×

Предупреждение

JUser: :_load: Не удалось загрузить пользователя с ID: 834
13:34, 19 августа 2016

К вопросу о понятии гражданско-правового сообщества как новеллы гражданского законодательства


ГРАЖДАНСКИЙ ПРОЦЕСС

Одним из существенных изменений гражданского зако­нодательства в последнее время, на наш взгляд, является при­знание решений собраний юридическими фактами. Помимо характеристики порядка проведения и голосования натакого рода собраниях законодатель определяет субъектов, прини­мающих подобные решения, и вводит в гражданский оборот такое новое понятие, как «гражданско-правовое сообщество». В соответствии с п.2 ст.181.1 главы 9.1 «Решение собрания, с ко­торым закон связывает гражданско-правовые последствия, по­рождает правовые последствия, на которые решение собрания направлено, для всех лиц, имевших право участвовать в дан­ном собрании (участников юридического лица, сособственни­ков, кредиторов при банкротстве и других - участников граж­данско-правового сообщества), а также для иных лиц, если это установлено законом или вытекает из существа отношений».

Однако само понятие гражданско-правового сообщества в законе не раскрывается. Предлагается только примерный перечень подобных гражданско-правовых сообществ. Это участники юридического лица, сособственники имущества, собрание кредиторов и другие - участники гражданско-право­вого сообщества. Как мы видим, список открытый.Необходи- мость введения понятия гражданско-правового сообщества, на наш взгляд, обусловлена тем, что это позволит определить возможность той или иной группе лиц урегулировать право­отношения путем принятия решений, имеющих правовые последствия,как для самих участников этих групп, так и для других лиц.

Исходя из смысла положений главы 9.1, мы можем прий­ти к выводу, что гражданско-правовое сообщество представля­ет собой некую совокупность лиц, которые уполномочены на собраниях принимать решения, имеющие гражданско-право­вые последствия, как для них самих, так и для иных лиц если это установлено законом или вытекает из существа отноше­ний. Также одним из квалифицирующих признаков подобно­го сообщества является наличие уполномоченного органа, т.е. собрания, на котором и принимаются юридически значимые решения. Решение должно быть зафиксировано требуемым образом и может быть обжаловано в суде.

Поскольку термин «гражданско-правовое сообщество» является новеллой в российском законодательстве, попро­буем обратиться к зарубежной правовой теории и практике. Подробный анализ характеристики гражданско-правовых со­обществ на примере сообщества сособственников имущества приводит в своей статье У.Б.Филатова: «Нормотворческая и правоприменительная практика в странах немецкоязычного правового круга романо-германской правовой семьи обнару­живает тенденцию к обособлению сособственников много­квартирного дома в особую группу участников гражданских правоотношений с приданием им статуса либо юридическо­го лица (Австрия), либо квазиюридического лица (Германия, Швейцария). Объединение сособственников, не обладающее статусом юридического лица, именуется правовой общностью. Понятие "правовая общность" не определяется в Германском гражданском уложении или Швейцарском гражданском ко­дексе, хотя названные правовые акты оперируют им. Майер Хаоц в комментарии к Швейцарскому гражданскому кодексу определяет правовую общность как "связь лиц без образова­ния юридического лица, члены которой являются носителями одинаковых прав и обязанностей"». Все вышесказанное сви­детельствует о том, что и в зарубежном законодательстве нет четкого определения гражданско-правового сообщества, но есть основания для широкой цивилистической дискуссии по данной проблематике.

Споры о сущности гражданско-правового сообщества ве­дутся и в среде российских правоведов. Следует, однако, отме­тить, что данная проблема касается прежде всего особенностей использования данной правовой конструкции применитель­но к корпоративным отношениям, в сравнительной характе­ристике с юридическим лицом или относительно собрания сособственников объекта недвижимого имущества (чаще всего жилого дома, здания или земельного участка).

Наиболее подробное и всестороннее исследование вну­тренних сущностных характеристик гражданско-правового со­общества проводится С.Ю.Филлиповой, которая предлагает несколько подходов к анализу данной правовой конструкции.

Однако, на наш взгляд, исследователями рассматривается использование понятия гражданско-правового сообщества до­статочно узко, исключительно в рамках Гражданского кодекса и корпоративного законодательства. Подобный подход пред­ставляется весьма ограниченным.

Хотелось бы обратить внимание, что в целом ряде дей­ствующих нормативных актов, напрямую регулирующих гражданские отношения, не только упоминается о принятии юридически значимых решений с участием подобных сооб­ществ, но и ставятся правовые последствия в зависимость от них. Причем действуют некоторые из них более десяти лет. Речь идет прежде всего о Земельном и Градостроительном ко­дексах.

В частности, в соответствии с п.1 ст.28 Градостроитель­ного кодекса РФ «в целях соблюдения права человека на бла­гоприятные условия жизнедеятельности, прав и законных интересов правообладателей земельных участков и объектов капитального строительства публичные слушания по проек­там генеральных планов, в том числе по внесению в них из­менений (далее - публичные слушания), с участием жителей поселений, городских округов проводятся в обязательном порядке». Далее в п.7 устанавливается, что заключение о ре­зультатах публичных слушаний подлежит опубликованию в порядке, установленном для официального опубликования муниципальных правовых актов, иной официальной инфор­мации, и размещается на официальном сайте поселения. На основании же результатов публичных слушаний (согласно п.9 ст.28) главой местной администрации принимается решение о согласии с проектом генерального плана и направлении его в представительный орган муниципального образования либо об отклонении проекта генерального плана и о направ­лении его на доработку.Порядок организации и проведения публичных слушаний определяется уставом муниципального образования и (или) нормативными правовыми актами пред­ставительного органа муниципального образования с учетом положений Градостроительного кодекса.

Согласно п. 2 ст. 23 Земельного кодекса РФ «публичный сервитут устанавливается законом или иным нормативным правовым актом Российской Федерации, нормативным право­вым актом субъекта Российской Федерации, нормативным правовым актом органа местного самоуправления в случаях, если это необходимо для обеспечения интересов государства, местного самоуправления или местного населения, без изъятия земельных участков. Установление публичного сер­витута осуществляется с учетом результатов общественных слушаний».

Исходя из приведенных выше положений нормативных актов, мы можем сделать вывод о том, что общественные или публичные слушания, которые по своему смыслу представля­ют собой некие собрания граждан, проживающих на опреде­ленной территории, мы можем определить как один из видов гражданско-правового сообщества.

Рассмотрим это утверждение с точки зрения приведен­ных нами признаков данной правовой конструкции. Все ука­занные законодателем в ст. 181.1 гражданско-правовые со­общества представляют собой некую совокупность субъектов, связанных общим правом или интересом. Участники юриди­ческого лица - корпоративными правами и интересами, со­собственники - правом на общее имущество, собрание креди­торов - обязательственными правами по отношению к одному должнику, а граждане на общественных слушаниях объедине­ны общим интересом, связанным с развитием территории их проживания.

Следует отметить, что указанные нормативные акты не содержат указания на проведение голосования, с которым за­конодатель связывает понятие гражданско-правового сообще­ства.

Однако утвердительный ответ на вопрос о проведении голосования и принятии в соответствии с ним решения мы получаем при анализе Федерального закона от 21 июля 2014 г. № 212-ФЗ «Об основах общественного контроля в Российской Федерации».

В соответствии с п.1 ст.25 указанного закона «под обще­ственными (публичными) слушаниями в настоящем Феде­ральном законе понимается собрание граждан, организуемое субъектом общественного контроля, а в случаях, предусмо­тренных законодательством Российской Федерации, органами государственной власти и органами местного самоуправле­ния, государственными и муниципальными организациями, иными органами и организациями, осуществляющими в со­ответствии с федеральными законами отдельные публичные полномочия, для обсуждения вопросов, касающихся деятель­ности указанных органов и организаций и имеющих осо­бую общественную значимость либо затрагивающих права и свободы человека и гражданина, права и законные интересы общественных объединений и иных негосударственных неком­мерческих организаций». В законе поясняется, что подобные слушания проводятся по вопросам государственного и муни­ципального управления в сферах охраны окружающей среды, градостроительной деятельности, закупок товаров, работ, ус­луг для обеспечения государственных и муниципальных нужд и в других сферах в случаях, предусмотренных советующими нормативными актами. Далее в п.6 данной статьи указывает­ся, что «по результатам общественных (публичных) слушаний их организатор составляет итоговый документ (протокол), со­держащий обобщенную информацию о ходе общественных (публичных) слушаний, в том числе о мнениях их участников, поступивших предложениях и заявлениях, об одобренных большинством участников слушаний рекомендациях». Из чего мы можем сделать вывод о том, что публичные (обще­ственные) слушания все-таки предполагают принятие реше­ния на основе голосования как результат их проведения.

Следующий признак, характеризующий общественные (публичные) слушания как собрания гражданско-правовых сообщества, это гражданско-правовые последствия принятых решений. Генеральный план поселения или городского окру­га - это важнейший документ, который определяет основной вектор развития любого населенного пункта, охватывающий всю его внутреннюю инфраструктуру. Его принятие или из­менение с неизбежностью влечет и гражданско-правовые последствия. Публичный же сервитут представляет собой гражданско-правовую конструкцию, касающуюся как прав и законных интересов граждан, проживающих на территории соответствующего поселения и юридических лиц, располо­женных на этой территории, так и собственников и владельцев земельных участков, в отношении которых устанавливается подобное ограничение права.

Поскольку гражданско-правовые последствия принятия решений в результате общественных (публичных) слушаний очевидны, мы можем сказать и о том, что они имеют значе­ние не только для самих участников таких собраний, но и иных лиц, как и указано в ст.181.1.

Все вышесказанное, на наш взгляд, позволяет отнести общественные (публичные) слушания к категории собраний, в которых субъектом выступает гражданско-правовое сообще­ство.

Конструкция гражданско-правового сообщества находит­ся сегодня только на стадии формирования, и тем более важно сейчас определить его сущностные характеристики, позволя­ющие отделить его от иных участников гражданских право­отношений, провести классификацию гражданско-правовых сообществ по различным критериям, возможно, расширить сферу их участия в гражданском обороте. И представленное исследование природы гражданско-правового сообщество яв­ляется одним из первых шагов на пути создания нового право­вого института.


 



© 2014 Евразийский новостной клуб