивается необходимость разрешения международных споров на основе суверенного равенства государств.

В Заключительном акте совещания в Хельсинки содержа­ние этого принципа соответствует положениям гл. VI Устава ООН, определяющим категорию споров, продолжение кото­рых могло бы угрожать поддержанию международного мира и безопасности (п. 1 ст. 33). В порядке претворения в жизнь этого принципа государства - участники Совещания решили «продолжить рассмотрение и разработку общеприемлемо­го метода мирного урегулирования споров, направленного на дополнение существующих средств». Было решено также, «что по приглашению Швейцарии будет созвано совещание экспертов всех государств-участников». В ходе этого совеща­ния, проведенного в Монтрё, 9 декабря 1978 г. был принят «До­клад совещания экспертов», в котором эксперты согласовали общий подход к разработке методов мирного урегулирования споров между двумя или несколькими государствами-участ- никами. Элементами этого общего подхода являются: соот­ветствие целям и принципам Устава ООН и хельсинкского Заключительного акта, соответствие суверенному равенству государств и свободе выбора средств, соответствие опыту до­говорной и дипломатической практики, а также учет точек зрения всех государств - участников, субсидиарный характер по отношению к существующим методам и институтам мир­ного урегулирования международных споров, обладание гиб­костью и возможностью прогрессивного развития. Эксперты рекомендовали правительствам государств - участников рас­смотреть на мадридской встрече возможность созыва нового совещания экспертов для дальнейшего рассмотрения и разра­ботки общеприемлемого метода, направленного на дополне­ние существующих средств.

«Экономический компонент» принципа мирного раз­решения международных споров заключается в существова­нии системы урегулирования публично-правовых споров, со­стоящей из: международных третейских судов и арбитража, международной судебной процедуры, системы урегулирова­ния межгосударственных споров отраслевого экономического характера, системы урегулирования межгосударственных торговых споров в рамках ВТО, Международного трибунала по морскому праву и др.

Принцип невмешательства во внутренние дела го­сударств существовал еще в международном праве «ци­вилизованных народов», но его содержание было узким (в определенных случаях допускалось не только невооруженное вмешательство, но и интервенция), а сфера действия ограни­чивалась так называемыми цивилизованными государствами. В современном общем международном праве содержание этого принципа и сфера его применения расширились. Его обновленное содержание закреплено в ряде международно­правовых актов. Основным из них являпется Устав ООН, п. 7 ст. 2 которого гласит: «Настоящий Устав ни в коей мере не дает Организации Объединенных Наций права на вмешательство в дела, по существу входящие во внутреннюю компетенцию любого государства, и не требует от Членов Организации Объ­единенных Наций представлять такие дела на разрешение в порядке настоящего Устава; однако этот принцип не затра­гивает применения принудительных мер на основании Главы VII». При формальном прочтении этих положений можно заключить, что они относятся лишь к целям ООН. Если же проанализировать эти положения в контексте других, тесно связанных с ними, то станет ясно, что принцип невмешатель­ства, равно как и другие закрепленные в Уставе принципы, от­носится и к деятельности ООН, и к поведению государств. Это, в частности, следует из анализа вводной части ст. 2, в которой говорится, что «для достижения целей, указанных в статье 1, Организация и ее Члены (выделено мною - Б.А.) действуют в соответствии со следующими Принципами».

По мнению одного из крупных авторитетов в области международного права, уругвайского профессора Эдуардо Хи­менеса де Аречаги «можно считать, что правовая концепция невмешательства вытекает из таких принципов, как уважение территориальной неприкосновенности и политической неза­висимости государств или самоопределение, включающее в себя право народов на свободное волеизъявление относитель­но своего политического статуса, экономического, социально­го и культурного развития».

Важным этапом кодификации и прогрессивного разви­тия принципа невмешательства было единогласное принятие по инициативе Советского Союза 21 декабря 1965 г. Генераль­ной Ассамблеей Декларации о недопустимости вмешатель­ства во внутренние дела государства, об ограждении их неза­висимости и суверенитета (резолюция 2131/ХХ/). В результате упорной борьбы СССР и других стран основные элементы это­го принципа были воспроизведены в Декларации ООН 1970 года. Одним из наиболее важных его элементов является по­ложение о том, что «каждое государство имеет неотъемлемое право выбирать свою политическую, экономическую, соци­альную и культурную систему без вмешательства в какой-либо форме со стороны какого бы то ни было другого государства». Содержание принципа невмешательства трактуется в Декла­рации как запрещение прямого и косвенного вмешательства по какой бы то ни было причине во внутренние и внешние дела любого государства. Поэтому вооруженное вмешатель­ство и все другие его формы, а также любые угрозы, направ­ленные против правосубъектности государств или против его политических, экономических и культурных основ, должны рассматриваться как нарушение международного права. Кро­ме того, запрещается применение и поощрение применения экономических (выделено мною - Б.А.), политических мер или мер иного характера для подчинения себе другого госу­дарства в осуществлении им своих суверенных прав и получе­ния от него каких-либо преимуществ; организация, помощь, разжигание, финансирование, поощрение или допуск воору­женной, подрывной или террористической деятельности, на­правленной на изменение строя другого государства путем на­силия, а также вмешательство во внутреннюю борьбу в другом государстве.

В Декларации принципов Заключительного акта, с одной стороны, воспроизводятся основные элементы принципа не­вмешательства во внутренние дела, закрепленные ранее в ряде важных международно-правовых документов, а с другой - со­держатся элементы его развития.

Что касается «экономического компонента» этого прин­ципа, необходимо воспроизвести содержание одного из прин­ципов торговых отношений и торговой политики, разрабо­танных на Женевской конференции 1964 года. В частности, в соответствии с общим принципом первым «экономические отношения между странами, включая торговые отношения, должны основываться на уважении принципов суверенного равенства государств, самоопределения народов и невмеша­тельства во внутренние дела других стран» (выделено мною - Б.А.).

В современных условиях важно отметить, что «использо­вание всякого рода экономических санкций, введение эмбарго и других ограничений с целью оказания политического давле­ния на то или иное государство являются грубыми нарушени­ями принципа невмешательства».

Принцип сотрудничества государств выступает, с од­ной стороны, как обязательства, представляющее собой один из важнейших компонентов принципа мирного сосуществования, а с другой - как выделившийся в относительно самостоятельное образование элемент системы принципов мирного сосущество­вания. Он предусматривает обязанность государств сотрудни­чать друг с другом в соответствии с Уставом ООН независимо от их политических и социально-экономических различий в разных областях международных отношений с целью поддер­живать международный мир и безопасность и оказывать содей­ствие международной экономической стабильности и прогрес­су (выделено мною - Б.А.), общему благосостоянию народов и международному сотрудничеству, свободному от дискрими­нации, основанной на таких различиях. Сформулированный таким образом в Декларации ООН 1970 года, он полностью соответствует положениям Устава ООН (п. 3 ст. 1, ст. 55 и др.). Перечисляя конкретные виды сотрудничества, Декларация ка­сается обязанности государств сотрудничать друг с другом не только в поддержании международного мира и безопасности, но и в установлении всеобщего уважения и соблюдения прав человека и основных свобод для всех; в ликвидации всех форм расовой дискриминации и религиозной нетерпимости; в эко­номической (выделено мною - Б.А.), социальной, культурной, технической и торговой областях в соответствии с принципами суверенного равенства и невмешательства. Специально выделе­на обязанность государств «сотрудничать в деле содействия эко­номическому росту во всем мире, особенно в развивающихся странах (выделено мною - Б.А.)»

«Экономический компонент» этого принципа, исходя из содержания Декларации 1970 года, был следующим образом раскрыт Г.Е. Бувайликом: «обязанность государств сотрудни­чать в экономической, технической и торговой областях; со­трудничество должно быть свободно от дискриминации, выте­кающей из различий политических и экономических систем государств; оно должно осуществляться в соответствии с прин­ципами суверенного равенства государств и невмешательства в их внутренние дела; должно содействовать экономическому росту во всем мире, особенно в развивающихся странах».

Важную роль в развитии содержания этого принципа, в конкретизации его положений сыграло его закрепление в Заключительном акте. Значительное место в изложении это­го принципа отводится определению целей сотрудничества, среди которых содействие взаимопониманию и доверию, дру­жественным и добрососедским отношениям между государ­ствами - участниками, международному миру, безопасности и справедливости, повышению благосостояния народов, пре­творению в жизнь их чаяний.

Принцип равноправия и самоопределения народов, закрепленный в Уставе ООН и в других международно-право­вых актах, означает, что «все народы имеют право свободно определять без вмешательства извне свой политический ста­тус и осуществлять свое экономическое, социальное и куль­турное развитие, и каждое государство обязано уважать это право в соответствии с положениями Устава» (Декларация ООН 1970 г.). Устав же обязывает государства «развивать дру­жественные отношения между нациями на основе уважения принципа равноправия и самоопределения народов...» (п. 2 ст. 1). С целью создания и развития таких отношений ООН со­действует международному экономическому и социальному сотрудничеству (ст. 55), а все ее Члены обязуются «предпри­нимать совместные и самостоятельные действия в сотрудниче­стве с Организацией» для этого (ст. 56).

В дальнейшем положения этого принципа неоднократ­но подтверждались и обогащались новыми элементами. Этот процесс нашел отражение прежде всего в таких международ­но-правовых документах как Декларация 1960 года о предо­ставлении независимости колониальным странам и народам (ст. 2 - 5), Пакты 1966 года о правах человека (ст. 1), а также в принятой 14 декабря 1962 г. Генеральной Ассамблеей резолю­ции «О неотъемлемом суверенитете над естественными ресур­сами» (1803/XVII/) и в целом ряде других актов.

Наиболее полно содержание принципа равноправия и самоопределения народов отражено в Декларации ООН 1970 года. В соответствии с этим документом в его содержа­ние входит: право народов на свободный выбор пути своего общественного, экономического и культурного развития; обя­занность всех государств уважать это право, содействовать пу­тем совместных и самостоятельных действий осуществлению народами права на самоопределение; воздерживаться от лю­бых насильственных действий, лишающих народы их права на самоопределение, свободу и независимость. Декларация подчеркивает также право колониальных народов испраши­вать и получать поддержку в своих действиях против насиль­ственных мер и в сопротивлении им в соответствии с целями и принципами Устава ООН; на создание суверенного и неза­висимого государства, на присоединение к независимому го­сударству или объединение с ним, или установление любого другого политического статуса; запрет подчинения народа иностранному господству и эксплуатации.

Этот принцип, что касается его «экономического компо­нента», направлен на свободное определение экономического развития народов, на их «экономическое самоопределение».

В хельсинкском Заключительном акте этот принцип за­креплен под названием «Равноправие и право народов рас­поряжаться своей судьбой», он переносит центр тяжести в своем содержании на обеспечение суверенного права народа каждого государства в пределах его границ самостоятельно решать свою судьбу, свободно определять свой внутренний и внешний политический статус и осуществлять по своему ус­мотрению свое политическое, экономическое, социальное и культурное развитие. Подчеркивается, что государства - участ­ники, уважая этот принцип, будут действовать «постоянно в соответствии с целями и принципами Устава ООН и соответ­ствующими нормами международного права, включая те, ко­торые относятся к территориальной целостности государств». Последнее обстоятельство приобрело особую актуальность в европейском регионе. Это нашло отражение, в частности, в выделении и закреплении в Заключительном акте специаль­ного принципа, касающегося нерушимости государственных границ, сложившихся в Европе в результате второй мировой войны.

Принцип уважения и соблюдения основных прав и свобод человека в общей форме зафиксирован в Уставе ООН. Государства - члены ООН высказали решимость «вновь утвер­дить веру в основные права человека, в достоинство и ценность человеческой личности, в равноправие мужчин и женщин и в равенство прав больших и малых наций». В качестве одной из целей ООН в п. 3 ст. 1 Устава провозглашена необходимость «осуществлять международное сотрудничество в разреше­нии международных проблем экономического, социально­го, культурного и гуманитарного характера и в поощрении и развитии уважения к правам человека и основным свободам для всех, без различия расы, пола, языка и религии». Вместе с тем, согласно ст. 55 Устава, всеобщее уважение и соблюдение прав человека и основных свобод для всех без различия расы, пола, языка и религии представляет собой одну из предпосы­лок для «создания условий стабильности и благополучия, не­обходимых для мирных и дружественных отношений между нациями, основанных на уважении принципа равноправия и самоопределения народов».

Принцип уважения и соблюдения основных прав и сво­бод человека был конкретизирован и развит в ряде между­народно-правовых актов, большую часть которых составляют документы, принятые в рамках ООН. Среди них следует на­звать принятую Генеральной Ассамблеей ООН в 1948 году Всеобщую декларацию прав человека, содержащую довольно широкий, хотя и неисчерпывающий, перечень этих прав, ко­торые стали международно-правовым обычаем, Международ­ный пакт об экономических, социальных и культурных правах и Международный пакт о гражданских и политических пра­вах от 16 декабря 1966 года, Венскую декларацию и программу действий от 25 июня 1993 года и региональные акты: Европей­скую конвенцию о защите прав человека и основных свобод от 4 ноября 1950 года; документы Конференции СБСЕ по челове­ческому измерению 1989 - 1991 годов; Устав ОАГ от 30 апреля 1948 года; Американскую декларацию прав и обязанностей че­ловека 1948 года; Американскую конвенцию о правах человека от 22 ноября 1969 года и другие.

Дальнейшее развитие этот принцип получил в Деклара­ции ООН 1970 года. В ней, в частности, закреплена обязанность государств сотрудничать «в установлении всеобщего уважения и соблюдения прав человека и основных свобод для всех и в ликвидации всех форм расовой дискриминации и всех форм религиозной нетерпимости». Кроме того, «каждое государ­ство обязано содействовать путем совместных и самостоятель­ных действий всеобщему уважению прав человека и основных свобод в соответствии с Уставом». Этот принцип не выделен в Декларации в качестве самостоятельного, тем не менее от­носящиеся к нему положения изложены при характеристике обязанности государств сотрудничать друг с другом в соот­ветствии с Уставом и при раскрытии содержания принципа равноправия и самоопределения народов.

В дальнейшем этот принцип был истолкован примени­тельно к взаимоотношениям государств - участников общеев­ропейского совещания в Заключительном акте. В соответствии с этим документом государства - участники Совещания обя­зались «уважать права человека и основные свободы, включая свободу мысли, совести, религии и убеждений, для всех, без различия расы, пола, языка и религии», а также «поощрять и развивать эффективное осуществление гражданских, поли­тических, экономических, социальных, культурных и других прав и свобод, которые все вытекают из достоинства, прису­щего человеческой личности, и являются существенными для ее свободного и полного развития». Подтверждалось также «право лиц знать свои права и обязанности в этой области и поступать в соответствии с ними».

Все эти документы исходят из того факта, что вопрос о правах человека входит в основном в категорию «дел, по су­ществу входящих во внутреннюю компетенцию любого го­сударства», то есть международно-правовое регулирование осуществляется в этой сфере не непосредственно, а опосредо­ванно - через внутригосударственное право.

Поэтому положения принятых международно-правовых актов не могут служить оправданием какого-либо вмешатель­ства во внутренние дела того или иного государства под пред­логом защиты прав человека. Претензии в этой области могут предъявляться, как правило, участниками соответствующих соглашений к другим их участникам в отношении выполне­ния последними тех или иных постановлений соглашения. Между тем некоторые государства, особенно США, не являясь участниками подавляющего большинства международных со­глашений в области прав человека, позволяют себе под при­крытием демагогических заявлений о защите прав человека открыто вмешиваться во внутренние дела других государств.

В последнее время это делается «под прикрытием» кон­цепции «ответственности по защите» (R2P). Тем не менее грубые и массовые нарушения прав человека не должны оста­ваться безнаказанными и в тех случаях, когда возникают обя­зательства ergo omnes, международное сообщество должно адекватно, т.е. в соответствии с международным правом, реа­гировать на них.

Учитывая положения всех этих документов, можно за­ключить, что основное содержание этого принципа сводится к следующим обязательствам государств: уважать и соблюдать основные права и свободы всех лиц, находящихся на их тер­риториях; не допускать дискриминации по признакам расы, пола, языка и религии; всемерно содействовать всеобщему уважению и соблюдение основных прав и свобод человека и сотрудничать друг с другом в достижении этой цели в соответ­ствии с Уставом ООН и другими международно-правовыми актами.

Принцип суверенного равенства государств закре­плен в Уставе ООН (п. 1 ст. 2). В нем, в частности, записано, что «Организация основана на принципе суверенного равен­ства всех ее Членов». Этот принцип включает уважение суве­ренитета всех государств и их равноправие в международных отношениях. По мнению Г.И. Тункина эти его составные ча­сти «могут рассматриваться и как самостоятельные принципы международного права».

Дальнейшее развитие этого принципа было осуществле­но в Декларации ООН 1970 года. В ней подчеркивается, что все государства пользуются суверенным равенством, имеют одинаковые права и обязанности, являются равноправными членами международного сообщества, независимо от разли­чий экономического, социального, политического или иного характера. Далее дается перечень элементов принципа су­веренного равенства, часть которых составляет содержание принципа уважения государственного суверенитета, а другая

  • содержание принципа равноправия государств. Среди пер­вых - обязанность каждого государства уважать правосубъ­ектность других государств; обязанность каждого государства уважать территориальную целостность и политическую неза­висимость других государств; неотъемлемое право каждого го­сударства свободно выбирать и развивать свои политические, социальные, экономические и культурные системы. Ко вто­рым - относится положение относительно юридического ра­венства всех государств, а также то обстоятельство, что все госу­дарства обладают одинаковыми правами и обязанностями как члены международного сообщества независимо от различия их экономических, социальных и политических систем. К ним примыкает также обязанность каждого государства полно­стью и добросовестно выполнять свои международные обяза­тельства и жить в мире с другими государствами. Несмотря на недостаточно полное раскрытие содержания и на известное дублирование одних положений этого принципа другими, что объясняется компромиссами при выработке формулиро­вок, перечень элементов этого принципа представляет собой важный этап в процессе его кодификации и прогрессивного развития.

Весьма важной для дальнейшего раскрытия и обогаще­ния содержания этого принципа была советская инициатива

  • проект резолюции Генеральной Ассамблеи ООН «О недо­пустимости политики гегемонизма в международных отно­шениях», внесенный на ее XXXIV сессии. В пояснении совет­ской позиции по этому вопросу говорилось: «Советский Союз считает, что Организация Объединенных Наций, призванная содействовать обеспечению международного мира и безопас­ности, должна осудить политику гегемонизма в любых ее фор­мах, подчеркнуть ее несовместимость с основными принци­пами Устава ООН, с задачами сохранения мира и укрепления международной безопасности. Конструктивное рассмотрение этого вопроса и принятие по нему решения, которое вело бы к отказу государств от политики гегемонизма, безусловно, спо­собствовало бы дальнейшему оздоровлению международного климата, укреплению основ всеобщего мира».

Такое решение было принято: на 103-м пленарном за­седании 14 декабря 1979 года по докладу Первого комитета Генеральная Ассамблея на своей XXXIV сессии приняла ре­золюцию «О недопустимости политики гегемонизма в меж­дународных отношениях». В этой резолюции Генассамблея осудила «гегемонизм во всех его проявлениях, в том числе осуществляемый в глобальном, региональном или субреги­ональном масштабе, в контексте политики разделения мира на блоки или отдельными государствами» (п. 1). Она заявила, что «никакие государства или группа государств не должны ни при каких обстоятельствах и ни по каким причинам осу­ществлять гегемонию в международных отношениях или стремиться занять доминирующее положение в мире в целом либо в том или ином районе мира» (п. 2).

Что касается экономического компонента рассматривае­мого принципа, то в резолюции содержится несколько соот­ветствующих положений. В частности, Генассамблея призвала «к строгому уважению права всех государств определять свои политические и социально-экономические системы и осу­ществлять свою национальную экономическую, социальную и иную политику без помех, вмешательства или запугивания извне» (п. 8). Далее она постановила «продолжать усилия по установлению нового международного экономического по­рядка для обеспечения экономической самостоятельности и свободы для всех народов, особенно развивающихся стран» (п. 10).

Эти положения, как и вся резолюция в целом звучат столь же актуально и в современных условиях, когда США, претен­дуя на исключительность и некое мессианство в мире, грубо попирают принцип суверенного равенства государств.

Содержание этого принципа было значительно обога­щено в Заключительном акте СБСЕ. Воспроизводя основные положения Устава ООН и Декларации ООН 1970 года отно­сительно суверенного равенства государств, Заключительный акт содержит ряд новых элементов. Государства - участники Совещания обязаны, в частности, уважать право друг друга устанавливать свои законы и административные правила. Не менее важными являются положения о свободе принадлеж­ности к международным организациям, свободе участия в дву­сторонних или многосторонних договорах, включая союзные договоры, а также о праве на нейтралитет. Все это, вместе взя­тое, представляет собой одну из важнейших основ обеспече­ния мира и безопасности и развития сотрудничества в Европе.

Среди экономических компонентов этого принципа, по­мимо вышеупомянутых, следует выделить его направленность «на обеспечение свободного развития каждого государства, против политики диктата и подчинения».

Принцип добросовестного выполнения международ­ных обязательств (pasta sunt servanda) - один из древнейших принципов, без которого немыслимо существование самого международного права. В современном общем международ­ном праве он закреплен во многих международно-правовых актах. В преамбуле Устава ООН высказана решимость членов этой универсальной Организации «создать условия, при ко­торых могут соблюдаться справедливость и уважение к обя­зательствам, вытекающим из договоров и других источников международного права». В соответствии с п. 2 ст. 2 Устава все члены ООН обязаны добросовестно выполнять принятые по Уставу обязательства с целью обеспечения им всем в совокуп­ности прав и преимуществ, вытекающих из принадлежности к составу членов Организации. Согласно ст. 26 Венской кон­венции о праве международных договоров 1969 года, «каждый действующий договор обязателен для его участников и дол­жен ими добросовестно выполняться». Декларация ООН 1970 года завершается изложением содержания этого принципа. В этом документе в рамках содержания принципа pasta sunt ser­vanda зафиксированы следующие относящиеся ко всем госу­дарствам обязательства: добросовестно выполнять обязатель­ства, принятые государствами в соответствии с Уставом ООН, вытекающие из общепризнанных принципов и норм между­народного права, а также вытекающие из международных договоров, действительных согласно общепризнанным прин­ципам и нормам международного права. В заключительной части изложения принципа подчеркивается преимуществен­ная сила обязательств государств по Уставу ООН, в случае если им противоречат обязательства, вытекающие из международ­ных договоров.

В Заключительном акте Совещания по безопасности и со­трудничеству в Европе при изложении принципа «Добросо­вестное выполнение обязательств по международному праву» помимо воспроизведения уже известных положений Устава ООН подчеркивается, что при осуществлении своих суверен­ных прав, включая право устанавливать свои законы и адми­нистративные правила, государства-участники будут сообра­зовываться со своими обязательствами по международному праву, а также выполнять положения Заключительного акта.

Необходимо подчеркнуть, что изложенный перечень не является исчерпывающим. В него должен быть включен и та­кой важный принцип, как территориальная неприкосно­венность и целостность, который вытекает из принципа ува­жения государственного суверенитета и неразрывно связан с ним. Согласно п. 4 ст. 2 Устава ООН, «все Члены Организации Объединенных Наций воздерживаются в их международных отношениях от угрозы силой или ее применения как против территориальной неприкосновенности или политической не­зависимости любого государства, так и каким-либо другим об­разом, несовместимым с Целями Объединенных Наций». Тем самым Устав ООН утвердил принцип неприкосновенности государственной территории. Впоследствии это положение Устава неоднократно подтверждалось и развивалось в решени­ях органов ООН. Принцип территориальной неприкосновен­ности и целостности нашел свое отражение и в Декларации ООН 1970 года, в которой записано, что каждое государство «должно воздерживаться от любых действий, направленных на частичное или полное нарушение национального единства и территориальной целостности любого другого государства или страны». Одновременно в Декларации подчеркивается, что «территория государства не должна быть объектом воен­ной оккупации, явившейся результатом применения силы в нарушение Устава», и что «территория государства не должна быть объектом приобретения другим государством в резуль­тате угрозы силой или ее применения». При этом делается оговорка, что вышеприведенные положения не должны тол­коваться как нарушение положения Устава ООН или любые международные соглашения, заключенные до принятия Уста­ва ООН и имеющие юридическую силу в соответствии с меж­дународным правом.

Дальнейшим этапом в развитии принципа территори­альной целостности и неприкосновенности является Заклю­чительный акт, в котором содержатся положения, которые не только значительно шире соответствующих постановлений Устава ООН, но и содержат такие элементы, которых нет в последнем. В частности, подчеркивается, что государственная территория не должна превращаться в объект военной окку­пации или насильственного приобретения и не должна быть объектом других прямых или косвенных мер применения силы в нарушение международного права.

С принципом территориальной неприкосновенности и целостности неразрывно связан принцип нерушимости границ, который также закреплен в Заключительном акте Совещания по безопасности и сотрудничеству в Европе. В со­ответствии с этим документом государства - участники Сове­щания рассматривают все границы друг друга и границы всех государств в Европе как нерушимые, обязаны воздерживать­ся от посягательств на них, а также от любых требований или действий, направленных на захват и узурпацию части или всей территории любого государства - участника. Признание этого принципа на широкой многосторонней основе представляет собой центральную часть фундамента обеспечения мира на европейском континенте.

Имеющиеся в международно-правовой литературе ука­зания на число современного международного права и их формулировки основных начал не отличаются однообразием, что в известной мере обусловлено взаимосвязанностью этих начал, доходящей в отношении некоторых из них до взаимопроникновения. Именно в силу взаимосвязанности всех этих принципов менее общие из них могут рассматриваться как элементы содержания более общих. В частности, это относит­ся к принципам разоружения и запрещения пропаганды во­йны, которые рассматриваются как элементы содержания бо­лее общего принципа запрещения применения силы и угрозы силой, а также к принципам уважения государственного суве­ренитета и равноправия государств, которые рассматриваются как части принципа суверенного равенства государств. Взаи­мосвязанность принципов проявляется не только в формули­ровках конкретных принципов, но и должна учитываться в процессе их практического осуществления. В заключительной части Декларации ООН 1970 года по этому поводу специально отмечается, что содержащиеся в ней принципы являются «вза­имосвязанными и каждый принцип должен рассматриваться в контексте всех других принципов». Эта же мысль нашла от­ражение и в заключительных положениях Декларации прин­ципов Заключительного акта. В них, в частности, говорится, что все принципы, изложенные в этой Декларации, «имеют первостепенную важность и, следовательно, они будут одина­ково и неукоснительно применяться при интерпретации каж­дого из них с учетом других». Эти положения подтверждают наличие устойчивого единства - системы международно-пра­вовых принципов мирного сосуществования. Эта система про­шла в своем развитии несколько этапов.

Первый из них может быть назван этапом возникновения системы международно-правовых принципов мирного сосу­ществования. За период с 1917 по 1945 год к моменту подпи­сания Устава ООН под воздействием внешней политики Со­ветского Союза не только происходит большое качественное изменение таких традиционных принципов, как уважение государственного суверенитета, равенство государств, невме­шательство во внутренние дела государств, но одновременно возникают и такие новые международно-правовые принципы, как запрещение угрозы силой или ее приминения, равнопра­вие и самоопределение народов. Эти обогащенные, а также новые принципы международного права впервые все вместе в их общих чертах были закреплены в Уставе ООН, и это яви­лось завершением первого этапа их развития - возникновени­ем у них системного качества.

Второй этап может именоваться этапом развития систе­мы международно-правовых принципов мирного сосущество­вания. Он начинается с момента принятия Устава ООН и длит­ся до начала 70-х годов.

В это время происходит дальнейшее укрепление и раз­витие этих принципов, результаты которого фиксируются в многочисленных двусторонних, региональных и универсаль­ных международных документах большого политического и правового значения. Особую роль в этом сыграли резолюции межправительственных организаций и в особенности резолю­ции и декларации Генеральной Ассамблеи ООН. В результате за это время все основные принципы международного права обогатились новым прогрессивным содержанием, значитель­но более широким и глубоким, нежели в период принятия Устава ООН. Одновременно принципы получили еще более универсальное признание государств.

Третий этап может быть охарактеризован как этап зре­лости системы международно-правовых принципов мирного сосуществования. Он начался в начале 70-х годов прошлого века и продолжается в настоящее время. Вначале его харак­терной чертой был процесс разрядки международной на­пряженности. Разрядка - это прежде всего преодоление на­следия «холодной войны», нормализация отношений между государствами. Разрядка предполагала готовность разрешать разногласия и споры не силой или угрозой ее применения, а мирными средствами, за столом переговоров. В ее основе - определенное доверие и умение государств считаться с инте­ресами друг друга.

Важным рубежом становления этого, третьего этапа, су­щество которого заключается, по словам В.К. Собакина, в том, что борьба шла «уже не за признание принципов мирного сосуществования, а за материализацию разрядки, наполне­ние ее конкретным содержанием в применении к актуальным международным проблемам», стало Совещание по безопас­ности и сотрудничеству в Европе.

В тот период разрядка международной напряженности была ведущей тенденцией в отношениях между государства­ми. Однако и в теории, и в практике международных отно­шений существуют и другие тенденции, тенденции противо­положного характера, которые в современных условиях ярко проявляются в политике США и других стран НАТО.

Кардинальные изменения, произошедшие в межгосудар­ственной системе после распада СССР и системы стран социа­листического содружества, привели к исчезновению старых и к появлению новых характеристик мироустройства. Ушла би­полярность, появились однополярность и многополярность. Претендующие на мировое лидерство и рассматривающие себя в качестве единственного полюса в мировой политике США столкнулись с позицией многих других государств, явно не желающих признавать их в этом качестве. Так появилась тенденция, направленная на формирование многополярного мира.

Одной из важных задач современного этапа развития по- прежнему является последовательное и повседневное прове­дение в жизнь принципов мирного сосуществования, их даль­нейшее укоренение в международных отношениях.

Развитие содержания принципов мирного сосущество­вания и, следовательно, развитие всей их системы имеет свои особенности на каждом этапе и в плане тех международно­правовых путей, которыми оно преимущественно протекает в тот или иной период. Прежде всего необходимо подчеркнуть, что развитие содержания принципов и их системы может протекать двумя различными международно-правовыми пу­тями: обычно-правовым и договорно-правовым. Новый прин­цип или новое содержание уже существующего принципа может явиться результатом процесса, который протекал либо одинаковыми путями на различных этапах, либо различными путями на разных, либо при сочетании обоих путей в рамках одного или нескольких этапов.

Несмотря на различие путей, которыми развивается со­держание существующих принципов, идет становление новых принципов, а также развивается их система, в основе каждого из этих путей лежит процесс достижения соглашения. Суще­ство этого процесса заключается в согласовании волеизъявле­ний государств вначале относительно содержания принципа или его новых элементов (содержащего желательное прави­ло поведения, но еще не обязательное), а затем относительно признания его в качестве нормы международного права (т.е. правила поведения уже обязательного для государств, уча­ствовавших в его создании).

Процесс этот представляет собой сочетание борьбы и со­трудничества государств, причем его успешное завершение невозможно без преобладания сотрудничества, без компро­миссов.

На первом этапе внедрения принципов мирного сосу­ществования в международную жизнь наиболее прогрессив­ным оказался договорно-правовой путь. На его заключитель­ной стадии в результате принятия Устава ООН - договора sui generis, обязательная сила которого не вызывает сомнений, была впервые закреплена сложившаяся к тому времени в общих чертах система международно-правовых принципов мирного сосуществования.

На втором этапе прогресс был достигнут в результате принятия Генеральной Ассамблеей резолюций, выступающих как средство констатации, толкования и развития действую­щих принципов и норм международного права. Положения, содержащиеся в этих резолюциях, приобрели обязательный характер обычно-правовым путем, то есть путем их превра­щения в обычную норму международного права, в между­народно-правовой обычай. В соответствии с общей теорией международного права и международной практикой между­народно-правовым обычаем может стать лишь такое правило поведения, которое отвечает одновременно трем следующим требованиям: общности применения, многократности при­менения (как правило), признанию в качестве обязательной. Применительно к резолюциям Генеральной Ассамблеи ООН первое требование проявляется в принятии их с общего со­гласия, то есть единогласно или консенсусом. Второе требо­вание проявляется: во-первых, в систематическом включении в повестку дня Генеральной Ассамблеи вопросов о ходе осу­ществления ранее принятой резолюции; во-вторых, в разра­ботке программы, намечающей конкретные меры по осущест­влению ранее принятой резолюции, и, в-третьих, в создании органа по имплементации положений ранее принятой резо­люции. Эти пути проявления многократности не исключают один другого и могут быть использованы в сочетании. Третье требование может быть удовлетворено путем заявлений го­сударств - членов ООН, в которых они исходят из признания обязательной силы положений, закрепленных в резолюциях.

Среди резолюций, принятых на втором этапе развития принципов мирного сосуществования и их системы, следует выделить прежде всего резолюцию 1514/XV от 14 декабря 1960 г., известную как Декларация о предоставлении независимо­сти колониальным странам и народам, и особенно принятую 24 октября 1970 г. на XXV сессии Генеральной Ассамблеи ООН Декларацию о принципах международного права, касающих­ся дружественных взаимоотношений и сотрудничества госу­дарств в соответствии с Уставом Организации Объединенных Наций. Положения этих документов не только подтверждают, конкретизируют и дают авторитетное толкование, но и разви­вают соответствующие положения Устава ООН. Так, в Декла­рации о предоставлении независимости нашел подтвержде­ние, конкретизацию и дальнейшее развитие закрепленный в ст. 1 и 55 Устава ООН принцип равноправия и самоопределе­ния народов. Что касается Декларации ООН 1970 года, то она кодифицировала и развила подавляющее большинство меж­дународно-правовых принципов мирного сосуществования.

Несмотря на то что эти декларации как резолюции Ге­неральной Ассамблеи ООН не имеют обязывающей силы, их международно-правовое значение значительно больше, неже­ли значение обычных рекомендаций.

Декларация 1960 года, за которую были поданы голоса 89 государств при 9 воздержавшихся и отсутствии голосовавших против, излагает основные элементы содержания принципа равноправия и самоопределения народов. Она явилась авто­ритетным выражением позиций подавляющего большинства государств.

При характеристике резолюций, «которые подтвержда­ют те или иные положения Устава ООН, иные общепризнан­ные нормы международного права или дают им толкование, развивают их», в отечественной международно-правовой доктрине отмечалось, что они выходят за рамки обыкновен­ных рекомендаций и приобретают обязательную силу для членов ООН. Для юридической квалификации принципов, изложенных в Декларации ООН 1970 года, весьма важными являются постановления, содержащиеся в ее заключительной части - Общих положениях. В одном из них, в частности, за­явлено, что принципы Устава ООН, содержащиеся в деклара­ции, «представляют собой основные принципы международ­ного права» и поэтому ко всем государствам обращен призыв «руководствоваться этими принципами в своей междуна­родной деятельности и развивать свои взаимоотношения на основе их строгого соблюдения». Столь же важно то обстоя­тельство, что декларация является общепризнанным между­народно-правовым актом, поскольку она была принята еди­ногласно. Как отмечает А.П. Мовчан, она представляет собой документ, «выражающий согласование воль государств как в отношении основных правил поведения государств, так и в от­ношении признания за этими правилами качества основных принципов современного международного права». Деклара­ция ООН 1970 года обладает определенной юридической си­лой. Ее большое значение состоит в том, что в ней закреплены конкретные выводы из общих положений Устава ООН, каса­ющихся основных принципов международного права, а так­же даны «четкие формулировки элементов содержания семи принципов с учетом тех огромных изменений политического, экономического, социального и правового характера, которые произошли в международных отношениях после принятия Устава ООН».

Для третьего этапа внедрения принципов мирного со­существования и их системы в международные отношения наиболее характерным оказался договорно-правовой путь. Причем для этого этапа характерно развитие преимуществен­но региональной (вначале в основном европейской) системы принципов на фоне борьбы за укоренение в международных отношениях принципов универсальной системы. Начало эта­па ознаменовалось подписанием серии двусторонних межго­сударственных договоров и других документов между СССР и Францией, ФРГ, США, Великобританией, Италией, Канадой; Польшей и ГДР с ФРГ. Сюда же следует отнести Соглашение четырех держав по Западному Берлину 1971 года. В этих до­говорах содержались положения, касающиеся неприменения силы и угрозы силой, мирного разрешения международных споров, нерушимости сложившихся границ, территориаль­ной целостности государств, а также уважения государствен­ного суверенитета и невмешательства во внутренние дела.

Далее, выдающуюся роль в укреплении и развитии прин­ципов мирного сосуществования и их системы (причем не только региональной) сыграло Совещание по безопасности и сотрудничеству в Европе. Согласованные участниками Совеща­ния принципы отношений между государствами подтвержда­ют уже имеющие юридическую силу соответствующие поло­жения, которые были ранее включены в подписанные между ними договоры и другие документы.

В Декларации принципов международного права, ко­торыми государства-участники будут руководствоваться во взаимных отношениях, являющейся неотъемлемой частью хельсинкского Заключительного акта, содержится десять принципов: суверенное равенство, уважение прав, присущих суверенитету; неприменение силы или угрозы силой; неру­шимость границ; территориальная целостность государств; мирное урегулирование споров; невмешательство во внутрен­ние дела; уважение прав человека и основных свобод, включая свободу мысли, совести, религии и убеждений; равноправие и право народов распоряжаться своей судьбой; сотрудниче­ство между государствами; добросовестное выполнение обя­зательств по международному праву. Все эти принципы на­ходятся в соответствии с Уставом ООН, как это закреплено в преамбуле самой Декларации принципов Заключительного акта, и, более того, большинство из них текстуально совпадают или весьма близки по содержанию с соответствующими прин­ципами Декларации ООН 1970 года. В связи с этим возникает вопрос об их юридической квалификации: являются ли они новым официальным актом толкования основных принципов международного права применительно к европейским усло­виям, либо простым их воспроизведением и подтверждением, либо результатом процесса нормообразования. Другими сло­вами, вопрос сводится к тому, результатом какого процесса яв­ляются принципы Декларации - правоприменительного или правотворческого?

В отечественной международно-правовой литературе на этот счет уже высказывались мнения. Отмечалось, что «участ­ники Совещания видели свою задачу не в простом подтверж­дении и толковании принципов международного права, а в их конкретизации, в таком формулировании составляющих их содержание элементов, которое вполне может быть охаракте­ризовано как проявление нормотворческого процесса». При изложении аналогичной точки зрения подчеркивалось, что в Заключительном акте «сформулированы, развиты и конкре­тизированы применительно к европейской реальности прин­ципы взаимоотношений государств-участников; некоторые из них сформулированы и закреплены в многостороннем поряд­ке впервые (например, принцип нерушимости границ)». Бо­лее кратко эти принципы характеризуются «как основные (ос­новополагающие) нормы регионального типа». В результате сравнительного анализа Декларации принципов Заключи­тельного акта и Декларации ООН 1970 года был сделан вывод не только о совпадении и значительной близости формули­ровок соответствующих принципов, но и о наличии в первой из них элементов конкретизации и развития. При этом было подчеркнуто выделение в Декларации принципов Заключи­тельного акта в качестве самостоятельных еще трех принци­пов: нерушимости границ, территориальной целостности го­сударств, а также уважения прав человека и основных свобод, включая свободу мысли, совести, религии и убеждений.

Проанализировав текст Заключительного акта, сравнивая положения содержащейся в нем Декларации с положениями Декларации ООН 1970 года, а также рассмотрев имеющиеся на этот счет точки зрения, можно заключить, что Декларация принципов Заключительного акта является результатом соче­тания правоприменительного и правотворческого процессов. Причем результатам правоприменительного процесса был придан столь же обязывающий характер. В ходе разработки Декларации принципов Заключительного акта правопри­менительная деятельность тесно переплеталась с правотвор­ческой, и поэтому в отношении ряда принципов затрудни­тельно сказать, в результате какого вида деятельности они появились. Это, в частности, относится к впервые выделенным в этой декларации трем принципам, формулировки которых во многом сходны с формулировками соответствующих поло­жений заключенных ранее двусторонних договоров и основ­ные положения которых в той или иной форме упоминались в Декларации ООН 1970 года. Здесь, с одной стороны, соответ­ствующие нормы были подняты с двустороннего на более вы­сокий - региональный уровень в результате изменения субъ­ектного состава их авторов и субъектного состава носителей соответствующих прав и обязанностей, то есть в результате правотворческой деятельности, а с другой - отдельные поло­жения Декларации ООН 19770 года были конкретизированы и развиты в процессе правоприменительной деятельности, результатам которой был придан обязывающий характер. Заключительный акт является международным соглашением упрощенного вида: обязывающий характер достигнутые на Совещании договоренности (в том числе и новые принципы, и новые элементы «старых») приобрели в результате их одо­брения консенсусом и последующего подписания Заключи­тельного акта.

Основной баланс интересов, нашедший свое выражение в первую очередь в Декларации принципов Заключительно­го акта, был отражен также в договоренностях относительно принципиальных основ сотрудничества государств различных социально-экономических систем. Эти основы изложены помимо Декларации во вступлениях к разделам Заключитель­ного акта, касающимся экономического сотрудничества и сотрудничества в гуманитарных областях. В них была выска­зана убежденность в том, что сотрудничество в этих областях «должно осуществляться при полном соблюдении принци­пов, регулирующих отношения между государствами-участниками, как они изложены» в Декларации принципов Заклю­чительного акта.

Система международно-правовых принципов мирного сосуществования, как и международное право в целом, выпол­няет специфические функции в современных международных отношениях.

Современные международные отношения представляют собой одну из самых сложных сфер социального регулирова­ния. Международное право является средством регулирова­ния международных отношений, сознательного, согласован­ного воздействия государств на их развитие. Как отмечает Г.И. Тункин, являясь регулирующей подсистемой системы между­народных отношений, международное право выполняет две основные функции: стабилизирующую и созидательную. При этом оно фиксирует уже достигнутый уровень развития международных отношений, служит одним из средств их из­менения или коренной перестройки на новых, более прогрес­сивных началах. В соответствии с основными закономерностя­ми воздействия права на общественные отношения, отмечает Г.В. Игнатенко, современное международное право «органиче­ски сочетает решение задачи закрепления и охраны историче­ски сложившихся устоев международного общения и задачи стимулирования социального прогресса в международном развитии». Следует отметить, что на практике четкую грань между этими функциями провести, как правило, трудно, по­скольку они тесно связаны и переплетаются. Однако приме­нительно к конкретному международно-правовому принци­пу, норме или акту зачастую можно определить, какая из них преобладает в данном случае.

При выделении таких функций, как регулирующая и стабилизирующая, следует иметь в виду, что право вообще и международное право в частности является регулятором общественных и, в частности, международных отношений, то есть регулирование - его основное назначение. При этом меж­дународно-правовое регулирование может быть направлено в одних случаях на стабилизацию международных отношений, а в других - на создание новых международных отношений. Правда, в последних случаях собственно регулирования еще не происходит, а построена лишь его модель. Однако эту модель, то есть те или иные международно-правовые принципы и нормы, не следует рассматривать как основу развития соответ­ствующих международных отношений; они - лишь средство для их развития. Применительно к общепризнанным принци­пам международного права и иным нормам международного права (публично-правовым, а нередко и частно-правовым). Соответственно, по мнению Г.И. Морозова, вполне оправдано говорить о таких функциях, как «содействие созданию общего благоприятного климата для развития международных отно­шений» и «регулирование с помощью юридических норм кон­кретных областей международных отношений» (регламенти­рующая функция). Однако в процессе выполнения каждой из этих функций может осуществляться и стабилизация, и про­гнозирование международных отношений.

В зарубежной международно-правовой доктрине отмеча­лась двоякая роль международного права: упорядочивающая в тех областях, где государства сотрудничают и объединяются друг с другом, и стимулирующая в тех областях, где они бо­рются и препятствуют друг другу. Вместе с тем и в тех, и в других областях стабилизация существующего уровня разви­тия международных отношений может сочетаться с прогно­зированием новых отношений.

Как и все международно-правовые нормы, основные принципы можно подразделить на те, которые предусматри­вают совершение активных действий, и на те, которые предус­матривают воздержание от действий: запрещение определен­ных из них или ограничение.

Несмотря на то что большинство принципов принад­лежит к первому виду, немногочисленные принципы, отно­сящиеся ко второму, находятся фактически в центре основы международного правопорядка. Это касается принципа за­прещения применения силы и угрозы силой, а также прин­ципа невмешательства во внутренние дела государств. Имен­но эти принципы в первую очередь способствуют упрочению отношений мирного сосуществования, укреплению мира и безопасности - важнейших основ развития долговременного взаимовыгодного сотрудничества государств. Поэтому они прежде всего направлены на закрепление и стабилизацию правопорядка, а также на развитие нормальных отношений между государствами.

Преимущественно стабилизирующую функцию выпол­няют и некоторые принципы, предусматривающие соверше­ние активных действий. Среди них можно назвать принцип мирного разрешения международных споров, принцип су­веренного равенства государств, а также принцип добросо­вестного выполнения государствами международных обяза­тельств. Наряду с этим они служат средством дальнейшего развития международных отношений, поскольку объективно обусловленные изменения в них происходят не только под стимулирующим воздействием подвижных норм, но и под воздействием менее подвижных, относительно устойчивых норм, прежде всего принципов.

Наиболее существенным фактором развития междуна­родных отношений служат принципы, непосредственно каса­ющиеся международного сотрудничества, которые являются непосредственной основой и предпосылкой для заключения международных договоров и соглашений. Среди этих прин­ципов: обязанность государств сотрудничать друг с другом, равноправие и самоопределение народов, суверенное равен­ство государств, добросовестное выполнение государствами международных обязательств и др. Эти и иные принципы мирного сосуществования явились основой и предпосылкой для заключения целого комплекса международных договоров и соглашений. Опосредованно, через эти договоры и согла­шения, принципы мирного сосуществования сыграли важ­нейшую роль в стабилизации и закреплении разрядки меж­дународной напряженности, в упрочении основ и развитии международного сотрудничества.

Анализируя соглашения, которые могут и должны быть заключены в целом ряде намеченных областей, можно при­йти к выводу, что все они, во-первых, не только будут разра­батываться на основе принципов мирного сосуществования и, во-вторых, будут направлены не только на стабилизацию меж­дународной обстановки, но и на создание новых, более благо­приятных для дела мира и международного сотрудничества международных отношений.

Таково, в общем, влияние, оказываемое основными прин­ципами международного права - принципами мирного со­существования на международные отношения вообще и на развитие международного экономического сотрудничества в частности, как непосредственно, так и опосредствованно через разрабатываемые на их основе международные договоры и соглашения и обратное влияние международных отношений и международного сотрудничества на развитие содержания принципов и появление новых (как прямое, так и косвенное, через соответствующие договоры и соглашения).

Если международный договор выступает в основном как традиционная форма развития содержания и реализации принципов мирного сосуществования, как форма сотрудниче­ства государств, то международная организация представляет собой организационную структуру для разработки и меха­низм для реализации этих принципов, орган международно­го сотрудничества.

В основе общих международных организаций лежат их учредительные акты - уставы, являющиеся договорами sui generis. В уставах закреплены прежде всего цели, для дости­жения которых учреждена та или иная организация, а также принципы, на основе которых должна осуществляться их дея­тельность. В Уставе ООН, например, зафиксировано, что ООН преследует цель «быть центром для согласования действий наций в достижении» их «общих целей», которые заключают­ся главным образом в поддержании международного мира и безопасности, а также в развитии разностороннего взаимовы­годного сотрудничества между ними, то есть в укреплении и развитии отношений мирного сосуществования.

Принципы мирного сосуществования, закрепленные в Уставе ООН, были не только кодифицированы и прогрессив­но развиты в рамках Организации, но и в значительной мере реально применялись в практике ее деятельности. Основным итогом деятельности ООН за все время ее существования мож­но считать ее вклад в предотвращение новой мировой войны. Семидесятилетний период без мировой войны - наиболее стабильная основа для развития долговременного взаимовы­годного сотрудничества государств. Велика роль в развитии международного сотрудничества и других общих междуна­родных организаций, особенно специализированных учреж­дений ООН. Задачи поддержания международного мира и безопасности и развития международного сотрудничества в специальных областях взаимосвязаны самым тесным образом.

Статья опубликована в Евразийском юридическом журнале № 1 (92) 2016


 



© 2014 Евразийский новостной клуб