00:00, 17 июля 2017

Вопросы судебно-медицинской диагностики причинения умышленного вреда своему здоровью в условиях пенитенциарной изоляции. Избавься

ВАСИЛЬЧЕНКОАндрей Владимирович
кандидат медицинских наук, доцент кафедры криминалистики Уфимского юридического института Министерства внутренних дел Российской Федерации

ГАРЕЕВ Альберт Масгутович
доктор медицинских наук, профессор кафедры криминалистики Уфимского юридического института Министерства внутренних дел Российской Федерации

Аутоагрессивное поведение на протяжении многих лет является актуальной проблемой общества, захватывая все слои населения и имеющее достаточно широкую распростра­ненность. Особенно массовый характер данное явление при­обретает среди лиц, находящихся в условиях социальной изо­ляции.

Термин «аутодеструктивное поведение» достаточно ши­рокое понятие и включает в себя самоповреждающие дей­ствия суицидальной направленности (лишение себя жизни), либо несуицидальной направленности (достижение какой-ли­бо иной цели, а не самоубийства). Под последним понимается «...нанесение индивидуумом любых самоповреждений, обу­словленных самыми различными намерениями и мотивами, при котором отсутствует прямое или косвенное, осознанное и неосознанное, декларируемое на вербальном уровне или нахо­дящее свое отражение в выборе способа реализации желание умереть».

Аутоагрессивное поведение несуицидального характера достаточно распространенное явление среди лиц заключен­ных под стражу и может являться признаком дезадаптации осужденного к условиям содержания, либо обусловлено стремлением к уклонению от уголовной ответственности или отбывания наказания. Высокая степень риска совершения по­добного рода действий среди пенитенциарно изолированных лиц обусловлена как личностными и социальными причина­ми. Здесь все подробнее избавься.рф

Ссудебно-медицинскойточкизрения,членовредительство (самоповреждение) - умышленное причинение вреда своему здоровью путем нанесения повреждений.

С юридической точки зрения, в отношении осужденных следует использовать термин «умышленное причинение вре­да своему здоровью».

Умышленное причинение вреда своему здоровью проявляется в демонстративно-шантажной и аффективной формах. Демонстративно-шантажное поведение направлено на оказание психологического давления на сотрудников уголовно-исполнительной системы, других осужденных и иных лиц с целью получения улучшения неблагоприятной ситуации в которой оказался членовредитель.

Среди ведущих мотивов выделяют защиту протестного характера со стремлением обезопасить себя от притеснений окружающих (осужденных, сотрудников уголовно-испол­нительной системы) при межличностных конфликтах, либо обратить внимание администрации при нарушении, по мнению осужденного, его законных прав, при проблемах в семье или личного характера. Данная категория осужденных, как правило, имеет невысокий социальный статус.

Ведущим мотивом несуицидальных самоповреждений также является оказание давления на руководство исправительного учреждения для получения каких-либо льгот, послаблений в режиме содержания и наиболее часто проявляется при нежелании выполнять режимные требования (этапирование в другое исправительное учреждение, перевод в штрафной изолятор и др.) или попытке самоутверждения в глазах других осужденных. Данная категория заключенных отрицательно характеризуются администрацией учреждений исполнения наказаний, имеет неоднократные наказания за систематические нарушения режима содержания. Более часто данные явления происходят в тюрьмах и следственных изоляторах, а также в исправительных учреждениях строгого режима.

При аффективной форме самоповреждений имеет место направленность на снятие эмоционального перенапряжения при признаках нервно-психической неустойчивости, как проявлении дезадаптации в условиям пенитенциарной изоляции.

Самоповреждения при нервно-психической неустойчи­вости отличаются причинением более значительного вреда своему здоровью, чем при демонстративно-шантажном пове­дении.

Среди наиболее частых самоповреждений лиц с аффек­тивным поведением выделяют: самопорезы (как правило, не­скольких областей), кровоподтеки и раны от ударов тупым предметом, ссадины от расчесов, ожоги от сигарет, следы от уколов иглами.

Зачастую осужденные не могут объяснить причину своего поступка, либо объясняют его желанием снять напряжение.

Самоповреждения у лиц без признаков нервно-психиче­ской неустойчивости преимущественно характеризуются не­значительным ущербом своему здоровью. Среди лиц, не име­ющих признаков психических расстройств, наиболее часто встречаются такие последствия нанесения самоповреждений, как: резаные раны, проникающие ранения грудной клетки и брюшной полости, инородные тела желудочно-кишечного тракта, ушибленные раны головы.

Ввиду того, что в соответствии с частью второй статьи 102 Уголовно-исполнительного кодекса Российской Федерации «Осужденный должен возмещать ущерб, причиненный ис­правительному учреждению, дополнительные затраты, свя­занные с .. .его лечением в случае умышленного причинения и вреда своему здоровью», значительное распространение полу­чило место сокрытие фактов умышленного причинения и вре­да своему здоровью, мимикрия самоповреждений под иные виды соматических заболеваний.

Анализ версий при различных способах уклонения от отбытия наказания показал, что при искусственных болезнях чаще встречаются версии бытового характера, применении инородных тел - частные, самоповреждениях - производ­ственные.

В структуре производственных версий превалировали: падение в производственной зоне и травма деталями, инстру­ментами, механизмами, ожоги при самоповреждениях среди осужденных, занятых выполнением всех видов работ. Пере­охлаждение, перегревание и производственные отравления преобладали при вызывании искусственных болезней. В слу­чае применения инородных тел производственные версии ис­пользовались редко.

В группе бытовых версий простуда, перегревание и зара­жение при мужеложстве встречались только при искусствен­ных болезнях; ожоги, отморожения, дефекты одежды - при самоповреждениях и искусственных болезнях; ошибочный прием внутрь, недостаточное питание, случайное отравление - при вызывании искусственных болезней и применении ино­родных тел; падение при самоповреждениях и применении инородных тел.

В структуре частных версий внутренние болезни превали­ровали при применении инородных тел.

В зависимости от способа умышленного причинения вреда своему здоровью частота ложных версий колебалась от 23.8% до 60,0%.

Так, при проглатывании (введении) инородных тел в же­лудочно-кишечный тракт через рот осужденные в 23,8% объ­ясняли ухудшение состояния здоровья болезнью, предъявле­нием ложных жалоб и анамнеза.

При введении инородных тел в плевральные полости чаще в остальных 30,6% случаев обследуемые ухудшение со­стояния здоровья объясняли болезнью, предъявляя ложный анамнез и жалобы. При ложном анамнезе в 36,8% объясня­ли обострением туберкулеза легких, в 31,6% - пневмонией, в 15,8% - бронхиальной астмы, в 15,8% - плеврита. Проис­хождение инородных тел, определяемых рентгенологически, осужденные объясняли в 66,4% производственной травмой в быту.

При введении инородных тел прокалывания мягких тканей осужденные в 60,0% случаев выдвигали ложный анамнез, объясняя болезненное состояние травмой.

Что касается мотивов совершения членовредительства проведенными исследованиями установлено, что среди всех целей по частоте превалировали противорежимные. Для реализации противорежимных целей чаще использовались искусственные болезни частных - инородные тела, прочих - самоповреждения.

При изучении возрастной структуры лиц, уклоняющихся от отбытия наказания с применением различных способов членовредительства, отмечено, что во всех возрастных группах чаще всего для вызывания искусственных болезней применялись химические факторы. В группе 50-59 лет использовался только один повреждающий фактор - химический, в группах 20-29 и 30-39 лет все три фактора, в остальных - только химические и биологические.

Все способы применения инородных тел наблюдались в младших и средних возрастных группах (20-39 лет). В старших возрастных группах встретилось только по два вида применения инородных тел: проглатывание и введение в мягкие ткани (50-59 лет), проглатывание и введение в плевральную полость (40-40 лет), наблюдалось только до 39 лет, а в плевральные полости до 49 лет.

Самоповреждения наблюдались во всех возрастных группах, но в самой старшей группе (50-59 лет) они преобладали среди других способов уклонения от отбытия наказания по состоянию здоровья среди видов самоповреждений превалировали различные раны во всех возрастных группах, причем в старших группах в большей степени, чем в младших.

Умышленные переломы и вывихи причинялись лишь в возрасте 20-49 лет. Отрубы в младшем возрасте применялись чаще, чем в старшем (до 19 лет - 12,5%, а 31-35 лет-4,5%).

Структура способов умышленного причинения вреда своему здоровью с течением времени претерпевает значи­тельные изменения. Широко распространенные ранее спо­собы членовредительства перестали применяться в местах заключения по причине простоты их распознавания. На смену им пришли новые способы, затрудняющие опреде­ление умышленности причинения вреда своему здоровью. Это обуславливает необходимость разработки современных диагностических алгоритмов, позволяющих своевременно определить умышленный характер причинения вреда сво­ему здоровью и способствующих профилактике данных яв­лений.

Обладая специальными медицинскими знаниями, спе­циалист способен внести значительный вклад в исследование обстоятельств конкретного членовредительства, получению новых данных, оценке доказательств, и как следствие, вынесе­нию законных решений.

Серьезность проблемы обусловлена тем, что при рас­следовании членовредительства, возникают определенные сложности установления собственно факта притворного по­ведения осужденных. Ситуацию усугубляет рост доли ква­лифицированного членовредительства с хорошим знанием анатомии и физиологии человека, применением медицин­ских инструментов и препаратов, что еще более затрудняет их распознавание.

Профилактика самоповреждений в местах социальной изоляции должна носить комплексный характер, и быть диф­ференцированной в зависимости от возраста, мотивов и спо­собов членовредительства.

Таким образом, мероприятия по правильной диагно­стике аутоагрессии несуицидального характера может спо­собствовать разработке оптимальных методов профилактики данного явления.


 



© 2014 Евразийский новостной клуб