×

Предупреждение

JUser: :_load: Не удалось загрузить пользователя с ID: 644
12:16, 18 августа 2016

Некоторые аспекты государственного регулирования правоотношений в области защиты прав потребителей

ГРАЖДАНСКОЕ ПРАВО

Одной из важнейших задач современной России являет­ся необходимость применения эффективных методов защиты прав потребителей. Россия законодательно провозгласила ос­новные права и интересы потребителей, которые соответству­ют международно-правовым стандартам в этой сфере. Закон Российской Федерации от 07 февраля 1992 г. № 2300-1 «О за­щите прав потребителей» определил круг прав потребите­лей, установил механизм реализации этих прав. Кроме этого, на защите прав и интересов граждан стоят все отрасли россий­ского законодательства: конституционное, гражданское, адми­нистративное, уголовное. В свете последних изменений зако­нодательства и новых тенденций на потребительском рынке (появление новых товаров, развитие различных видов работ и услуг и глобальной интернетизации), вопросы защиты прав потребителей становятся по-новому актуальными.

Формируя законодательство о защите прав потребителей, государство учитывало положение, в котором оказывались в спорных ситуациях граждане-потребители и предпринима­тели, обладающие большими экономическими возможностя­ми, большим юридическим потенциалом в осуществлении своей защиты при предъявлении к ним претензий. Также не­обходимо учитывать тот факт, что целью граждан-потребите- лей при вступлении в договорные отношения с предпринима­телями является приобретение товара для личных, семейных нужд. Несмотря на то, что в ст. 40 Закона РФ «О защите прав потребителей» предусматривается необходимость государ­ственного контроля и надзора за соблюдением законов и иных нормативных правовых актов Российской Федерации, регу­лирующих отношения в области защиты прав потребителей, тем не менее, единая комплексная система норм обеспечения контроля и надзора отсутствует. Масштабы и эффективность государственного контроля и надзора недостаточны по мас­штабам нарушений прав потребителей. Несоответствие норм Закона РФ «О защите прав потребителей» действительному обеспечению государственной защиты прав потребителей привело к неэффективности механизма правового регулиро­вания отношений в области защиты прав потребителей. Ме­ханизм контроля, регламентируемый Законом РФ «О защите прав потребителей», включает, в основном, систему средств гражданско-правовой защиты потребителей, в частности, имущественную ответственность изготовителя (исполнителя, продавца), компенсацию вреда, причиненного вследствие не­достатков товара (работы, услуги), защиту прав потребителей при продаже товаров (выполнении работ, оказании услуг) по­требителям. Указанные нормы регулируют отношения, в ко­торых участвуют потребители и предприниматели, осущест­вляющие торговлю товарами, выполнение работ, оказание услуг. Уполномоченным федеральным органом исполнитель­ной власти, осуществляющим функции по контролю и над­зору в сфере обеспечения санитарно-эпидемиологического благополучия населения, защиты прав потребителей и потре­бительского рынка, в соответствии с Законом РФ «О защите прав потребителей», является Федеральная служба по надзору в сфере защиты прав потребителей и благополучия человека (Роспотребнадзор), который в соответствии с п. 3 ст. 40 Зако­на РФ «О защите прав потребителей» может быть привлечен судом к участию в деле или вступить в дело по своей инициа­тиве, а также по инициативе лиц, участвующих в деле. Участие Роспотребнадзора в судах по делам о защите прав потребите­лей в настоящее время ограничивается дачей заключения по делу. Уровень ответственности за нарушения прав потребите­лей снижается, это можно увидеть по анализу Федерального закона № 162-ФЗ, согласно которому в 2003 г. была отменена уголовная ответственность за обман потребителей, предусмо­тренная ст. 200 Уголовного кодекса Российской Федерации. В настоящее время в Уголовном кодексе РФ предусмотрена от­ветственность только за нарушение прав потребителей, свя­занных с качеством товара (работ, услуг) и его безопасностью (ст. 238 УК РФ). Действующий Кодекс Российской Федерации об административных правонарушениях предусматривает ряд статей об ответственности за ненадлежащее исполнение субъектами предпринимательской деятельности требований о защите прав потребителей (продажа товаров, выполнение работ либо оказание населению услуг ненадлежащего каче­ства или с нарушением требований технических регламентов и санитарных правил, продажа товаров, выполнение работ либо оказание услуг при отсутствии установленной информа­ции, обман потребителей и нарушение иных прав потреби­телей). Статьей 44 Закона РФ «О защите прав потребителей» была предусмотрена защита прав потребителей органами местного самоуправления. Однако с принятием Федерального закона от 21 декабря 2004 г. № 171-ФЗ «О внесении изменений в Закон Российской Федерации «О защите прав потребите­лей» и о признании утратившим силу пункта 28 статьи 1 Фе­дерального закона «О внесении изменений и дополнений в За­кон Российской Федерации «О защите прав потребителей»» была практически упразднена компетенция исполнительных органов государственной власти субъектов Российской Феде­рации и органов местного самоуправления по правовому ре­гулированию сферы потребительского рынка. В 2003 г. Феде­ральный закон № 131-ФЗ «Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации» не вклю­чил в вопросы местного значения обязанность по защите прав потребителей. Необходимо для совершенствования правового регулирования в сфере защиты прав потребителей провести оптимизацию многочисленных структур, улучшить их коор­динацию и взаимодействие, в том числе и на местном уровне, так как именно здесь происходит реальное правоприменение и защита прав граждан-потребителей, а также внести допол­нения и необходимые изменения в соответствующие норма­тивные акты.

Механизм защиты прав потребителей занимает важное место в системе социальной и экономической политики со­временного государства и должен носить комплексный, ме­жотраслевой характер и включает в себя не только граждан­ско-правовые средства, но и публично-правовые инструменты, которые обеспечивают определенную степень эффективности реализации субъективных гражданских прав потребителей. Одним из таких инструментов выступает судебная защита прав потребителей, осуществляемая в соответствии со ст. 17 Закона РФ «О защите прав потребителей» и процессуальным законодательством. В соответствии с п. 1 ст. 46 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации в случаях, предусмотренных законом, организации вправе обратиться в суд с заявлением в защиту прав, свобод и законных интересов других лиц по их просьбе либо в защиту прав, свобод и за­конных интересов неопределенного круга лиц. Согласно ст. 46 Закона Российской Федерации «О защите прав потребителей» общественные объединения потребителей (их ассоциации, со­юзы) вправе предъявлять иски в суды о признании действий изготовителя (исполнителя, продавца, уполномоченной орга­низации или уполномоченного индивидуального предприни­мателя, импортера) противоправными и о прекращении этих действий.

Необходимо отметить, что Пленум Верховного Суда Рос­сийской Федерации от 24 августа 1993 г. № 7 (в редакции от 27 декабря 2007 г. № 52) «О сроках рассмотрения уголовных и гражданских дел судами Российской Федерации» обращал внимание судов на недопустимость отказов заинтересованным лицам в правосудии по гражданским делам (незаконные от­казы в принятии заявлений либо прекращение производства по делам по мотивам их неподведомственности судам об­щей юрисдикции), влекущих нарушение ст. 46 Конституции Российской Федерации, гарантирующей каждому судебную защиту его прав и свобод, а также на недопустимость неза­конного возвращения и оставления заявлений без движения, без рассмотрения либо неосновательного приостановления производства по делам, что приводит к нарушению прав за­интересованных лиц и волоките. Можно сказать, что суды не­однозначно толкуют ст. 17 Закона РФ «О защите прав потре­бителей», и поскольку истцом может являться общественная организация, созданная в целях защиты прав потребителей в соответствии с положениями Закона Российской Федерации «О защите прав потребителей», она имеет право обращаться в суд в защиту неопределенного круга лиц с требованиями неи­мущественного характера, при этом в материально-правовом смысле истцом является неопределенный круг лиц. Зачастую общественные объединения потребителей не обладают доста­точными финансовыми возможностями для представления интересов потребителей в судах, если местом нахождения от­ветчика является другой субъект Российской Федерации, что нарушает принцип доступности правосудия. Иногда дела о защите прав потребителей рассматриваются судами с нару­шением процессуальных сроков, отведенных действующим за­конодательством на их рассмотрение. Помимо общей для всех судебных дел причины - загруженность судов, сложившаяся ситуация объясняется в том числе и недостаточностью у об­ратившихся в суд потребителей информации о своих контр­агентах, необходимостью сбора новых доказательств по делу и выяснения дополнительных обстоятельств. В то же время при­мер деятельности арбитражных судов показывает, что с этой проблемой можно успешно бороться. Практически все дела в арбитражных судах завершаются принятием окончательного судебного акта в установленный законом срок. В связи с этим целесообразно внедрить некоторые изменения в действующее законодательство Российской Федерации. А именно: упро­стить процедуру гражданского судопроизводства по делам о защите прав потребителей, когда требования потребителей бесспорны, очевидны и нет необходимости собирать допол­нительные доказательства. Также необходимо выделить дела о защите прав потребителей в особое производство. Стимули­руя развитие общественного движения в защиту прав потре­бителей, а также в области применения процедуры медиации, необходимо предусмотреть в Законе РФ «О защите прав по­требителей» отдельные положения о медиации в сфере защи­ты прав потребителей, законодательно закрепить роль обще­ственных объединений потребителей в процедуре судебной защиты прав потребителей. Информирование потребителей с использованием средств массовой информации об их правах и обязанностях будет способствовать укреплению хозяйствен­ных отношений на потребительском рынке, более точному и правильному толкованию и реализации правовых норм зако­нодательства о защите прав потребителей не только в рамках судебного процесса.

Споры о защите прав потребителей традиционно имеют большой удельный вес в общем количестве дел, рассматривае­мых судами общей юрисдикции и мировыми судьями.

Анализ ситуации на потребительском рынке, а также ста­тистические данные, приведенные Управлением Федеральной службы по надзору в сфере защиты прав потребителей и бла­гополучия человека по Тюменской области, свидетельствуют о тенденции к увеличению количества нарушений прав по­требителей. Так, общее количество обращений граждан в 2013 г. увеличилось на 27,2 %. Наибольшее количество обращений связано с нарушением в сфере розничной торговли (39,2 %), оказания жилищно-коммунальных услуг (34,1 %), услуг связи (5,9 %), деятельности на финансовом рынке (5,8 %), бытового обслуживания (2,9 %).

Увеличение количества споров по делам о защите прав потребителей и накопившиеся вопросы, возникающие в связи с применением судами Закона о защите прав потребителей, вызвали необходимость принятия Верховным Судом Россий­ской Федерации постановления Пленума «О рассмотрении судами гражданских дел по спорам о защите прав потребите­лей» от 28 июня 2012 г. № 17.

Важность указанного Постановления состоит в том, что оно: во-первых, исходит из приоритета обеспечения баланса между интересами потребителей и предпринимателей; во- вторых, дает оценку возможности применения норм Закона о защите прав потребителей к различным общественным отно­шениям (например, к отношениям, возникающим из догово­ра участия в долевом строительстве, договора страхования, как личного, так и имущественного, договора банковского вклада, договора перевозки, договора энергоснабжения, отношениям по оказанию риэлтерских услуг), а также разъясняет особен­ности применения норм Закона о защите прав потребителей к указанным отношениям.

Принятие Постановления Пленума Верховного Суда РФ № 17 существенно улучшило и сделало более единообразной судебную практику по ряду типичных споров, при рассмотре­нии которых нормы законодательства прежде нередко трак­товались судами неблагоприятным для потребителя образом.

Однако Постановление не могло решить всех проблем правосудия для российских потребителей. Так, главной про­блемой, по мнению Союза потребителей Российской Феде­рации (далее - СПРФ), является массовое неисполнение су­дебных решений в пользу потребителей. По данным СПРФ, в среднем за последние три года половина судебных решений в пользу потребителя по искам, подававшимся через обще­ственные организации - его члены, не исполняется (еще 5-6 лет назад не исполнялось 15-20 % решений).

Основная причина видится в том, что поскольку должни­ками являются, как правило, юридические лица, участники которых не отвечают по их обязательствам, все больше недо­бросовестных предпринимателей в целях ухода от исполнения судебных решений регистрируют другое юридическое лицо и, не заявляя о банкротстве, фактически переводят в него хозяй­ственную деятельность организации-должника. В результате исполнительное производство прекращается за невозможно­стью взыскания. Путем же инициирования процедуры бан­кротства, как показывает практика, практически невозможно привлечь к субсидиарной ответственности контролирующих организацию лиц или добиться возбуждения уголовного дела о преднамеренном банкротстве. А безнаказанность должни­ков подкрепляет мотивы такого «решения» проблем с потре­бителями, делая его все более массовым.

Обуславливается необходимым внесение изменений в за­конодательство, обеспечивающих реальную защиту интересов потребителя в случае несостоятельности его контрагента или уклонения от исполнения судебного решения. В частности, предлагается распространить нормы о возможности ограни­чения выезда за пределы РФ не только на гражданина-должника, но и на руководителя организации-должника, уклоня­ющейся от исполнения судебного решения, ввести уголовную ответственность за преднамеренное банкротство при причи­нении потерпевшему значительного ущерба, а не только круп­ного, внести в ГПК РФ правило, что суд не может отказать в обеспечении иска, если предоставлено встречное обеспечение. При этом первоочередной эффективной мерой решения дан­ной проблемы могли бы стать рекомендации Верховного Суда РФ судам об активизации применения обеспечительных мер по данной категории дел. Крайне важно, чтобы суды своевре­менно применяли обеспечительные меры, поскольку сейчас судья обычно отказывает в их принятии по причине непредо­ставления доказательств, так что ответчик может фактически прекратить свою деятельность и не исполнить решение суда. Но ведь гражданин не может представить такие доказатель­ства, пока ответчик не прекратил финансово-хозяйственную деятельность, а тогда обеспечительные меры уже бесполезны.

Другая существенная проблема в правосудии для по­требителей связана с судебно-экспертной деятельностью, по­скольку в спорах о качестве товаров, работ и услуг заключение эксперта становится, как правило, основным доказательством для суда. Коммерциализация судебно-экспертной деятель­ности пагубно влияет на правосудие. Профессиональные коммерческие организации, привлекаемые судами для про­ведения экспертизы, зачастую зависимы от ответчиков, явля­ющихся их постоянными клиентами при заказе досудебных экспертиз. Так, большинство экспертных организаций для назначения судебных экспертиз, список которых формиру­ет и доводит до судов Управление Судебного департамента в Тюменской области, - коммерческие, созданы для извлечения прибыли и нуждаются в постоянных заказчиках. Этими по­стоянными заказчиками являются производители и продавцы продукции, исполнители услуг, которые систематически стал­киваются с претензиями потребителей и проводят, согласно требованиям Закона РФ «О защите прав потребителей» или ФЗ «Об обязательном страховании гражданской ответствен­ности владельцев транспортных средств», экспертизу еще в досудебном порядке. Такие экспертные исследования зачастую выполняются с установкой удовлетворить постоянного заказчика. К сожалению, этот принцип распространяется и на судебную экспертизу, когда ее выполняют те же организации. А фактическое отсутствие практики привлечения эксперта по ст. 307 УК РФ к уголовной ответственности за дачу заведомо ложного заключения неизбежно сказывается на правосозна­нии лиц, осуществляющих такую деятельность.

Негативно влияет и то, что судебная практика назначения экспертиз по гражданским делам, как правило, пренебрегает процессуальными нормами, касающимися назначения негосу­дарственных экспертов, проверки их компетентности, разъяс­нения судом их прав и обязанностей. В противоречие нормам ГПК РФ, при поручении экспертизы экспертам коммерческой организации суды в большинстве случаев не указывают в опре­делении конкретного эксперта, тем самым оставляя вопрос о его назначении на усмотрение руководителя этой организа­ции, что выводит экспертизу из-под контроля суда.

СПРФ полагает, что вопросы, возникающие при назна­чении судебных экспертиз по гражданским делам и оценке судами соответствующих экспертных заключений, требуют решения на соответствующем Пленуме Верховного Суда РФ. При этом коммерциализация судебно-экспертной деятель­ности вместо усиления потенциала государственных судебно­экспертных учреждений не отвечает интересам правосудия.

Еще одна проблема - очень низкий уровень оценки суда­ми причиненного потребителю морального вреда, подлежа­щего компенсации. Анализ мотивировок решений судов об отказе во взыскании компенсации морального вреда или ее взыскании в сумме меньшей, чем требовал истец, показывает, что судьи при определении ее размера принимают во внима­ние не столько характер страданий и степень вины их причи­нителя, сколько общественную опасность нарушения, призна­ние нарушителем своей вины и его материальное положение. В итоге, как правило, размер взыскиваемой компенсации со­ставляет очень скромную сумму, редко превышающую 10 тыс. руб. и вряд ли способную реально компенсировать страдания потребителя. Европейский суд, на решения которого о раз­мере компенсации морального вреда по аналогичным делам рекомендовал ориентироваться Пленум, весьма редко рас­сматривает наиболее типичные для России потребительские иски, связанные с ненадлежащим качеством товаров и услуг и неисполнением договорных обязательств перед потребите­лем. Поэтому зачастую найти решения по аналогичным делам просто не удастся.

Судам следовало бы, готовя решение по требованию по­требителя о компенсации морального вреда, прежде всего, по­ставить на его место себя и с учетом фактических обстоятельств дела и своих индивидуальных особенностей, исходя из крите­риев разумности и справедливости, оценить приемлемую для себя сумму компенсации; далее, оценить вину нарушителя прав потребителя с точки зрения степени ее умышленности либо неосторожности и в зависимости от этого соответственно увеличить или снизить эту сумму; наконец, сравнить индиви­дуальные особенности потерпевшего (его чувствительность к физическим страданиям, остроту нравственных переживаний) со своими собственными и с учетом предполагаемых отличий определить окончательную оценку.

Отдельно необходимо отметить проблему возмещения расходов общественных объединений в случае удовлетворения иска в интересах неопределенного круга потребителей. Союз потребителей РФ отмечает, что в ряде субъектов РФ (напри­мер, Астраханская область, Пензенская область) сложилась практика отказов в возмещении общественным объединениям расходов, понесенных на проведение независимой экспертизы в досудебном порядке, а также оплаты услуг представителя в суде. Мотивом отказа выступает то, что расходы на досудебную экспертизу качества продукции и услуг при проверке соблю­дения хозяйствующим субъектом прав потребителей не отно­сятся к судебным расходам, а расходы на оплату услуг предста­вителя не являются необходимыми, так как обращение в суд в защиту потребителей относится к уставной деятельности объ­единения потребителей и у них нет необходимости привле­кать представителя за плату. Однако значительная часть объ­единений потребителей не имеет в штате профессиональных юристов, поэтому вынуждена пользоваться услугами оплачи­ваемых представителей.

Поскольку при вынесении таких решений судами не учиты­вается положение ст. 46 Закона РФ «О защите прав потребите­лей» о возмещении общественному объединению при удовлет­ворении подобного иска иных возникших до обращения в суд и связанных с рассмотрением дела необходимых расходов, в том числе расходов на проведение независимой экспертизы в случае выявления в результате ее проведения нарушения обязательных требований к товарам (работам, услугам), СПРФ просит Верхов­ный Суд РФ дать разъяснения по этому вопросу в одном из Обзо­ров судебной практики по гражданским делам.

ТОРДИЯ Инна Валентиновна – кандидат юридических наук, заведующая кафедрой гражданского права и процесса Института государства и права Тюменского государственного университета.


 



© 2014 Евразийский новостной клуб