13:08, 16 июня 2016

Декларации независимости постсоветских государств Центральной Азии

ПОЛИТИКА И ПРАВО

  

В странах Центральной Азии (в советский период - Сред­няя Азия и Казахстан в составе Советского Союза) декларации независимости отличаются достаточной однотипностью и сходством обстоятельству их принятия. Базовым для всех ре­спублик региона был советский политический дискурс, базо­вый язык - русский. Возможно, именно этими обстоятельства­ми объясняется то, что ни одна из деклараций независимости региона не создавалась в виде авторского выступления лидера страны.

Как и для всего Советского Союза, для входивших в его состав республик было характерно противоречие между пись­менными документами и реальным положением дел. Речь не идет о том, что в других странах мира письменный текст полностью соответствует фактическим обстоятельствам наци­ональной истории. Дело, скорее, в том, что с самого начала до­кументы не были предназначены для их воплощения в жизнь в той форме, в которой они создавались. Становление неза­висимых государств Центральной Азии во многом определя­лось практикой деятельности первых национальных лидеров - Аскара Акаева, Нурсултана Назарбаева, Ислама Каримова, Сапармурата Ниязова, в Таджикистане (с 1992 г.) - Эмомали Рахмона.

Следует отметить, что декларации независимости 1991 г. были, если подходить формально, лишь второй волной подоб­ных заявлений. В 1920-е гг. в итоге национально-государствен­ного размежевания Средней Азии (бывшая Туркестанская автономная республика, Бухара и Хорезм) были проведены (в основном) современные государственные границы и провоз­глашены советские республики - Туркменистан, Узбекистан, в 1929 г. - Таджикистан. Образование Казахстана и Кыргызстана происходило более постепенно, путем отделения от Россий­ской Федерации. Декларации об образовании Узбекистана, Туркменистана и Таджикистана как советских социалистиче­ских республик по форме бесспорно напоминали декларации независимости современных государств Азии и Африки. В то же время, они включали заявления о присоединении к СССР, а в перспективе и к мировой федерации советских республик. Таким образом, речь шла о переформатировании государ­ственности в субнациональной форме. Например, текст декла­рации об образовании советского Узбекистана был частично заимствован из Декларации об образовании Союза Советских Социалистических Республик 1922 г.:

«Со времени образования советских республик, государ­ства мира раскололись на два лагеря: лагерь капитализма и лагерь социализма.

Там, в лагере капитализма, национальная вражда и нера­венство, колониальное рабство и шовинизм, национальное уг­нетение и погромы, империалистические зверства и войны. (...)

Воля народов советских республик, собравшихся недавно на съезды своих Советов и единодушно принявших решение об образовании Союза Советских Социалистических Респу­блик, служит надежной порукой в том, что Союз этот явля­ется добровольным объединением равноправных народов, что за каждой республикой обеспечено право свободного выхода из Союза, что доступ в Союз открыт всем социалистическим советским республикам, как существующим, так и имеющим возникнуть в будущем, что новое союзное государство явит­ся достойным увенчанием заложенных еще в октябре 1917 г. основ мирного сожительства и братского сотрудничества на­родов, что оно послужит верным оплотом против мирового капитализма и новым решительным шагом по пути объеди­нения трудящихся всех стран в Мировую Социалистическую Советскую Республику».

Важно, что фактически все решения о трансформации государственного устройства региона первоначально прини­мались не самими республиками, а руководством Коммуни­стической партии в Москве. В дальнейшем большинство ли­деров республик были уничтожены, в том числе и Файзулло Ходжаев, выступивший с декларацией об образовании Узбек­ской республики.

В поздних советских документах социалистический пафос (тем более глобальный) отсутствовал или быстро исчез, основ­ное внимание уделялось суверенитету и демократизации. Все республики интересовал, скорее, вопрос о разделе собствен­ности в более справедливой пропорции или даже о полном изъятии имущества Союза, о сохранении самостоятельности республиканских властей, чтобы из Москвы не смели присы­лать инструкции и тем более первых лиц. Обретение незави­симости ускорилось после политического кризиса в Москве в августе 1991 г. Однако и тогда ни одна из республик региона не порвала окончательно с так называемым Центром. Даже в Кыргызстане статус республики оставался весьма противоре­чивым - с одной стороны, А. Акаев обратился к международ­ному сообществу и к Генеральному секретарю ООН Пересу де Куэльяру с просьбой о помощи как глава суверенного государ­ства. С другой стороны, официально введение в действие де­кларации о независимости состоялось лишь в декабре 1991 г.

31 августа 1991 г. внеочередная сессия Олий Кенгаша (Вер­ховного Совета) Узбекистана переименовала Узбекскую ССР в Республику Узбекистан, приняла закон «О государственной независимости Республики Узбекистан» и заявление о госу­дарственной независимости. В отличие от большинства стран афро-азиатского мира, референдум в Узбекистане состоялся не до провозглашения независимости, а после этого события. 29 декабря 1991 г. избирателям был предложен вопрос «Одо­бряете ли Вы провозглашенную Верховным Советом Респу­блики Узбекистан государственную независимость Республи­ки Узбекистан?» (за 98,2%, против 1,7%).

В Таджикистане Верховный Совет (Шурои Оли) на внео­чередной сессии 9-10 сентября 1991 г. модифицировал и до­полнил другими документами декларацию о суверенитете таким образом, чтобы они соответствовали новому статусу республики (Постановление Верховного Совета Республики Таджикистан «О внесении изменений и дополнений в Де­кларацию о суверенитете Таджикской Советской Социали­стической Республики», Постановление Верховного Совета Республики Таджикистан «О провозглашении государствен­ной независимости Республики Таджикистан», Заявление «О государственной независимости Республики Таджикистан», Закон Республики Таджикистан «О внесении изменений и дополнений в Конституцию (Основной Закон) Республики Таджикистан»). Едва успев возникнуть, Таджикистан на не­сколько лет погрузился в состояние политического кризиса и гражданской войны. Разнообразие интересов регионов стра­ны, неподготовленность к передаче власти местной элиты, ее слабость, а также географические обстоятельства привели к состоянию полураспада, остановленного при международном посредничестве к 1997 г. Подобное развитие событий, скорее, характерно для тех государств Азии и Африки, которые до признания их независимости достаточно долго существовали как непризнанные государства.

Обстоятельства обретения независимости и принятия деклараций о суверенитете и независимости ярко, хотя и не вполне достоверно, описаны в книге С. Ниязова «Рухнама»:

«Мы стали независимым Государством! СССР, от которо­го кроме бедности никого наследия по наследству не перешло, не стало.

(...) Начиная, примерно, с 1987 г., в СССР, построенном в начале ХХ века на крови и страданиях людей, возникают разногласия, вспыхивают межнациональные конфликты. Это приводит к беспорядкам, ослаблению правящей власти. По­чувствовав углубляющийся кризис в политической жизни страны, 22 августа 1990 г. от имени Верховного Совета Туркме­нистана я выступил с декларацией, которая провозглашала са­мостоятельность и полный суверенитет Туркменистана, при­оритет власти на всей его территории, незыблемость границ, независимость в отношении с иностранными государствами.

В последующие два месяца внутри СССР окончательно рвутся все политические и экономические связи. Жизнь вы­двигает свои требования. Становится, как никогда, ясно, что зависимое и бесправное положение туркмен в составе СССР не может длиться до бесконечности, что такая жизнь никогда не принесет благополучия. Это был момент величайшей исто­рической ответственности. Но это был момент, о котором ве­ками мечтали наши предки.

Денно и нощно, невзирая на трудности и, не поддаваясь сомнениям, я со своими соратниками работал над концепци­ей независимого государства. 26 октября 1991 г. на заседании Верховного Совета Туркменистана я огласил Конституцион­ный Закон о государственной независимости Туркменистана.

(...) 27 октября 1991 г. туркмены, поверив Родине, Серда­ру и самим себе, основали свое новое государство».

К общим чертам документов о независимости стран Цен­тральной Азии (кроме Таджикистана) следует отнести их двус- лойность; сначала принимались декларации о суверенитете, за которыми следовали декларации независимости. В под­крепление деклараций о независимости принимались законы о независимости. Все декларации независимости государств Центральной Азии были приняты в одностороннем порядке. В отличие от деклараций о суверенитете, декларации незави­симости не проходили согласования на союзном уровне. Ком­мунистическая партия Советского Союза была запрещена, а государственная власть в Москве фактически уже перешла к руководству России. Таким образом, речь шла не об отделе­нии республик Центральной Азии от Советского Союза, а об их преобразовании в самостоятельные государства в результа­те распада «родительского государства» и о разделе его иму­щества (Меморандум о взаимопонимании относительно долга иностранным кредиторам Союза ССР и его правопреемников от 28 октября 1991 г., Договор о правопреемстве в отношении внешнего государственного долга и активов Союза ССР от 4 декабря 1991 г.). 13 декабря 1991 г. в Ашхабаде руководители всех стран региона приняли решение о вступлении в СНГ в ка­честве государств-учредителей.

Все государства Центральной Азии, возникшие в 1991 г., в течение нескольких месяцев получили широкое междуна­родное признание и стали членами ООН. Общие обстоятель­ства провозглашения независимости в центральноазиатском регионе объясняют множество сходных черт и текстуальных совпадений между декларациями Казахстана, Кыргызстана, Узбекистана, Таджикистана и Туркменистана. Значение неза­висимости подчеркивалось при помощи новых памятников или иных символов обретения государственной самостоятель­ности. Например, в Узбекистане был воздвигнут Монумент не­зависимости на постаменте бывшего памятника В. И. Ленину в Ташкенте, в Туркменистане - Монумент независимости в Ашхабаде. В Таджикистане в 2006 г. в честь независимости был переименован пик Революции, четвертая по высоте вершина Памира. День провозглашения независимости во всех странах Центральной Азии получил статус национального праздни­ка. Исключение первоначально составлял Казахстан, где в ка­честве даты провозглашения независимости рассматривался день принятия Декларации о суверенитете. В начале XXI в. Днем независимости был признан день принятия Декларации о государственной независимости в 1991 г.

После распада СССР страны Центральной Азии поч­ти не сталкивались с попытками провозглашения независи­мости вне рамок уже сложившихся суверенных государств. Среди потенциально неблагополучных зон следует упомя­нуть Республику Каракалпакстан. Это субнациональное об­разование входит в состав Республики Узбекистан на правах автономной республики. От советской эпохи Каракалпакстан сохранил редкое для современного мира право на отделение от «материнского государства»: «Республика Каракалпакстан имеет право на отделение от Республики Узбекистан. Это под­черкивает еще раз суверенитет, равноправие республик. Но смешивать право на отделение и самоотделение не следует. Республика Каракалпакстан хочет жить в составе Республики Узбекистан. Это желание обусловлено тем, что переплелись экономические, политические, культурные, этнические связи и рвать их насильственно нельзя». 14 декабря 1990 г. Каракал­пакская АССР приняла декларацию о суверенитете, которая фактически не имела последствий. В Конституции Каракалпакстана 1993 г. (ст. 1) утверждается:

«Каракалпакстан — суверенная демократическая респу­блика, входящая в состав Республики Узбекистан. Названия государства «Республика Каракалпакстан» и «Каракалпак- стан» равнозначны.

Взаимные отношения Республики Узбекистан и Респу­блики Каракалпакстан в рамках Конституции Республики Узбекистан регулируются договорами и соглашениями, за­ключенными между Республикой Узбекистан и Республикой Каракалпакстан.

Республика Каракалпакстан обладает правом выхода из состава Республики Узбекистан на основании всеобщего рефе­рендума народа Каракалпакстана».

После 1991 г. попытки провозглашения независимости новых государств в регионе Центральной Азии были крайне редкими и по существу носили пропагандистский характер. Например, Багысская Казахская Республика была образо­вана в 2001 г. в двух приграничных поселках Казахстана, ког­да возникла угроза их передачи соседнему Узбекистану. Как правило, постсоветские границы оставались неизменными. Споры, связанные с границами, касались преимущественно экологических проблем, особенно в связи с водопользовани­ем. На практике экологические проблемы могут привести к политическим конфликтам, и не только между самими пост­советскими государствами. Так, в настоящее время весьма ак­туальна проблема споров государств Центральной Азии, а так­же Российской Федерации, с соседними странами по поводу использования природных ресурсов. Например, как отмеча­ется в статье Ермолиной М.А., «строительство гидротехниче­ских сооружений на территории Китая привело к истощению популяции лосося и других видов ценных рыб в этих реках. Кроме того, в настоящее время на приграничных территори­ях распространено рыболовство, что потребует дальнейшего урегулирования».


 



© 2014 Евразийский новостной клуб