11:41, 29 июня 2016

Правоприменительный акт как правовая категория

ТЕОРИЯ ГОСУДАРСТВА И ПРАВА

Применение права осуществляется по стадиям, послед­ней из которых является стадия вынесения правоприменяю­щим субъектом конкретного решения - акта применения пра­ва. Предшествующие этому стадии, такие как установление фактической и юридической основы дела, являются по своей сути подготовительными, так как установленные в ходе них об­стоятельства, имеющие отношение к рассматриваемому делу, готовят основу для вынесения законного и обоснованного ре­шения, которое является логическим завершением правопри­менительного процесса.

Значимость правоприменительных актов определяется тем, что они выступают наиболее мобильным элементом ме­ханизма правового регулирования, ибо с их помощью проис­ходит осуществление государственно-властного воздействия на постоянно и активно изменяющиеся общественные от­ношения, а отсюда необходимость постоянного изучения и обобщения этой непрерывно развивающейся и в ряде случаев парадоксальной практики использования данных правовых средств управляющего воздействия.

Существо правоприменительного акта сводится к изложе­нию вывода, к которому правоприменитель приходит в ходе решения дела.

Несмотря на особое и всеми признанное значение для общества актов по применению права, на сегодняшний день ни в одном из официальных юридических документах не со­держится определение понятия правоприменительного акта. Несомненно, отсутствие легальной дефиниции этого термина не способствует единообразному пониманию его сущности и предназначения.

Правоприменительный акт является разновидностью юридического документа. Содержание любого правового до­кумента выражено в виде определенного юридически осмысленного текста. В юридических науках акцентируется внима­ние на правовом аспекте.

Указанные акты весьма разнообразны, они представляют собой сложное правовое явление, находятся в многогранных и сложных связях с другими социальными, в том числе право­выми явлениями. Эту самостоятельную правовую категорию можно исследовать в различных аспектах: как юридическое средство государственного руководства обществом, как одну из правовых форм осуществления функций государства, как важнейшее средство реализации юридических норм, как ин­дивидуально определенные юридические акты.

Ф. А. Григорьев рассматривает акт применения права как государственно-властный индивидуально-определенный юридический акт, выраженный в определенной форме и вы­несенный компетентным субъектом права на основании и во исполнение юридической нормы, разрешающий конкретное юридическое дело путем установления субъективных прав и юридических обязанностей либо определения меры госу­дарственного воздействия на правонарушителя, отвечающий требованиям законности и направленный на правомерную организацию осуществления права. Схожее мнение высказы­вается И. Я. Дюрягиным, который понимает под актом при­менения норм права (актом-документом) выражающее го­сударственную волю, властное, индивидуально-конкретное, принятое компетентным органом на основе правовых норм и документально оформленное решение, которое обладает юридической силой, вызывает возникновение, изменение или прекращение правоотношений и служит одним из юридиче­ских средств выполнения организующей деятельности госу­дарства.

Несколько отличается мнение по данной проблеме В. А. Юсупова, который под актом правоприменительной деятель­ности понимает творческое, подзаконное, юридически властное волеизъявление органа государственного управления, осу­ществляемое в пределах его компетенции, направленное на индивидуальное регулирование поведения участников управ­ленческих отношений в конкретных ситуациях путем установ­ления, изменения или прекращения их субъективных прав и обязанностей.

Интересно отметить позицию С. С. Алексеева, указыва­ющего на то, что при теоретическом осмыслении правопри­менительного акта следует учитывать те смысловые различия, которые существуют между понятиями «решение юридиче­ского дела», «индивидуальное государственно-властное пред­писание» и «акт применения». Если первое из указанных понятий содержит завершающее правоприменительное дей­ствие, второе указывает на результат правоприменения, то третье, - выражает результат решения юридического дела, рассматриваемый в единстве с его внешней (документальной) формой, то есть является актом-документом.

Е. В. Новиков отмечает, что одни авторы склонны под актом применения права считать саму деятельность или дей­ствия по применению норм права; другие данным термином обозначают содержание принятого решения, а также то, что отражает документальное закрепление содержания приня­того решения; третьи, подчеркивая диалектическое единство внутреннего и внешнего элемента правоприменения, объ­единяют указанные содержательные и формальные стороны правоприменительной деятельности. Он объясняет неодно­значные подходы авторов к дефиниции правоприменительно­го акта разными подходами к определению самого термина «акт», который, будучи по своей природе полисемичной кате­горией, употребляется в различном значении, в том числе им обозначают как единичное проявление какой-либо деятельно­сти (действий, событий, поступков), так и документ, протокол, запись о каком-либо юридическом факте. В последнем зна­чении Е. В. Новиков и рассматривает рассматриваемые акты.

А. С. Постнов предлагает следующее определение право­применительного акта - это письменный акт, принятый импе­ративно либо на основе консенсуса компетентным субъектом правоприменительной практики в соответствии с действую­щими правовыми предписаниями (нормативными и право­разъяснительными, индивидуальными и т.п.), официально закрепляющий и внешне оформляющий решение по кон­кретному юридическому делу, устанавливающий (прекра­щающий, изменяющий) персонально-адресованные права и обязанности, меры поощрения и/или ответственности людей, их коллективов и организаций, обеспечивающий признание, реализацию и защиту их законных интересов, духовных и ма­териальных благ (ценностей).

По мнению М. И. Байтина, «акт применения права - ин­дивидуальный, персонифицированный правовой акт, направ­ленный на основанное на определенной норме права (или нормах) решение конкретного юридического вопроса».

Полагаем, что достаточно громоздким и не совсем точным является определение правоприменительного акта, данное О. А. Чвановым. Так, по его мнению, «правоприменительный акт - это составная часть объективной и субъективной сторон механизма правоприменения, государственно-властный, инди­видуально-определенный акт, совершаемый на основе суще­ствующих правовые норм компетентными субъектами права по конкретному юридическому делу в соответствии с волей законодателя»

Правоприменительный акт является не просто составной частью объективной и субъективной сторон механизма право­применения, а его основной и ключевой частью.

По мнению П. Е. Недбайло, акты применения права явля­ются средством организации правильной реализации право­вых норм. К числу таковых автор относит и интерпретацион­ные акты.

В противовес этому С. С. Алексеев замечает, что акты при­менения являются средством реализации решения, а не сред­ством применения права в целом. «В противном случае, - пи­шет он, - получается, что акты применения находятся где-то вне самого применения, между тем... правоприменительные акты являются выражением решения по применению права, неотъемлемым от него».

Полагаем, что правоприменительные акты, являясь сред­ством поднормативного регулирования, находятся как раз в самом центре правоприменительного процесса. Вместе с тем, являясь средством правового воздействия и способом реализа­ции воли законодателя, они выступают предпосылкой реали­зации правоприменительного решения.

Анализ указанных выше и иных определений актов пра­воприменения, а также соответствующих теоретических и эм­пирических источников позволил нам выделить следующие существенные признаки правоприменительных актов:

  1. Они представляют собой относительно самостоятель­ную разновидность правовых актов, следовательно, им прису­щи многие общие признаки, характерные для любых право­вых актов. Как верно пишет Ф. А. Григорьев, правовые акты и акты применения права соотносятся как общее и отдельное.
  2. Правоприменительные акты призваны сыграть роль до­полнительного юридического факта, в связи с которым при­ходят в движение правовые отношения. Если содержащиеся в нормативных актах веления имеют целью достижение общего правового эффекта в виде установления, изменения или прекращения юридической регламентации того или иного вида общественных отношений, то для воли в инди­видуальных актах характерна направленность на достиже­ние конкретного правового результата, под которым следу­ет понимать возникновение, изменение или прекращение правоотношений. Таким образом, данные акты являются основным средством перенесения требований норматив­ных предписаний на общественные отношения о целью упорядочения последних. Они не только являются необ­ходимым элементом в механизме движения правоотно­шений, т.е. выступают в роли особого рода юридических фактов, но в то же время с их помощью осуществляется до­полнительная, индивидуальная регламентация обществен­ных отношений, приводится в действие потенциально со­держащаяся в нормах права государственно-властная сила.
  3. Отличительной чертой правоприменительных актов яв­ляется их властность, беспрекословность, охраняемая государ­ством. Данные акты всегда имеют значение не только для само­го правоприменителя, но и в основном для других лиц.
  4. Многие авторы полагают, что они принимаются в со­ответствии с нормами права. На наш взгляд, акты примене­ния права могут приниматься в соответствии с любыми юри­дическими предписаниями (принципы права, другие акты применения и индивидуальные решения, акты официального юридического толкования и т.п.). Таким образом, они прини­маются на основе и в соответствии с разнообразными юриди­ческими предписаниями (нормативными, индивидуальными, праворазъяснительными и т.п.).
  5. Каждый правоприменительный акт преследует цель разрешения данных конкретных обстоятельств, воздействия на вполне определенных лиц.
  6. Юридическая сила правоприменительных актов обеспе­чивается их обязательностью, подзаконностью по отношению к нормативным правовым актам и основывается на властных пол­номочиях правоприменяющих субъектов и применяемой норме права.
  7. Если совершение акта - это непосредственное изъ­явление воли субъектом, то закрепление - это фиксация выраженной субъектом воли в документальной форме.

Правовые акты облекаются, как правило, в письменную форму и снабжены необходимыми обязательными реквизи­тами. Это объясняется тем, что несоблюдение установ­ленной формы может повлечь серьезные нарушения прав граждан должностными лицами. Несоблюдение формы из­дания может повлечь за собой отмену акта или необходимость его изменения (дооформления).

  1. Вынесение правоприменительного акта должно быть обоснованно. Обоснованность решений означает их правиль­ность по существу, их соответствие фактам объективной дей­ствительности, имеющимся в деле доказательственным дан­ным. Ибо термин «обоснованный» в общепринятом смысле - это подтвержденный фактами, серьезными доводами, убе­дительный, а «обосновать» - подкрепить доказательствами. Следовательно, обоснованность есть, с одной стороны, дока­занность оснований актов правоприменения, а с другой - от­ражение их наличия в самих решениях.
  2. Правоприменительный акт, обращенный к персональ­но определенному лицу, зависит не только от его законности и обоснованности, но и должен соответствовать принципам социальной справедливости и нормам морали.

Используя обозначенные признаки под правопримени­тельным актом считаем возможным понимать - юридически властное, обоснованное волеизъявление уполномоченного субъекта, принимаемое в соответствии с установленными правовыми нормами и принципом справедливости, установ­ленной форме в целях разрешения конкретных жизненных обстоятельств.

МИНЯШЕВА Гульнара Ибрагимовна

кандидат юридических наук, старший преподаватель кафедры оперативно-ро­зыскной деятельности органов внутренних дел Уфимского юридического института Министерства внутренних дел Российской Федерации


 



© 2014 Евразийский новостной клуб