16:36, 04 октября 2016

О проблематике юридической идентификации понятия «Автобусный маршрут»

ГРАЖДАНСКОЕ ПРАВО

 

Подготовка и издание нормативных правовых актов, регламентирующих организацию транспортного обслужи­вания населения РФ, долгое время находились в состоянии стагнации. В сложившейся ситуации невольно вспоминаются времена советского периода, когда каждый, даже самый эле­ментарный процесс по части организации транспортного об­служивания, имел свой четкий и последовательный порядок. В первую очередь, этот тезис применим к трем базовым нор­мативным документам - Уставу автомобильного транспорта РСФСР, утвержденному Постановлением Совета Министров РСФСРот 8 января 1969 г. № 12, Правилам организации пас­сажирских перевозок на автомобильном транспорте, утверж­денным Приказом Министерства автомобильного транспорта РСФСР от 31 декабря 1981 г. № 200 и Правилам перевозок пас­сажиров и багажа автомобильным транспортом в РСФСР, ут­вержденные Приказом Министерства автомобильного транс­порта РСФСР от 24 декабря 1987 г. № 176.

Перечисленные документы подробно регламентировали все управленческие процессы, связанные с организацией регу­лярного автобусного сообщения. Использованные в Уставе и Правилах профессиональные понятия и термины имели од­нозначную трактовку. Например, под автобусным маршрутом понимался установленный и, соответственно, оборудованный путь следования автобусов между начальным и конечным пун­ктами.

Несомненно, изменение политического строя и после­дующий переход от плановой экономики к рыночным отно­шениям, произошедшие в течение 1991...2016 гг., повлекли необходимость корректировки действующей нормативной правовой базы во всех сферах народно-хозяйственной дея­тельности, в том числе и в сфере организации регулярных пассажирских перевозок. На деле отмена в 2000-2010 гг. пере­численных документов привела к утрате востребованных транспортным производством методик и порядков. Новые документы - Устав автомобильного транспорта и городского наземного электрического транспорта (далее - Устав), утверж­денный Федеральным законом от 08 ноября 2007 г. № 259-ФЗ и Правила перевозок пассажиров и багажа автомобильным транспортом и городским наземным электрическим транс­портом, утвержденные Постановлением Правительства РФ от 14 февраля 2009 г. № 112 носят вид декларативных документов и не дают развернутых положений, последовательности реше­ний множества процессов, связанных с организацией регуляр­ных пассажирских перевозок. При этом стоит отметить, что ныне действующим Уставом понятие «маршрут регулярных перевозок» по прежнему трактуется как «предназначенный для осуществления перевозок пассажиров и багажа по распи­саниям путь следования транспортных средств от начального остановочного пункта через промежуточные остановочные пункты до конечного остановочного пункта, которые опреде­лены в установленном порядке».

Сложившаяся ситуация требовала активных действий местных властей, ввиду неурегулированности вопросов орга­низации регулярных пассажирских перевозок. Надо ли го­ворить, что Администрации муниципальных образований могли только мечтать о документе федерального уровня, ре­гламентирующем процесс организации регулярных перевоз­ок.

13 июля 2015 г. вступил в силу Федеральный закон № 220- ФЗ «Об организации регулярных перевозок пассажиров и багажа автомобильным транспортом и городским наземным электрическим транспортом в Российской Федерации и о вне­сении изменений в отдельные законодательные акты Россий­ской Федерации». К сожалению, ожидания транспортников сбылись лишь частично, вопросов к процедурам организации пассажирских перевозок стало никак не меньше. Возникли но­вые сложности, в том числе - терминологического характера.

Ч.  2 ст. 3 Закона № 220-ФЗ говорит о том, что понятие «маршрут регулярных перевозок» используется в значении, указанном в Федеральном законе от 8 ноября 2007 г. № 259-ФЗ «Устав автомобильного транспорта и городского наземного электрического транспорта». При этом, ч. 2 ст. 12 Закона № 220-ФЗ устанавливает что, муниципальный и межмуници­пальный маршруты регулярных перевозок считаются установ­ленными или измененными со дня включения предусмотрен­ных пунктами 1.10 ч. 1 ст. 26 настоящего Федерального закона сведений о данных маршрутах, соответственно, в реестры му­ниципальных и межмуниципальных маршрутов регулярных перевозок или изменения таких сведений в этих реестрах.

Сведения указанных реестров, а значит, и перечень при­знаков маршрута регулярных перевозок, содержат:

  • регистрационный номер маршрута регулярных пере­возок в соответствующем реестре;
  • порядковый номер маршрута регулярных перевоз­ок, который присвоен ему установившими данный маршрут уполномоченным федеральным органом исполнительной власти, уполномоченным органом исполнительной власти субъекта Российской Федерации или уполномоченным орга­ном местного самоуправления;
  • наименование маршрута регулярных перевозок в виде наименований начального остановочного пункта и конечного остановочного пункта по маршруту регулярных перевозок или в виде наименований поселений, в границах которых рас­положены начальный остановочный пункт и конечный оста­новочный пункт по данному маршруту;
  • наименования промежуточных остановочных пунктов по маршруту регулярных перевозок или наименования по­селений, в границах которых расположены промежуточные остановочные пункты;
  • наименования улиц, автомобильных дорог, по кото­рым предполагается движение транспортных средств между остановочными пунктами по маршруту регулярных перевоз­ок;
  • протяженность маршрута регулярных перевозок;
  • порядок посадки и высадки пассажиров (только в уста­новленных остановочных пунктах или, если это не запрещено настоящим Федеральным законом, в любом не запрещенном правилами дорожного движения месте по маршруту регуляр­ных перевозок);
  • вид регулярных перевозок;
  • виды транспортных средств и классы транспортных средств, которые используются для перевозок по маршруту регулярных перевозок, максимальное количество транспорт­ных средств каждого класса;
  • экологические характеристики транспортных средств, которые используются для перевозок по маршруту регуляр­ных перевозок.

Все указанные сведения, по сути Закона № 220-ФЗ, долж­ны быть признаны признаками самого маршрута, а не особен­ностей организации пассажирских перевозок, как это было ранее.

Отсюда следует, что изменение одного из вышеизложен­ных параметров, связанных, по сути, не с маршрутом как та­ковым, а с организацией транспортного процесса, трактуется как изменение маршрута регулярных перевозок. Например, в случае, если принято решение об увеличении количества ав­тобусов работающих на маршруте, относительно количества автобусов, ранее определенного реестром маршрутов регу­лярных перевозок, то это считается изменением маршрута. Трасса маршрута, перечень остановочных пунктов, норматив времени на рейс при этом остаются неизменными. Однако со­гласно формулировке Закона № 220-ФЗ это является поводом для того, чтобы считать такое управленческое решением из­менением маршрута.

Но какая связь между изменением количества транспорт­ных средств, их экологическими характеристиками и измене­нием маршрута, если Закон № 220-ФЗ дает отсылку на Устав, в котором сказано, что «маршрут регулярных перевозок - это предназначенный для осуществления перевозок пассажиров и багажа по расписаниям путь следования транспортных средств от начального остановочного пункта через промежу­точные остановочные пункты до конечного остановочного пункта, которые определены в установленном порядке».

В нашем понимании к признакам маршрута регулярных перевозок, относительно которых могут быть управленческие решения по его изменению, относятся лишь пп. 2-4 реестра маршрутов регулярных перевозок. Остальные сведения, со­держащиеся в реестре, это скорее информация из паспорта маршрута, что, кстати, подтверждается определением этого понятия в Законе № 220-ФЗ: «паспорт маршрута регулярных перевозок - документ, включающий в себя сведения о марш­руте регулярных перевозок и сведения о перевозках по дан­ному маршруту». Вместе с тем, следуя положениям Закона, маршрут - это сведения, предусмотренные пп. 1.. .10 ч. 1 ст. 26 Закона. Только после внесения этих сведений в реестр, марш­рут регулярных перевозок будет считаться установленным.

Кроме того, важно понимать, что в России 15 городов с населением более миллиона человек и еще 22 города с насе­лением от полумиллиона до миллиона человек. В этих горо­дах системы общественного транспорта объединяют сотни маршрутов, на которых организованы регулярные перевозки пассажиров. Так, в Москве уже в 2011 г. было 660 автобусных, 101 троллейбусных маршрутов и 712 маршрутов маршрутных такси. В Тюмени в 2015 г. было 118 маршрутов общественно­го транспорта. Переоформление маршрутной документации в таких объемах для десятков городов России в соответствии с идеологией пп. 1.10 ч. 1 ст. 26 Закона № 220-ФЗ может за­нять годы и, главное, это вряд ли поможет повысить качество транспортного обслуживания населения страны.

Закон наделяет полномочиями органы местного само­управления на издание муниципальных нормативных право­вых актов, регламентирующих порядок установления, из­менения, отмены муниципальных маршрутов регулярных перевозок. Муниципалитеты, сталкиваясь с неопределенно­стью понятийного аппарата, скорее всего, будут трактовать положения Закона нечетко и это может привести к ситуации подмены понятий, сложившихся в профессиональном сооб­ществе еще в 1940.1950 гг.

В заключение отметим, что выходом из данной противо­речивой ситуации было бы внесение изменений в Закон № 220-ФЗ, суть которых состоит в четкой дифференциации по­нятий «маршрут» и «параметры организации транспортного обслуживания на маршруте».

ПЕТРОВ Артур Игоревич – кандидат технических наук, доцент кафедры эксплуатации автомобильного транспорта Тюменского индустриального университета.

ТАШЛАНОВ Евгений Сергеевич

главный специалист Управления по транспорту Департамента дорожной инфраструктуры и транспорта г. Тюмень.


 



© 2014 Евразийский новостной клуб