10:51, 19 июля 2016

Понятие нетрадиционных религиозных объединений деструктивного характера и криминологический анализ их деятельности

 

КРИМИНОЛОГИЯ

В период значительных потрясений и переломов, свя­занных с разного рода кризисами, которые приводят к суще­ственным деформациям условий и образа жизни людей в нем, внезапному образованию вакуума ценностей, изменениям ма­териальных показателей, неясности жизненных перспектив и неизбежному обострению противоречий, религия превраща­ется для людей в некую отдушину. Как правило, в такие вре­мена, переживаемые той или иной страной, в тот или иной период своего развития, и появляются новые религиозные объединения, большинство из которых не имеют отношения к традиционным религиозным конфессиям, и своей деятель­ностью представляют опасность для общества. Попрошествии времени некоторые из таких объединений исчезают и на смену им приходят другие, либо они просто меняют свои названия.

В ряду множества известных нам религиозных движе­ний встречается целый пласт таких, деятельность которых противоречит действующему российскому законодательству, или доктрины которых призывают напрямую к насилию над людьми из внекультового для них социума (например, «Цер­ковь сатаны».

Свою криминальную деятельность названные организа­ции тщательно маскируют, однако время от времени резуль­таты такового проявляются в совершении ими различных преступлений. Кроме того, в последние десятилетия в разных странах мира, в особенности в государствах постсоветского пространства, сатанистами ведется работа по внедрению сво­их адептов в правоохранительные органы и высшие структуры государственной власти с целью обработки сознания некото­рых высших государственных чиновников и привлечения их в свои ряды. Наличие рассматриваемого нами вида объедине­ний во многих странах и их деятельность там, как правило, свя­заны с нарушениями ими действующего законодательства, в том числе и уголовного, что, несомненно, определяет их опас­ность для общества.

В литературе упоминаемые нами религиозные объеди­нения обозначаются под самыми различными названиями. В их числе чаще всего встречаются следующие: деструктивные религиозные организации, секты, религиозные секты, культы, нетрадиционные религиозные объединения и т.д. Ввиду царя­щих в них тоталитарных порядков отдельные исследователи причисляют такие организации к тоталитарным религиоз­ным объединениям, или тоталитарным сектам.

В Толковом словаре В.Даля секта определяется как брат­ство, принявшее свое, отдельное учение о вере; согласие, толк, раскол или ересь. В словаре русского языка С.И.Ожегова культ - это: 1) религиозное служение божеству и связанные с этим обряды; 2) преклонение перед кем-нибудь или чем- нибудь, почитание. Согласно словарю иностранных слов под редакцией А.Г.Спиркина, культ (от латинского cultus - почи­тание) - это один из обязательных элементов любой религии, выражающийся в особых магических обрядах, действиях свя­щеннослужителей и верующих с целью оказать желаемое воз­действие на сверхъестественные силы.

Используя понятие религиозная секта, А.В. Тонконогов полагает, что она представляет собой самостоятельный тип религиозной организации (группу или объединение лиц):

  • открыто или тайно противопоставляющая себя какой- либо конфессии или социуму;
  • претендующая на свою исключительность и истин­ность в религиозных и (или) светских вопросах;
  • осуществляющая извращение постулатов, принятых официально признанными религиозными организациями (конфессиями);
  • предъявляющая жесткие требования к своим адептам, которые проявляются в самоограничениях и аскетизме.

Сектами руководят харизматические лидеры или группа посвященных, осуществляющие частичный или тотальный контроль над личностью, стремящиеся довести ее до физи­ческого и психического истощения. Религиозный культ и об­ряды в сектах совершаются, как правило, спонтанно и эмоци­онально, могут быть и строго формализованными (имеются также и тайные ритуалы); анонимным членство в секте быть не может.

По мнению А.И. Хвыля-Олинтера, при анализе деструк­тивных религиозных движений необходимо рассматривать не только секты, но и сектантство; исследовать не только его религиозные формы, но и иные проявления. При этом секта определяется в виде организации или группы лиц, замкнув­шихся в своих узких интересах, не совпадающих с интересами общества (по нашему мнению - демократического общества, в котором личность не подавляется, а динамично и творчески развивается). Вышеуказанный автор считает сектантство соци­альным течением, проявляющим себя в форме культов и сект, выступающих оппозицией по отношению к созидательным традициям и нормам, социальным структурам, культуре, по­рядку и обществу в целом.

Деструктивный культ или деструктивная секта - термин, используемый социологами, психологами, криминалиста­ми, публицистами, богословами на Западе и в России для обозначения религиозных, неорелигиозных и иных групп и организаций, приносящих вред обществу или своим членам (материальный, психологический или физический), а также подпадающих под подозрение как потенциально опасные в плане нанесения такого вреда.

Заметим, что в отечественном законодательстве нет четко сформулированного понятия подобных организаций. Однако специалисты из различных областей знаний (философы, со­циологи, юристы и другие) пытаются его выработать. С учетом специфики нашей публикации мы ориентируемся на понятие «нетрадиционные религиозные объединения», являющееся обобщающим для религиозных организаций деструктивного типа. При этом отметим, что деструктивный характер того или иного религиозного объединения определяется не через его верования, «религиозную» догму, которой поклоняются члены секты (группы), а прежде всего, за счет оценки методов их деятельности, к которым в литературе относят следующие наиболее типичные из них:

  • жесткость построения иерархической структуры, стро­гая дисциплина и беспрекословное подчинение лидеру;
  • распространенность в рядах адептов психических рас­стройств - как следствие длительных постов, голоданий, ли­шения полноценного сна, участия в изнуряющих молитвах, сопровождающихся массовой истерией, глоссолалиями, уча­стия обрядах с жертвоприношениями, некрофилией и тому подобное;
  • конспирация, взаимная слежка, наличие собственной службы безопасности;
  • непрерывное воздействие на сознание адептов, вплоть до превращения части из них в так называемых «биороботов» («зомби»);
  • высокая мобильность таких сообществ;
  • предварительная подготовка адептов к столкновению с правоохранительными органами, вплоть до изучения с ними законодательства и т.д.;
  • присутствие у адептов, находящихся в состоянии транса, эффекта снижения болевого порога;
  • обладание значительными финансовыми средствами, что дает возможность подкупа определенных лиц;
  • наличие в некоторых группах практики «замазывания кровью», превращающее адепта впоследствии в послушное орудие;
  • использование в отношении адептов специальных нар­котических средств (например, препарата «Торнадо», кото­рый вызывает полное отключение психики);
  • всатанистских группах - внедрение в сознание адептов твердой установки на то, что человеческая жизнь никакой цен­ности не имеет, что все те, кто не поклоняется сатане, не име­ют права на существование, а задача сатанистов - постоянная борьба против христианства, церкви, общества и государства.

Таким образом, объединив вышеприведенные положе­ния, можно сформулировать следующее определение понятия «нетрадиционныерелигиозные объединения деструктивного характера» - это иерархичные, религиозные авторитарные культы, разрушительные по отношению как к личности, так и к обществу в целом (внутренняя и внешняя деструктив­ность), имеющие обожествленного лидера, практикующие скрытое психологическое насилие, выражающееся в контро­ле над сознанием, поведением и жизнью других людей без их добровольного и осознанного согласия, для формирования и поддержания у них состояния зависимости и покорности док­трине и лидерам, стремящимся в противоречии с уголовным и иным законодательством, посредством преданных им и за­висимых от них адептов, к незаконному обогащению и неза­конной власти.

Судя по «первоисточникам» рассматриваемого нами вида организаций, «во-первых... являются самостоятельным явле­нием, не имеющим связи с основными религиями, во-вторых, вызывает сомнение сама возможность называть их собственно религиозным движением, а не каким-то мафиозным образо­ванием, преследующим корыстные цели под ширмой религи­озности. И, наконец, требуется дифференцированный подход к конкретному содержанию этих учений, чтобы разграничить абракадабру, которой пытаются запутать вербуемых, от бре­довой продукции психически больных, которую используют в корыстных интересах психически здоровые люди».

Секты, по мнению А.В. Тонконогова, отличаются от иных организаций по следующим признакам:

  1. Многие секты придерживаются учений, в которых в ис­каженном виде интерпретируются уже известные миру рели­гиозные и светские идеи.
  2. В большинстве своем сектантам свойственны крайние формы выражения ими своей озабоченности поиском смысла жизни в единении со всей Вселенной.
  3. Во многих сектах имеет место пропаганда апокалипси­ческих взглядов на мир для оправдания необходимости адеп­там отказаться от имущества.
  4. Деятельность сект носит, как правило, латентный харак­тер, в каждой секте из них действует тайное учение, доступное руководителям и так называемым «посвященным».
  5. В сектах процветает внутригрупповой фаворитизм в виде механизма межгрупповой формы социальной перцепции; имеются четко определенные степени посвящения.
  6. Секты нетерпимы в отношении иных идеологий и лю­дей, имеющих иные взгляды, укрывая при этом свои истин­ные цели от потенциальных или новообращенных адептов, используя обманные методы вербовки для привлечения в ор­ганизацию новых членов.
  7. В большей части сект адептов обязывают пропаганди­ровать официальное учение, ибо для увеличения числа лиц, вовлеченных в члены секты, нужна проповедь (у сектантов она носит навязчивый, назойливый характер).
  8. Контроль за адептами со стороны руководителей сект (поведением, мыслями и эмоциями); манипуляция сознани­ем адептов через контроль посредством методов деформации сознания; эксплуатация адептов и причинение им при этом физического, психологического и материального вреда.
  9. Психическое состояние сектантов подобное неврозам навязчивых состояний.
  10. Экстремизация учений сект и повышение сектантской агрессивности при противодействии их деятельности.

В настоящее время западными специалистами (эксперта­ми) подготовлен список нетрадиционных религиозных орга­низаций, которые, по их мнению, могут угрожать обществу. Выборка организаций осуществлялась ими с учетом десяти наиболее сложных качественных критериев, свидетельствую­щих о наличии в практике движений деструктивности. Они следующие: дестабилизация сознания, непомерные финан­совые притязания (поборы), навязывание разрыва с прежним окружением, покушение на физическое здоровье граждан, вербовка детей, антиобщественные высказывания, нарушение общественного порядка, привлечение сект или их адептов к суду или следствию по серьезным обвинениям, нарушение сектантами и их лидерами норм экономической деятельно­сти (утаивание средств), попытки проникновения во властные структуры.

Если любой один из указанных признаков имеет место, то религиозная организация считается тоталитарной сектой.

Российское законодательствосодержит определенное число правовых норм, направленных на противодействие ор­ганизационно оформленным нетрадиционным религиозным объединениям деструктивного характера. Однако это не пре­пятствует лидерам религиозных объединений различного де­структивного толка умело использовать предоставленное ст. 7 Федерального закона от 26 сентября 1997 г. № 125-ФЗ «О свобо­де совести и о религиозных объединениях» право на свободу совести и осуществлять свою деятельность без государственной регистрации и приобретения правоспособности юриди­ческого лица.

Помня о том, что религия является одним из социальных институтов, под религиозной преступностью, видимо,можно понимать свойство религии как социального института вос­производить множество опасных для окружающих людей де­яний, обусловленных негативными факторами религиозного характера, проявляющихся в исповедовании противоречащих мировым религиям псевдорелигиозных учений деструктив­ного толка, способствующих совершению преступлений по религиозным мотивам или, под видом совершения религиоз­ных обрядов, поддающихся количественной интерпретации и предопределяющих введение уголовно-правовых запретов.

Деструктивные нетрадиционные религиозные объедине­ния (движения, культы и секты) «пользуются психологической и духовной (и всякой другой: медицинской, коммерческой, политической и т.д.) неосведомленностью и неопытностью многих людей, целенаправленно стремясь к незаконному обогащению и незаконной власти, их обманывают и привя­зывают к себе, всячески вызывая, сохраняя и усиливая состо­яние невежественности, неинформированности и формируя неестественные, противозаконные состояния зависимости у своих приверженцев. Необходимо подчеркнуть, что в любом деструктивном культе эксплуатируется прежде всего психо­логическая неграмотность и незащищенность». В результате деятельность таких организаций в России направлена на под­рыв нормативных социальных устоев общества. Она способ­на причинять обществу и личности повышенную опасность, исходящую от неконтролируемых действий членов нетради­ционных деструктивных религиозных движений, культов и сект, с их беспрекословным подчинением своим «лидерам», выполнением ими любых приказаний своих лидеров, обычно направленных против воли и сознания общества и личности.

Деструктивной религиозное объединение (группу) де­лают «не заявленные ею открыто религиозные верования по­литические или "психотерапевтические" концепции (хотя и в них можно найти много опасных элементов), а то, что группа (культ) делает с личностью, т.е. многократный или многоуров­невый обман и широкое использование психологического на­силия, которое во многих случаях нередко сопровождается физическим и сексуальным насилием, шантажом, вымога­тельством и т.п.».

По мнению большинства специалистов, занимающихся изучением сект, в современной России их насчитывается от 300 до 500. Численность людей, вовлеченных в деструктивные и оккультные религиозные организации, достигает 1 млн че­ловек, примерно 70% из них - это молодые люди от18 до 27 лет. Хотя, по справедливому мнению президента Центра ре­лигиоведческих исследований при РПЦ А.Л. Дворкина, автора термина «тоталитарная секта», вряд ли кому-либо под силу не только упомянуть всех из их числа, но и дать сколь-нибудь ис­черпывающий список тоталитарных сект. По его последним расчетам (на 21ноября 2011 г.), только «штатных» сектантов в России насчитывается минимум 600-800 тыс.

В литературе совершенно справедливо указывается, что: «Преступный характер деструктивных культов в своей основ­ной, подводной части, хорошо замаскирован и лишь иногда прорывается наружу» в виде криминальных последствий их деятельности. Наиболее тяжкими из этих последствий явля­ются следующие: гибель 911 человек - членов культа Джима Джонса «Народный храм» в Джонстауне в Гайане 18 ноября 1978 г.; массовое сожжение адептов культа Дэвида Кореша «Ветвь Давидова» в апреле 1993 г., еще 53сожженных адепта Храма Солнца в Швейцарии и Канаде в 1994 г.; едва не состояв­шееся массовое самоубийство «белых братьев» в Киеве осенью 1993 г., 11 жертв и 5000 пострадавших от газовой атаки секты «АумСинрике» в Токио в 1995 г.; ритуальное убийство 16-лет­ней девушки сатанистами в г. Канске Красноярского края в 1995 г., аналогичного характера убийство сатанистами мальчи­ка в г. Бресте, Республика Беларусь, в 1995 г. Только в 1997 г. ко­личество зафиксированных жертв из числа лиц, вовлеченных в организацию «Свидетели Иеговы» во всех странах, в связи с отказом от медицинского лечения, составило 3315 человек.

Серьезную опасность для российского общества с 90-х годов XX в. по настоящее время представляет и деятельность исламских религиозных деструктивных организаций, культов экстремистской направленности, связанная с совершением террористических актов и целой серии взрывов в различных городах Российской Федерации. Жертвами акций, проведен­ных ими, уже стали многие десятки мирных жителей, свя­щеннослужители мусульманской и христианской веры, по­литические и общественные деятели, сотрудники органов правосудия, правоохранительных органов и иных силовых структур, журналисты.

Криминальная деятельность организаций исламистского толка встречается не только на Ближнем Востоке, в республи­ках Северного Кавказа России, но и в других местах современ­ного мира. Так, в 2000 г. бывшими студентами Исламского университета в Таджикистане на почве религиозного фана­тизма была совершена серия взрывов в христианском миссио­нерском центре «Благодать», в душанбинском магазине «1000 мелочей» и иных общественных местах. Только в этом центре в результате двух взрывов погибли 9 прихожан, а 30 христи­ан получили ранения и ожоги различной степени тяжести. Террористы приговорены Верховным Судом Таджикистана к смертной казни. В 2001 г. (11 сентября) в США имел место печально известный взрыв «башен» в Нью-Йорке, произведен­ный исламистами-экстремистами. «За 17 лет (1990-2007) в Рос­сии было убито 24 православных священнослужителя и двое иноков. И так далее .. .».

Опасность для общества некоторых совершаемых деструк­тивными религиозными объединениями (группами, сектами, культами, движениями) действий предопределена прежде всего авторитарностью их структур и экстремистскими мето­дами поведения объединений. Это происходит тогда, когда их действия противоречат общепризнанным демократическим и человеческим ценностям, ввиду развивающейся в них тотали­тарной идеологии и имеющихся у них претензий на абсолют­ную правоту их лидеров, что позволяет им соблазнять людей и полностью овладеть сознанием тех из них, кто ищет для себя опоры в сложной жизненной ситуации или более адекватное мировоззрение. При этом для реализации своих требований о безоговорочном подчинении им членов объединений руково­дители последних нередко применяют к членам изощренные угрозы. В духовном плане главный приоритет деятельности религиозных деструктивных объединений - это «дискредита­ция традиционных верований, в первую очередь православия, что разрушает единую духовную структуру страны. Здесь они спекулируют на неосведомленности большинства граждан в религиозных вопросах. Огульное очернение православных священнослужителей, постановка парадоксальных и неожи­данных для неопытных людей мировоззренческих вопросов, спекуляция на суевериях, напористость и безаппеляцион- ность, наглое лукавство, подтасовка фактов и полуправда - вот типичные методы сектантских проповедников».

К негативным чертам, стимулирующим «криминальный характер действующих в России» нетрадиционных религи­озных объединений деструктивного характера (движений, культов, сект), можно отнести «отсутствие внутренних ограни­чений; стремление к мировому господству; агрессивность пове­дения; неразборчивость в методах достижения цели; стремле­ние создать свой якобы идеальный положительный внешний образ в среде дезориентированного в своих социальных бедах обывателя; борьба с традиционными созидательными верои­споведаниями и традиционной этнокультурой; враждебность к государству как к таковому; безоглядная деятельность в под­держку «свободы совести» и всякого рода «обиженных»; спеку­ляция вокруг науки, разума и здравого смысла».

Членами нетрадиционных религиозных объединений деструктивного характера совершаются следующие виды пре­ступлений:

  • религиозные - прежде всего посягающие на права и законные интересы представителей определенных религий; соответствующие составы в УК РФ специально изначально сконструированы с позиций обеспечения охраны граждан от посягательств на них по религиозным мотивам (статьи 136, 148, 280, 282-2822, 357 УК РФ) (в интересах нашего исследования понятие религиозного преступления мы используем в узком смысле).

В отечественном праве понятие религиозного престу­пления традиционно трактуется широко. Так, С.В. Познышев еще в началеХХ в. понимал под ним действия, умышленные, внешне оскорбительные, публичные, совершенные по рели­гиозным мотивам. Еще более развернутое определение дан­ному явлению дает Л.Д. Башкатов. Он относит к нему «любое духовно-вредоносное, уголовно-противоправное, умышлен­ное деяние, посягающее на религиозную свободу граждан или совершенное по мотиву религиозной ненависти или вражды, или в связи с исполнением религиозного ритуала»;

  • общеуголовные с религиозной направленностью - пре­ступные деяния, которые также способны причинить вред любому человеку, но приобретающие особую общественную опасность лишь при условии их совершения по мотивам ре­лигиозной ненависти или вражды. С учетом такого рода со­ображений, законодатель включил в ряд статей УК РФ ква­лифицирующий признак - совершение преступлений из соответствующих побуждений, рассматриваемое как обстоя­тельство, отягчающее наказание (п. «л» ч. 2 ст. 105, п. «е» ч. 2 ст. 111, п. «е» ч. 2 ст. 112, п. «б» ч. 2 ст. 115, п. «б» ч. 2 ст. 116, п. «з»
  • иные общеуголовные - преступные деяния, посяга- ющиена любое лицо, независимо от его вероисповедания. Диспозиции соответствующих норм УК РФ, в которых пред­ставлены относящиеся сюда признаки, не содержат указаний на религиозные мотивы совершения преступления. Однако, несмотря на это, последние совершаются не инициативно каждым участником религиозного объединения, а по указа­нию либо с ведома его руководства (статьи 110, 126, 127-1272, 131-135, 159, 163, 222, 240, 241 УК РФ и др.).

Изложенное приводит нас к следующему определению понятия преступления, совершение которого связано с де­ятельностью нетрадиционных религиозных объединений деструктивного характера - это умышленное уголовно-про­тивоправное, духовно-разрушающее деяние, совершаемое ор­ганизатором, руководителем или участником деструктивной религиозной организации (группы) по религиозным мотивам либо «под религиозным прикрытием» и направленное против самих участников (членов) данных объединений, либо против широкого, индивидуально неопределенного круга граждан.

В заключение хотелось бы отметить тот широкий спектр проблем теоретико-правового и научного характера, который связан с нетрадиционными религиозными объединениями деструктивного характера и который не представляется воз­можным охватить в рамках одной статьи. Тем не менее, мы сформулировали авторское определение такого понятия, как нетрадиционные религиозные объединения деструктивного характера, дали краткий криминологический анализ их де­ятельности, выявили основные признаки и методы деятель­ности таких организаций, исследовали характерные для них составы преступлений. Кроме того, в статье представлено ав­торское определение понятия преступления, совершение ко­торого связано с деятельностью указанных организаций.

ИСМАГИЛОВА Алина Равилевна

преподаватель кафедры административно-правовых дисциплин Уфимского юриди­ческого института Министерства внутренних дел Российской Федерации


 



© 2014 Евразийский новостной клуб