11:13, 29 Июль 2016

Деятельность крымских правоохранителей по ликвидации уголовной преступности на полуострове в первой половине 1920-х гг.

 

ИСТОРИЯ ГОСУДАРСТВА И ПРАВА

Глубокий экономический кризис, в котором оказался Крым после окончания гражданской войны, обусловил резкое ухудшение криминогенной обстановки на полуострове. Труд­ному налаживанию мирной послевоенной жизни городов и сел края сильно мешал бандитизм, являющийся одним из активных средств вооруженного противостояния врагов совет­ской власти.

Неуклонное увеличение уровня бандитизма вынуждало местные власти активно использовать действенные органи­зационные и оперативные мероприятия по его ликвидации. Результатом этой работы стала ликвидация осенью 1921 г. бо­лее 80 активных главарей и пособников антибольшевистского движения.

Не менее опасными по сравнению с бандитизмом были и уголовные преступления. Убийства, кражи, грабежи и раз­бои терроризировали местное население, подрывали основы личной и имущественной безопасности граждан. Сохранению в регионе большого количества уголовных преступлений в на­чале 20-х годов ХХ в. способствовали такие факторы, как про­фессиональная преступность, сохранившаяся с дореволюци­онных времен, низкая общая культура и малообразованность большей части населения Крыма, голод и безработица восста­новительного периода.

Что касается профессиональной преступности, то по по­воду нее газета «Красный Крым» 3 декабря 1921 г. писала: «... количество преступлений не уменьшается, а наоборот, уста­новлено, что в крупных городах Крыма имеются корни про­фессиональных воровских организаций, для уничтожения ко­торых требуется систематическая работа».

Несмотря, однако, на проводимые оперативные меропри­ятия, количество уголовных преступлений не уменьшалось. Это обстоятельство вынудило руководство Крымской АССР пойти на крайние меры. 9 ноября 1922 г. на заседании Прези­диума КрымЦИКа было принято решение организовать при крымских ревтрибуналах чрезвычайные сессии (тройки), и в первую очередь в таких городах, как Симферополь и Севасто­поль.

Деятельность троек нацеливалась на ликвидацию в горо­дах и районах полуострова уголовного элемента путем при­менения к нему самых жестких мер. Это решение совпало с постановлением Президиума ВЦИК РСФСР от 16 октября 1922 г., позволявшим «...в целях скорейшего искоренения всякого рода бандитских налетов и вооруженных ограблений предо­ставлять ГПУ право внесудебной расправы, вплоть до рас­стрела... лиц, взятых с поличным на месте преступления при бандитских налетах и вооруженных ограблениях». Решение чрезвычайной сессии являлось окончательным и обжалова­нию не подлежало. Органы рабоче-крестьянской милиции (РКМ), Крымское политическое управление и части Рабоче­крестьянской Красной армии (РККА), расквартированные на полуострове, обязаны были всемерно содействовать этой ра­боте.

Чрезвычайные тройки, просуществовавшие до февра­ля 1923 г., ставили своей целью окончательное уничтожение остатков бандитизма и уголовщины. Для достижения ука­занной цели тройки, как крайнюю меру, широко применя­ли расстрелы в отношении лиц, уличенных в неоднократном совершении уголовных преступлений. Следствием политики крайних мер, проводимой крымским правительством в от­ношении рецидивистов, стало заметное снижение количества налетов и ограблений организованными преступными груп­пами, или как тогда говорили - шайками, и повсеместное уменьшение активности профессиональной уголовной пре­ступности.

Кроме расстрелов, правоохранительные органы автоно­мии проводили широкомасштабные оперативно-розыскные мероприятия. С одобрения КрымЦИКа во всех городах ре­спублики регулярно проводились недели Всекрымской обла­вы, во время которых задерживались сотни подозрительных лиц, а среди задержанных выявлялись десятки рецидивистов. Таких лиц дактилоскопировали и фотографировали. Так, за период с декабря 1922 г. по октябрь 1923 г. в Крымской АССР было произведено 1498 задержаний, 789 обысков и 175 облав. Во время их проведения сотрудники РКМ арестовали 217 гра­бителей, 40 бандитов-налетчиков, 39 воров-рецидивистов и 1 контрреволюционера.

На всех зарегистрированных в автономии уголовников со­брали полные характеристики, отражающие их преступную деятельность, сведения о прежних судимостях, количестве пер­вичных приводов и преступной квалификации. Кроме того, за указанный период в Крыму из 6963 зарегистрированных пре­ступлений 3248 преступлений удалось раскрыть. Средний по­казатель раскрываемости по автономии составил 46 %.

Регистрационным бюро уголовного розыска (УР) респу­блики в 1924 г. зарегистрировано 748 человек (660 мужчин и 88 женщин), 527 человек впервые (460 мужчин и 67 женщин) и 221 повторно (200 мужчин и 21 женщина). Из числа повтор­ных по отпечаткам пальцев под чужими именами опознали 45 рецидивистов или 20 % (38 мужчин и 7 женщин). Из общего числа зарегистрированных для картотеки сфотографировали 326 человек (269 мужчин и 57 женщин).

В результате упорной и напряженной работы всех звеньев РКМ преступность в Крыму пошла на убыль, изменился и ее характер. В своей каждодневной работе сотрудники УР стали шире использовать достижения медицины (изучающей фи­зические и психические особенности преступников), химии (изучающей формы и методы подделки денег и документов) и передовой опыт применения служебно-розыскных собак, ко­торый оказался незаменимым при преследовании преступни­ков и раскрытии преступлений по «горячим следам».

В целом необходимо отметить неуклонное увеличение процента раскрываемости преступлений. Так, если в 1922 г. было зарегистрировано 15905 преступлений, то в 1925 г. их было всего 5396 или на 66 % меньше. Из 5396 совершенных преступлений сотрудники УР раскрыли 3369 или 66,4 % (6 при помощи собак-ищеек). Такой громадный объем работы вы­полнялся относительно небольшим штатом сотрудников уго­ловного розыска. В указанный период на службе в УР Крым­ской АССР состояло всего 98 человек.

В деле раскрытия преступлений серьезную помощь ока­зывал ведомственный архив, созданный при отделе уголовного розыска (ОУР) Крыма весной 1923 г. В архиве хранились кар­тотеки с установочными данными на 3194 преступника. Кроме этого, при ОУР Центрального административного управления (ЦАУ) Крыма создали ведомственный музей, где собрали и си­стематизировали орудия уголовных преступлений и наглядно демонстрировали некоторые научные методы розыска пре­ступников. Музей являлся хорошей школой роста профессио­нального мастерства сотрудников РКМ полуострова.

Снижение числа преступлений и увеличение процента раскрываемости явилось результатом напряженной опера­тивной работы всех служб органов внутренних дел (ОВД) и, в первую очередь, уголовного розыска. На это в определенной мере повлияло и то обстоятельство, что уголовный розыск в Крымской АССР так и не был выделен из ОВД в самостоятель­ную оперативную единицу, как это было, к примеру, сделано в РСФСР.

Анализ результатов оперативной работы ЦАУ Крымской АССР показал, что лучше всего дела обстояли в Ялтинском уголовном розыске, где работали лучшие крымские дакти- лоскописты и розыскники. Специалисты южнобережья еще в 1924 г. сняли 153 отпечатка пальцев с рук уголовников, тем самым значительно пополнив имеющуюся дореволюционную коллекцию, неоднократно помогавшую раскрывать престу­пления в разных городах Крыма. Но так было далеко не везде. Неудовлетворительно обстояли дела в отделениях и столах УР Севастопольского, Феодосийского и Джанкойского районов.

Несмотря на имеющиеся недостатки, органы милиции Крыма задержали и передали правосудию немало уголовных элементов, находящихся в розыске не один год и совершивших не одно громкое преступление. Среди задержанных самыми известными в Крыму были вор-рецидивист по кличке Цыган, ограбивший квартиру председателя КрымЦИКа Ю. П. Гавена в декабре 1921 г., бандит-налетчик И. Шевченко, возглавляв­ший долгое время шайку из 12 человек, фальшивомонетчики Демишев и Голяк, разыскиваемые по всей территории РСФСР.

В апреле 1923 г. крымские оперативники задержали во- ров-рецидивистов Свигачева, Андрюшкевича и Роота, совер­шивших бандитское нападение на секретаря КрымЦИКа Буч- кова.

Зимой 1924 г. правоохранители автономии арестовали известного бандита-налетчика Чемоданова и вора-рецидиви- ста Новикова-Баранова. Весной того же года Симферополь­ским УР были обезврежены известные крымские преступники Е. Потенин, Л. Козлов, М. Павлова, К. Ярловец и бандиты-на­летчики Чуприн и Жеков, неоднократно совершавшие побеги из мест заключения.

Зимой 1925 г. Севастопольским ОУР был задержан разы­скиваемый правоохранителями г. Геническа И. Долецкий за вооруженный налет на городское отделение Госбанка. Летом того же года в г. Ялте ликвидировали несколько групп про­фессиональных воров-гастролеров, совершивших в течение нескольких лет десятки квартирных краж и разбойных напа­дений в Баку, Одессе, Ростове и во многих городах Крыма. К слову, съезжавшиеся летом на южнобережье «гости» прино­сили местному уголовному розыску до 75 % зарегистрирован­ных преступлений.

Но самым известным раскрытым преступлением тех лет явилось раскрытие «по горячим следам» 25 марта 1925 г. во­оруженного ограбления четырьмя налетчиками Севастополь­ского отделения Всекобанка.

Председатель большевистского правительства В. И. Ле­нин неоднократно призывал к насилию при подавлении со­противления советской власти путем решительного и умелого применения различных средств по отношению к преступни­кам, в том числе и с помощью уголовного наказания. Он свя­зывал наказание, прежде всего, с принуждением, подразуме­вающим достаточно строгие и жесткие меры воздействия на уголовников.

В приговорах профессиональным преступникам, как правило, преобладали более суровые меры наказания, чем ли­цам, осужденным впервые. Связано это было с тем, что первые представляли серьезную опасность, вовлекая в преступную среду людей, ранее далеких от преступного мира: оставшуюся временно без работы молодежь, безнадзорных детей и сирот. Такие приговоры приводились в исполнение без обжалования и отсрочек.

Согласно архивным данным в октябре 1922 - сентябре 1923 гг. в Крыму осудили 3780 человек, еще 3642 находилось под следствием. Зимой 1924 г. на полуострове осудили 733 че­ловека, под следствием находилось еще 714 человек. Всего же в местах заключения Крыма в тот период находилось 1476 чело­век (при наличии 1100 штатных мест).

Сотрудники органов милиции Крымской АССР в своей нелегкой работе каждодневно рисковали собой. За проявлен­ный героизм и мужество в деле ликвидации уголовной пре­ступности на полуострове в ноябре 1925 г. знаками отличия установленного образца наградили 13 милиционеров Крыма. Помимо этого, ценным подарком был награжден сотрудник Керченского УР А. Д. Мелихов, а его коллеги по управлению - милиционеры П. С. Капустин, Т. Т. Холодный, А. Чернышев и М. Л. Шубин - денежной премией в размере должностно­го оклада. В Севастопольском управлении РКМ премировали деньгами 14 человек, 9 человек получили благодарность с за­несением в личное дело, а младший милиционер Кучеров за многолетнюю и безупречную службу в органах милиции был награжден Знаком отличия КрымЦИКа.

Одним из почетных видов поощрения личного состава ОВД Крыма являлись благодарственные публикации в пери­одической печати. Единственным в Крыму ведомственным из­данием тех лет была ежедневная газета «Голос милиционера», выходившая с весны 1922 г. тиражом в 1200 экземпляров. На страницах этого издания в популярной форме, кроме матери­алов, касающихся реорганизации республиканских ОВД, ре­гулярно публиковались результаты борьбы с уголовными пре­ступлениями на полуострове и фамилии сотрудников, особо отличившихся в этой борьбе.

ПРОХОРОВ Владимир Владимирович

кандидат исторических наук, профессор кафедры государственных и гражданско-правовых дисциплин Крымского филиала Краснодарского университета Министерства внутренних дел Российской Федерации


Яндекс.Метрика Рейтинг@Mail.ru

 



© 2014 Евразийский новостной клуб