11:29, 20 Июль 2016

Возможно ли в России узаконение многоженства?

СЕМЕЙНОЕ ПРАВО

 

Как и прежде, в России законодательно закреплена моно­гамия.

В Древней Руси у полян существовало единобрачие (моногамия). У радимичей, вятичей, северян, кривичей и др. было многоженство (полигамия). Запрет на многоженство постепенно стал устанавливаться с закреплением на Руси цер­ковной формы брака. Так, каноническое право закрепляло моногамию. В «Вопрошаньи Кирика» одинаково нехорошим называется как открытое содержание наложниц, так и тайные сексуальные отношения с многими рабынями (ст. 69). Устав Ярослава предусматривал ответственность за двоеженство, которое по-прежнему не было принято в низших социальных слоях общества, в отличие от высших.

При этом в низших социальных слоях населения были традиционно приняты также моногамные браки. Что касается высших социальных слоев, то у них в этот период практикует­ся многоженство, которое, следует отметить, не исчезло у них и впоследствии.

Все последующие источники семейного права тоже со­держали соответствующее положение. Таким образом, отсут­ствие другого зарегистрированного брака в качестве условия заключения брака имеет традиционный характер.

В Европе по статистике 82 % мужчин и 78 % женщин из­меняют своим супругам. Россия в этом смысле не исключение. Кроме того, в определенных слоях общества есть стремление к полигамии. В то же время большая часть общества против уза­конения многоженства. Многие центральные средства массо­вой информации активно выступили против попытки узако­нения полигамии. Короче говоря, полигамия в российском обществе не рассматривается в качестве нормального явления. Таким образом, в России издавна по традиции принята моно­гамия.

Брачно-правовая политика РФ строится исходя из от­ношения к браку как биологическому союзу только одного мужчины и только одной женщины и не допускает одновре­менного их нахождения в нескольких браках. Моногамный брак - самая распространенная в мире форма брака, что сви­детельствует о воплощении в семейном законодательстве РФ наиболее распространенной традиции брачно-семейного устройства. Тот факт, что она является самой распространенной, означает ее оптимальность применительно к брачным отношениям. Иначе говоря, семейное законодательство обе­спечивает наиболее оптимальные условия для брака в части количества его субъектов, что в свою очередь указывает на обе­спечение стабильности брака.

Считается, что стремление к полигамии характеризу­ет незрелость личности, а значит, само явление полигамии оказывает негативное (дестабилизирующее) воздействие на личность. Действительно, человек, состоящий одновременно в нескольких брачных союзах, не способен к полноценному участию как в семейной, так и в иных сферах (в трудовой, в частности), необходимых для гармоничного существования личности, в силу нехватки времени и сил. А потому запрет полигамии обеспечивает психологическую стабильность лич­ности. Как уже отмечалось, здоровые, в том числе психологи­чески, люди нужны государству, да и сами они в этом заинте­ресованы.

Моногамия является прогрессивной исторической фор­мой семьи, что указывает на прогрессивный характер зако­нодательства, закрепившего соответствующие брачные отно­шения. Она необходима для правильного функционирования семьи, решения стоящих перед супругами социальных задач. Одно из назначений семьи - обеспечение психологической разгрузки, что отсутствует в полигамном союзе в силу эгои­стичной по природе натуры человека. Одна из социальных за­дач, стоящих перед браком, как отмечалось - рождение и вос­питание детей, условия для чего в полигамных союзах также нельзя считать благоприятными. Таким образом, моногамия обеспечивает нормальное функционирование семьи и вос­питание детей как одну из социальных задач, стоящих перед супругами. В благоприятном функционировании семьи за­интересованы как государство, так и отдельные субъекты. От благополучия семьи как крупнейшего общественного инсти­тута зависит благополучие общества. Дисбаланс в семейных отношениях подчас негативно сказывается на личности, деста­билизирует ее.

До недавнего времени соблюдение данного условия всту­пления в брак проверялось органами загсов путем проверки паспортов жениха и невесты на предмет отсутствия отметки о нерасторгнутом браке. Упречность этого способа обусловле­на тем, что паспорт при заполнении всех страниц о семейном положении подлежит замене, а в новом паспорте отметки о за­ключенных ранее браках заново не проставляются. В такой ситу­ации единственно возможным источником информации о ранее заключенных браках являются третьи лица. Однако, если второй (третий) брак заключается не в месте постоянного проживания данного лица, вероятность того, что о нем узнают третьи лица и сообщат в орган загса о нарушении правила о единобрачии, сво­дится к минимуму.

В настоящее время согласно изменениям, принятым в соответствии с Федеральным законом от 31 декабря 2014 г. № 517-ФЗ, создается единая информационная база (ст. 7), в кото­рой будет содержаться вся информация о заключенных и рас­торгнутых браках, что облегчит безошибочную проверку до­кументов на наличие нерасторгнутого брака.

Президент Ингушетии, ссылаясь на подп. «к» п. 1 ст. 72 Конституции РФ, согласно которому семейное законодатель­ство относится к предметам совместного ведения Федерации и ее субъектов, и на то, что во многих республиках граждане мужского пола фактически состоят одновременно в нескольких браках, еще в 1999 г. выступил с законодательной инициативой о внесении дополнений в ст. 14 СК РФ. Он предложил после слов «в другом зарегистрированном браке» включить слова «если иное не установлено законом субъекта Российской Фе­дерации».

О целесообразности введения многоженства неоднократ­но заявлял президент Чечни, говоря о ней как о традиционном укладе жизни республики.

По словам парламентария Владимира Жириновского, во­прос о многоженстве требует решения не только в Чечне, но и в России в целом. Он отмечает, что в настоящее время 300 ты­сяч детей в России ежегодно рождаются вне брака и женщин в нашей стране на 10 миллионов больше, чем мужчин, о судьбе которых необходимо позаботиться.

По мнению известного правоведа М. Барщевского, приня­тие закона о многоженстве для какого-либо отдельного субъ­екта некорректно по отношению к другим, так как семейное законодательство в целом федеральное, а не региональное.

Действительно, в российском обществе существует про­блема внебрачной рождаемости и дисбаланса полов, одним из способов борьбы с которой является моногамия. В то же время, как неоднократно отмечалось, в России издавна и по сей день традиционно принята моногамия, что определяется различными факторами, в числе которых нормы морали и нравственности, менталитет, религия как нравственная основа общества и т. п. Так, как отмечает Председатель синодально­го Отдела по взаимодействию церкви и общества протоиерей Всеволод Чаплин, большинство россиян православные, для них брак - это союз между одним мужчиной и одной женщиной. В этой ситуации закрепление полигамии на федераль­ном уровне способно пошатнуть общественные нравы.

В то же время, как отмечалось, Россия издревле многона­циональное государство, на территориях которого, как пре­жде, так и сейчас, проживает большое количество различных народов, в том числе мусульманского вероисповедания, ко­торых, по некоторым статистическим данным, полученным в 2012 г., 6,5% россиян.

У мусульман многоженство - многовековой уклад жизни, их традиция, обусловленная религией. Как отмечает Пред­седатель комиссии Общественной палаты по межнациональ­ным отношениям Николай Сванидзе, восточные женщины сами могут быть не против стать второй или третьей женой. Действительно, у мусульманских народов женщины из поколения в поколение живут в полигамных браках. Так, даже в со­ветское время в отдельных регионах фактически существовало многоженство.

В Советском районном суде Махачкалы рассматривалось гражданское дело № 2-146/86, по которому Мамедова настаи­вала на признании за ней права собственности на долю частно­го домовладения, ссылаясь на то, что оно было построено ею совместно с мужем Ахмедовым, с которым она вступила в брак по шариату еще в 1936 г. Сын другой, официальной жены ут­верждал, что истица не может быть признана супругой его по­койного отца, поскольку брак между ними не был зарегистри­рован в органах ЗАГСа. Тем не менее суд удовлетворил иск, признав, что Мамедова в период с 1936 по 1954 г. находилась в фактических брачных отношениях с Ахмедовым, и в силу это­го признал за ней право на собственность (фактические брач­ные отношения или религиозный брак, заключенный до Указа Президиума Верховного Совета СССР от 8 июля 1944 г., могли иметь те же правовые последствия, что и зарегистрированный в ЗАГСе).

Не секрет, что в настоящее время многоженство фактиче­ски продолжает существоватьна территориях отдельных субъ­ектов РФ (например, Дагестан, Чечня).

Вообще, как отмечалось выше, в России наблюдается терпимое общественное отношение к обычаям и традициям других народов. Что касается мусульман, не рассматривая при этом радикально настроенных из их числа, то в их среде так­же принято относиться с почтением к обычаям и традициям других народов. Следует отметить, что даже в период татаро­монгольского нашествия мусульмане не уничтожали русскую самобытность.

В этой ситуации будет безнравственно и оскорбительно для чувств мусульман рассматривать отношения, складыва­ющиеся в моногамном союзе, как гражданско-правовые, так как данные отношения складываются между мужем и женами именно как семейные, а не как отношения по выполнению ра­бот и оказанию услуг.

Протоиерей Всеволод Чаплин признает право некоторых народов на практику многоженства. Он обоснованно считает, что к тем, кто ее придерживается, нужно относиться с пониманием. Следует также отметить, что соблюдение традиций обеспечивает общественный порядок. В свою очередь, когда государство их игнорирует, в обществе возникает самоуправ­ство, которое в мусульманской среде и так существует. Показа­тельным примером является Германия, где среди мусульман «процветает» самоуправство. В то же время к правовой си­стеме должно быть доверие, в чем особенно нуждается такая многонациональная страна, как Россия, в целях обеспечения общественного порядка.

На основании этого закрепление моногамии в России видится обоснованным. В то же время, учитывая многонацио­нальность России, разнообразный уклад жизни народов, про­живающих на ее территории, в частности, мусульман, для ко­торых следование Корану, мусульманским законам и обычаям имеет особое значение, в целях исключения принятого среди мусульман самоуправства, ввиду необходимости доверия, но, конечно, не в ущерб публичному порядку России, следует в целях сохранения обычаев и традиций отдельных народов в целях защиты их прав и интересов (по усыновлению, опеке, признанию права на жилое помещение, недвижимое имуще­ство) следует предусмотреть возможность предоставления от­дельных прав и обязанностей супругов лицам, проживающим совместно без регистрации брака с учетом обычаев и тради­ций места их проживания на территориях субъектов РФ, где такие обычаи и традиции существуют.

В соответствии со ст. 156 СК РФ в РФ исключена возмож­ность заключения полигамного брака иностранными гражда­нами и лицами без гражданства.

Согласно п. 1 ст. 158 в РФ не признаются полигамные бра­ки, заключенные между гражданами РФ и между гражданами РФ и иностранными гражданами или лицами без гражданства или иностранными лицами между собой за пределами терри­тории России.

По мнению Л. М. Пчелинцевой, в отдельных случаях воз­можно признавать полигамные браки. В частности, Л. М. Пче- линцева считает, что российский суд не вправе не признать алиментные обязательства членов полигамной семьи или су­пругов, брак которых был заключен по церковному обряду, если законодательство государства, где полигамный или рели­гиозный брак были заключены, допускает такую форму брака как действительную.

Признание полигамных браков в странах, где они не до­пускаются и не приняты, встречается за рубежом. В частности, в Германии, не допускающей многоженства, в отдельных слу­чаях признаются полигамные браки, заключенные иностран­цами. Например, в Касселе Федеральный социальный суд признал правомочными притязания второй жены покойного марокканца на 1/2 часть его пенсионных выплат, которые пер­вая жена хотела присвоить себе полностью. Несмотря на неза­конность полигамии в Германии, суд признал, что обе жены имеют право на равные доли наследства, таким образом, кос­венно подтвердив легитимность такого брака[21]. В Кобленце также административный апелляционный суд даровал право на постоянное проживание в стране второй жене иракца, ко­торая незаконно проживала с ним в полигамном браке в тече­ние 5 лет в Германии, — суд счел несправедливым высылать ее обратно в Ирак.

Традиционность многоженства в отдельных субъектах РФ означает, что публичный порядок РФ ввиду своей многогран­ности не исключает возможности признания на территории РФ полигамных браков, заключенных за рубежом. Так, дей­ствительно, несправедливо говорить о публичном порядке РФ, имея ввиду исключительно уклад русского народа, при этом не принимая во внимание обычаи и традиции других народов, проживающих на территории РФ.

Конечно, одна ситуация, когда в полигамный брак всту­пает свердловчанка, а другая - когда его заключает дагестан­ка. Для второй женщины, в отличие от первой, многоженство - часть самобытности народа, к которому она принадлежит. Следует также отметить, что полигамные браки являются ис­конно принятыми в ряде иностранных государств.

Вообще история правового регулирования положения иностранцев в русских землях начинается с Х в, с договоров Руси с Византией. В частности, были отменены нормы «бере­гового права» и установлена правовая защита иностранцев, потерпевших кораблекрушение, а также их имущества. По­мимо этого, отмечается, что все без различия жившие в рус­ских землях иностранцы обладали рядом прав, в числе кото­рых право свободного отправления веры и богослужения. Византийские авторы VII в. сообщают, что к чужеземцам сла­вяне относятся благосклонно. Из этого можно сделать вывод, что еще со времен древней Руси на ее территории не уничто­жалась самобытность других народов, их обычаи и традиции.

Учитывая в то же время обычаи и традиции России, в ко­торой издавна многоженство не принято, а также то, что его узаконение способно негативно повлиять на общественные нравы, которые и так в современном российском обществе нуждаются в укреплении (в обществе процветает супруже­ская неверность), отсутствие возможности вступать в поли­гамные браки на территории РФ обоснованно.

Однако, ввиду традиционности многоженства в отдель­ных субъектах РФ, представляется возможным предоставить субъектам РФ право принимать нормативные акты о призна­нии на их территориях отдельных прав и обязанностей супру­гов за лицами, заключившими за пределами РФ полигамные браки, реализация которого для субъектов возможна в случае существования на их территориях соответствующих обычаев и традиций.

При этом, исходя из многонациональности РФ, геополи­тическое пространство которой, как отмечалось, находится на стыке различных культур, каждая из которых обладает сво­ей уникальностью, которую необходимо сохранять, следует уточнить положения семейного законодательства РФ об огра­ничении применения на территории РФ иностранного зако­нодательства ввиду его противоречия публичному порядку РФ. В частности, в целях обеспечения сохранениясамобытности всех народов, проживающих на территории России, закрепленный публичный порядок РФ в области брачных от­ношений необходимо привести в соответствие с обычаями и традициями народов, населяющих территории РФ.

Принимая во внимание, что наши соотечественни­ки заключают браки с иностранными лицами, о чем все чаще становится известно в последнее время, а толкова­ние коллизионных норм иностранного государства может приводить к применению российского законодательства касательно условий вступления в брак, то российская му­сульманка в настоящее время не вправе заключить при­нятый для нее по традиции полигамный брак за преде­лами РФ,так как согласно ст. 1195 ГК РФ личным законом физического лица считается право страны, гражданство которой оно имеет. В данном случае таким правом будет являться семейное право РФ, в соответствии с которым многоженство в РФ не допускается. В то же время за­ключение такого брака не противоречит ментальности и культуре этой женщины, как не противоречит законам и ментальности ее жениха. В этой ситуации предлагается в целях обеспечения гражданам РФ возможности заключе­ния трансграничных браков, с учетом культурных особен­ностей народов, к которым они принадлежат, в качестве права, подлежащего применению к брачно-семейным от­ношениям (личный закон), определить право РФ с учетом обычаев и традиций места их жительства.

На основании этого, предлагается внести рад изменений в семейное законодательство РФ. В частности, предлагается изложить п. 1 ст. 158 СК РФ в следующей редакции: «Браки между гражданами Российской Федерации и браки между гражданами Российской Федерации и иностранными граж­данами или лицами без гражданства, заключенные за пре­делами территории Российской Федерации с соблюдением законодательства государства, на территории которого они заключены, признаются действительными в Российской Фе­дерации, если отсутствуют предусмотренные статьей 14 на­стоящего Кодекса обстоятельства, препятствующие заключе­нию брака,если иное не установлено законами субъектов РФ с учетом их обычаев и традиций».

Пункт 2 ст. 158 СК РФ следует дополнить следующим образом: «Браки между иностранными гражданами, заклю­ченные за пределами территории Российской Федерации с соблюдением законодательства государства, на территории которого они заключены, признаются действительными в Российской Федерации, если отсутствуют предусмотренные статьей 14 настоящего Кодекса обстоятельства, препятствую­щие заключению брака, если иное не установлено законами субъектов Российской Федерации с учетом их обычаев и тра­диций».

В ст. 167 СК РФ следует предусмотреть, что нормы ино­странного семейного права не применяются в случае, если такое применение противоречило бы основам правопорядка (публичного порядка с учетом существующих обычаев и тра­диций) Российской Федерации. В этом случае применяется законодательство РФ.

В ГК РФ следует предусмотреть, что право, подлежащее применению при заключении брака, определяется личным законом лица с учетом обычаев и традиций места его прожи­вания.предисл. П. А. Гейсмана. СПб., 1903. С. 187.

АЛЕШИНА Ольга Валерьевна

преподаватель кафедры гражданского права Уральского государственного юридического университета.


Яндекс.Метрика Рейтинг@Mail.ru

 



© 2014 Евразийский новостной клуб