13:00, 05 Июль 2016

Российское общество Красного Креста в годы гражданской войны (1918-1920 гг.): гуманитарно-правовой аспект

ИСТОРИЯ ГОСУДАРСТВА И ПРАВА

Гражданская война в России и связанные с ней тяжкие бедствия, потребовали от представителей Обществ Красного Креста разных стран, в том числе и России, образовать Между­народный комитет для оказания помощи жертвам граждан­ской войны. Комитеты должны были являться организациями строго беспартийными и вполне аполитичными и преследо­вать исключительно задачи человеколюбия, и оказывать по­страдавшим в политической борьбе и их семьям всякую по­мощь (питанием, лечением, облегчением условий содержания под стражей, правовой защитой). В периоды вспышек междо­усобий, погромов и т.д. комитеты должны были активно вы­ступать в защиту элементарных прав человеческой личности, организовывать для пострадавших питание, снабжение одеж­дой, оказывать медицинскую помощь раненым и больным. Представители и сторонники всех борющихся политических партий и национальных групп должны были иметь право на все те виды помощи, которые оказывались комитетами. Международные краснокрестные Комитеты помощи жертвам гражданской борьбы стремились к признанию борющими­ся сторонами элементарных прав человеческой личности и к неуклонному ограждению таковых в гражданской борьбе. В состав комитетов входили представители всех местных орга­низаций, как Красного Креста, так и других преследовавших аналогичные цели и стоявших на почве Женевской Конвен­ции, а равно представители иностранных держав в качестве почетных членов. Существовали комитеты на средства из по­собий от Красного Креста и на пожертвования.

Помощь Международного Комитета Красного Креста оказывалась жертвам политического террора в эти годы. Исто­ки «красного террора» берут начало летом 1918 года. В июле в Петрограде был убит В.Володарский, комиссар по делам печа­ти, пропаганды и агитации. 30 августа был убит председатель петроградской ЧК М. С. Урицкий, а в Москве серьезно ранен В. И. Ленин. В этих условиях прозвучали слова: «На белый тер­рор врагов рабоче-крестьянской власти рабочие и крестьяне ответят массовым красным террором против буржуазии и её агентов». Как видим, террор носил политический характер, на основе принадлежности к определенным классам. Красный Крест, как общественная организация, руководствующаяся общечеловеческими ценностями, не могла пройти мимо стра­даний людей. Так, 10 января 1919 г. в Киеве представителями Русского, Украинского, Польского и Датского краснокрестных обществ образован Комитет помощи жертвам гражданской борьбы на Украине. В качестве почетных членов в работе Ко­митета принимали участие консулы Швейцарии, Италии, Польши, Китая, секретарь испанского консульства. Начинал свою работу Комитет с оказания помощи военнопленным и арестованным офицерам в период Директории. Период с де­кабря 1919 года по 1 мая 1920 года был наиболее сложный и тяжелый, так как перед приходом в Киев советских войск из него уехали, опасаясь за свою жизнь, консулы и представители Польского и Датского Красного Креста. Помещение Комитета подверглось разгрому со стороны солдат, а сотрудники Коми­тета были арестованы Киевской губчека. Оставшиеся в Киеве немногочисленные ответственные работники Комитета реши­ли прибегнуть к временной реорганизации Комитета. Была образована Деловая Коллегия как исполнительный орган по продолжению работы Международного краснокрестного Комитета Помощи Жертвам гражданской войны. В докладе Центрального Комитета Российского Красного Креста о дея­тельности Чрезвычайной Комиссии в Киеве говорилось, что в течение 7 месяцев Комитет оказывал помощь заключенным в тюрьмах. Была организована медицинская помощь, питатель­ный пункт (для концентрационного лагеря), осуществлялось посредничество между властями и заключенными, велась борьба против злоупотреблений тюремной администрации, репрессий и эпидемий. Было несколько случаев, когда вме­шательство членов Комитета спасло жизнь заключенным.

Комитет в меру своих сил справлялся с задачами по обслужи­ванию политических заключенных, помощью их семьям, де­тям заложников, эвакуацией иностранцев. Только за период с декабря 1919 г. по январь 1921 г. на продовольственном до­вольствии Комитета находилось 180,5 тыс. человек, израсходо­вано на эти цели свыше 200 млн. рублей. Средства на эту де­ятельность поступали в виде денежных взносов и отчислений, продуктов питания, перевязочных средств, одежды и обуви от национальных краснокрестных обществ, в том числе и от американской миссии Красного Креста, других общественных организаций, государственных органов власти и управления. Так, счета за питание арестованных органами государственной безопасности оплачивались советскими властями.

В 1919 г. по соглашению между РОКК и Датским Крас­ным Крестом при Центральном Комитете Общества был ор­ганизован тюремный отдел («русско-датское объединение помощи заключенным») Отдел призван был оказывать про­довольственную и медико-санитарную помощь заключенным.

Для Российского Общества Красного Креста в граждан­ской войне, охватившей Россию, не было ни правых, ни вино­ватых, ни победителей, ни побежденных. Выполняя свой долг по сохранению самого ценного - человеческой жизни, члены Общества - врачи, медсестры, обслуживающий персонал, ру­ководствовались только этим принципом, не разделяя постра­давших в кровавой борьбе ни на «белых», ни на «красных», ни на инородцев и т.д. Проявленное милосердие, особенно низо­выми работниками Общества Красного Креста, при оказании различной помощи политическим заключенным, заложни­кам, их семьям, доказывало, что страдания людей были пре­выше политических пристрастий.

Весной 1918 года, когда турецкие войска в нарушение условий Брестского мирного договора оккупировали значи­тельную территорию Армении, 70 тысяч беженцев армян­ской национальности нашли убежище на Северном Кавка­зе и Нижнем Поволжье. Люди терпели страшную нужду и лишения. Красный Крест делал все возможное для решения проблемы армянских беженцев. По поручению РОКК, Цен­тральной коллегии по делам о пленных и беженцах и с согла­сия наркомата иностранных дел 13 мая 1919 г. особоуполно­моченный Красного Креста А. Е. Зубарьян был направлен в Астрахань для принятия мер в Поволжье по реэвакуации на родину кавказских беженцев и военнопленных, прибывающих из Германии и стран Антанты. Ему же была поручена орга­низация питательных пунктов и медико-санитарной помощи по пути следования людей. По приезду в г. Астрахань 27 мая А. Е. Зубарьян сделал сообщение на совещании РВС 11-ой ар­мии, проходившем под председательством К. А. Мехоношина. Решено было начать переговоры по радио с представителями английского командования в Закавказье, а также правитель­ствами Азербайджана, Армении и Грузии по вопросам реэва­куации населения и бывших военнопленных. В середине июня уполномоченный Красного Креста с согласия командующего Волжско-Каспийской военной флотилии Ф. Ф. Раскольникова пытался морем добраться до Баку, чтобы начать переговоры. Однако, 6 июля в море судно было задержано деникинцами и А. Е. Зубарьян доставлен в пятигорскую контрразведку. 13 сентября он был освобожден из тюрьмы и отдан под гласный надзор без права выезда из Пятигорска. 19 сентября а Астра­хани была сформирована миссия Красного Креста в составе - председатель доктор П. И. Эдмин (представитель РОКК при 11-ой армии), секретарь А. Н. Доброшинский, члены - Ф. А. Макаров, В. Белова, А. Жукова (сестры милосердия), Е. Барбер (сестра английской миссии), при участии делегатов, избран­ных беженцами на общем собрании - от русских - Ф. А. Каря­гин, азербайджанцев - З. А. Сафаров, армян - А. С. Меликов. 22 сентября безоружная миссия на моторном баркасе «Люби­мец», принадлежащем Красному Кресту, отплыла в Баку для переговоров. В море из-за плохого качества топлива мотор да­вал перебои, в носовой части образовалась сильная течь. 29 сентября «Любимец» достиг форта Александровский. Утром следующего дня на рейде форта бросил якорь пароход дени­кинцев «Президент Крюгер». Не обращая внимания на эмбле­мы Красного Креста, белые задержали членов миссии и, взяв на буксир баркас, увели в порт Петровск, где краснокрестинцы были переданы в руки контрразведки. Позднее их выпустили из тюрьмы, запретив возвращаться в Советскую Россию.

5 июня 1919 г. Совет народных комиссаров РСФСР возло­жил всю организацию помощи жертвам еврейских погромов на наркомат социального обеспечения с широким привлече­нием Общества Красного Креста. В 1919 г. РОКК была оказана помощь пострадавшим от еврейских погромов на сумму 100 млн. рублей. На Украине и в Белоруссии предлагалось заклю­чить соглашение с правительствами советских республик. С июня начал действовать Комитет помощи пострадавшим от погромов при управлении главноуполномоченного РОКК на Украине и в Крыму. Он тесно контактировал с главной украин­ской комиссией помощи пленным и беженцам, центральной секцией помощи жертвам погромов при наркомате социаль­ного обеспечения, еврейскими общественными организаци­ями. К началу августа усилиями уполномоченных комитета удалось организовать или подготовить к работе 61 питатель­ный пункт, на 23,5 тысячи человек, дезинфекционный отряд, 2 госпиталя, 97 детских учреждений на 12,5 тысяч детей. Тер­ритория, подвергшаяся погромам, делилась на районы, в каж­дый входило от 10 до 12 разоренных населенных пунктов. Всю работу в районе осуществляли районный уполномоченный Красного Креста и заведующий делом помощи. Первый вел переговоры, налаживал контакты и координировал деятель­ность государственных учреждений и общественных органи­заций, контролировал распределение продовольствия и т.д. Заведующий делом помощи непосредственно осуществлял реализацию помощи, обычно на эту должность назначались люди, пострадавшие от погромов. Все делалось без излишней волокиты с привлечением добровольных помощников из на­селения. Благодаря усилиям Красного Креста удалось спасти от инфекционных заболеваний, голодной смерти тысячи лю­дей, в том числе женщин и детей.

В феврале 1919 г. наркомат продовольствия и Совет за­щиты детей поручили Красному Кресту дело организации и обслуживания в плане медико-санитарном и продовольствен­ном детских колоний в районах городов Гомеля, Липецка, на территории Полтавской и Черниговской губерний. Дело в том, что еще летом 1918 года Российскому Обществу Крас­ного Креста, благодаря помощи и участию представителей Международного Комитета Э. П. Фрика, американской мис­сии Красного Креста майора Вардвеля, дипломатов Пуля, Ф. Гренара, Ф. Локкарта удалось достичь соглашения о вывозе зерна из поволжских губерний, контролируемых войсками антисоветского Комитета членов Учредительного собрания. Продовольствие, доставленное из Поволжья, использовалось на питательных пунктах РОКК для военнопленных и бежен­цев. Контроль за этим осуществлял американский Красный Крест. Таким же образом предполагалось получить продукты питания для детских колоний в 1919 г. 7 апреля Совет рабоче­крестьянской Обороны предоставил Красному Кресту право самостоятельно закупать «вне сферы влияния Советской вла­сти» хлеб для детских колоний и нефть в качестве топлива для его транспортировки. В тот же день радиостанция Царского села передала обращение РОКК и миссии Датского Красного Креста к правительству адмирала Колчака на покупку и вы­воз зерна из Сибири. Оговаривалось, что закупку зерна будут делать специальные представители РОКК или миссии амери­канского и датского Красного Креста в России. Для вывозки продовольствия будут задействованы пароходы и баржи под знаком Красного Креста. Омское правительство должно было гарантировать неприкосновенность краснокрестинцев, транс­портов и груза.99 Военные действия помешали выполнить до конца благородное начинание Российского Общества Красно­го Креста по спасению от голода детей.

Гражданская война и интервенция поставили перед ру­ководством Советской России острую проблему организации медико-санитарной службы Красной Армии. Ввиду того, что военно-санитарное ведомство только создавалось, органы здравоохранения также еще находились в зачаточном состо­янии, с особой силой поднялось значение Красного Креста, располагавшего определенными материальными возможно­стями. Отсюда и то внимание, которое проявило Советское правительство к РОКК в период обострения военно-политиче­ской ситуации в стране.

Фактические результаты исследования показывают, что учреждения Российского Общества Красного Креста явились важным элементом созданной в годы гражданской войны про­фессиональной и разветвленной медико-санитарной службы Красной Армии, которая включала в себя госпитали, эпиде­мические отряды, питательные пункты, перевязочные отряды, эвакоприемники, бактериологические лаборатории, дезин­фекционные поезда и многое другое. Это позволило сохранить высокий профессиональный уровень медицинской помощи как непосредственно на фронте, так и в тылу, уменьшить ко­личество прямых и косвенных жертв военных действий и раз­рушения социальной инфраструктуры России.

Очень важным представляется, что РОКК в годы граждан­ской войны удалось сохранить сеть своих специализированных медицинских учреждений, сохранив в них высококвалифици­рованные кадры, а также организовать работу по подготовке медицинского персонала низшего и среднего звена. Это по­зволило хотя бы отчасти сохранить в стране преемственность современного (для того времени) медицинского обслужива­ния и создать условия для послевоенного развертывания си­стемы медицинского здравоохранение страны.

Являясь частью медико-санитарной службы Красной Армии, деятельность РОКК все же не сводилась только к ней. Гражданская война расширила круг обязанностей Красного Креста в отношении жертв войны. Общество Красного Креста стремилось вести активную социально-гуманитарную деятель­ность, отвечавшую принципам этого движения. РОКК делало все возможное, чтобы выполнить свой долг, помогая постра­давшим от общественных бедствий детям, беженцам, жертвам погромов, политзаключенным, заложникам и их семьям.

АСЕЕВ Игорь Анатольевич

кандидат исторических наук, доцент кафедры истории и теории государства и права Уфим­ского юридического института Министерства внутренних дел Российской Федерации


Яндекс.Метрика Рейтинг@Mail.ru

 



© 2014 Евразийский новостной клуб