14:29, 07 Октябрь 2016

О развитии института медиации в Российской Федерации: проблемы и перспективы

ГРАЖДАНСКИЙ ПРОЦЕСС

Конфликты сопровождают человечество все его суще­ствование. Конфликты возникают в совершенно разных сфе­рах. И соответственно, науки содержат разделы, связанные с конфликтом: психология, политология, история, математика, социальная педагогика, педагогика, правоведение, военные науки и так далее. В зависимости от поля исследования меня­ется и определение «конфликта».

По нашему мнению, наиболее полно охватывающим определением стоит считать такую формулировку: конфликт (лат. conflictus) - это столкновение между спорящими несо­гласными сторонами.

Медиация, как способ разрешения конфликтов, уже дав­но привезен из-за рубежа и применяется в психологии, семей­ной психотерапии, дипломатии и так далее. Соответственно, инструменты, использованные в данных науках, адаптированы для нашего российского населения на практики, а также соз­даны свои инструменты и методы в проведении процедуры медиации.

Впервые в 2011 г. был принят Федеральный закон «Об альтернативной процедуре урегулирования спора с участием посредника (процедуре медиации)» (далее - Закон о медиа­ции). На тот момент многие видели в принятии данного за­кона желание помочь судам и разгрузить судей от огромного количества дел. В 2013 г. в закон были внесены поправки, и то в ст. 16, касающуюся лишь образования профессионального медиатора. А в 2015 г. Президиумом Верховного Суда Россий­ской Федерации была утверждена справка о практике приме­нения судами Закона о медиации за период с 2013 по 2014 г. К сожалению, с 2013 по 2014 г. медиация осуществлялась лишь в 24 регионах России, и то только после возбуждения произ­водства в судах. Использование процедуры медиации носило единичный характер в данных субъектах.

В данной справке выявлены судами причины непопуляр­ности медиации, основные из них - это отсутствие самих ме­диаторов, отсутствие рекламы, а также низкая просветитель­ская работа населения о медиации, отсутствие стремления у судебных представителей к примирению сторон, так как это снижает их размер оплаты труда. Существуют, конечно, и психологические проблемы, и связано это с разными факто­рами.

Судебным представителям не выгоден факт существо­вания медиаторов, и это нельзя отрицать. Зачастую они не совсем понимают, что такое медиация. Так, М. А. Рогалева утверждает, что «медиация - это процедура разрешения кон­фликта самими спорящими сторонами вне зависимости от обращения к третьей стороне...». Ни в коем случае нельзя принижать роль посредника (медиатора) в разрешении спора посредством процедуры урегулирования конфликта - медиа­ции. Инструментарий, которым владеет медиатор, как раз и направлен на то, чтобы в споре не было проигравших сторон. А стороны если и договаривались сами, то не на прямую, а через посредника. Так как, если считать процедуру медиации самостоятельным решением конфликта, то в чем смысл на­столько развитой системы зарубежной медиации? И считать ли вообще ситуацию конфликтной, если две стороны могут сами договориться, то и смысла в заключении медиативного соглашения нет.

Также в 2015 г. было проведено расширенное заседание рабочей группы по унификации процессуального законода­тельства и созданию нового Гражданского процессуального кодекса Комитета государственной думы Российской Федера­ции по гражданскому, уголовному, арбитражному и процес­суальному законодательству и Ассоциации юристов России.

На данном заседании был поднят вопрос о развитии ин­ститута медиации. О необходимости внедрения обязательной судебной медиации. К сожалению, слова остались словами.

В Краснодарском крае Совет судей Краснодарского края совместно с Ассоциацией юристов в июле 2015 года провели похожее мероприятие на базе Северо-Кавказского филиа­ла Российского государственного университета правосудия и подвели итоги, в которых они посчитали, что подготови­тельный этап для внедрения медиации в крае пройден. Было предложено проведение определенных мероприятий для раз­вития института медиации в крае, таких как проведение семи­нарских занятий по программе расширения знаний судей о медиации и практике ее применения, но почему-то только в одном вузе края, а именно в Северо-Кавказском филиале Рос­сийского государственного университета правосудия. Если мы говорим о внедрении процедуры медиации в крае, то возника­ет вопрос: «Почему так узко внедряем медиацию?».

Также было предложено обсудить с руководством Арби­тражного суда Краснодарского края поэтапное введение про­цедуры медиации в арбитражный суд и привлечь для этой ра­боты медиаторов, работающих при торгово-промышленной палате Краснодарского края в составе 10 человек. Это говорит о том, что в крае есть определенные трудности, связанные с от­сутствием единой реальной базы профессиональных медиато­ров. На сегодняшний день во многих судах края отсутствуют примирительные комнаты. Отдельно работающие медиаторы фактически не организованы и бесконтрольны, а организации, осуществляющие деятельность по обеспечению процедуры медиации, созданы в виде различных обществ, коммерческих партнерств и тому подобных организаций. Для упорядочива­ния работы медиаторов Закон предусматривает возможность объединения медиаторов в организации, обеспечивающих процедуру медиации. И торгово-промышленная палата не единственный представитель профессиональных медиаторов в крае. В данном решении привлечь именно медиаторов из торгово-промышленной палаты носит монополизированный характер.

Нам кажется, что предложенные мероприятия сове­том судей Краснодарского края сводятся лишь к работе од­ного вуза, и то с просветительскими беседами для судей. В то время как среди населения Краснодарского края никакой просветительской работы не проводится. Создание комнат и информационных стендов необходимо было провести еще в 2012 г., а речь об этом судьи завели лишь в июле 2015 г. В Краснодарском крае существует несколько центров, занимаю­щихся на профессиональной основе медиацией, но, к сожале­нию, приходится опять говорить о монополизме, так как речь идет только о Торгово-промышленной палате Краснодарского края. И не до конца понятно предложение о поэтапном введении в Арбитражном суде Краснодарского края медиации, при действии закона о медиации с 2011 г.

В. В. Лисицын в своей статье утверждает, что согласно ста­тистике в 2014 г. треть трудоспособного населения Российской Федерации приняла участие в судебных тяжбах. Суды про­должают работать в интенсивном режиме, то есть речь идет о том, что закон, который должен был разгрузить судей, не ра­ботает. Лисицын также считает, что созданный в 2013 г. ФБГУ «Федеральный институт медиации» не осуществляет свою не­посредственную деятельность, так как в различных меропри­ятиях, которые проводит Федеральный институт медиации, в том числе и научных, не участвуют ведущие специалисты в области АРС. Так же В. В. Лисицын считает, что закон о медиа­ции требует кардинальных изменений, и только в этом случае мы разгрузим судебную систему.

В. О. Аболонин в своей книге приходит к выводам, что парадигма гражданского процесса в современном обществе претерпевает изменения. И основная доктрина парадигмы XX века - это права человека, которая сменила предыдущую парадигму субъективного права, повышающую роль судьи в гражданском процессе. В. О. Аболонин считает, что на совре­менном этапе гражданский процесс возвращается на стадию до парадигмального гражданского процесса. И на данный мо­мент мы возвращаемся к процедурам посредничества, и берет это на себя процедура медиации, как научный метод иссле­дования споров и возникающих конфликтов, системы управ­ления их регулирования, а также разработки специального инструментария в достижении медиативного соглашения.

Альтернативное разрешение споров в западных странах получило свое распространение во второй половине XX в. В основу разрешения споров были положены знания конфлик­тологии, психологии, коммуникативистики, психиатрии. Ве­дущие техники АРС разработаны ведущими западными уни­верситетами.

В азиатских странах использование примирительных процедур посредством посредника всегда стояло на первом плане, но в отличие от медиации можно указать, что в данном случае посреднические услуги не имеют системности и науч­ности. Само население Японии, Индии готово договаривать­ся, они не видят смысла в судебных процессах. Ментальность нашего российского населения в том, что российский суд для них выступает не только в целях нахождения справедливости, а для наказания второй стороны, хотя это иногда приводит к финансовым потерям истца. Это все говорит о том, что в России очень высокий уровень конфликтности населения. И во многих крупных городах России у населения уже вошло в привычку ходить в суд. И судьи оказываются завалины кучей дел, которые мог бы решить медиатор за более короткий срок и на более выгодных условиях.

Все вышесказанное наталкивает на мысль, что Закон о медиации, Гражданский процессуальный, Арбитражный ко­дексы нуждаются в серьезных поправках. Если государство преследует цель разгрузить суды и переложить часть возни­кающих конфликтов на альтернативные способы урегули­рования споров, то создание нормативной базы необходимо осуществить, привлекая практикующих медиаторов, которые на практике столкнулись с определенными пробелами в зако­нодательстве.

Необходимо ввести обязательную досудебную медиа­цию. Для этого необходимо определить категории граждан­ских дел, для которых медиация будет обязательна до рассмо­трения дела в суде.

Основываясь на зарубежном опыте, а именно на опыте Италии, где была введена обязательная медиация, некоторые авторы считают, что обязательная медиация - это утопия, так как нормы обязательной процедуры медиации были оспо­рены в итальянском Конституционном суде и признаны не­конституционными. Однако статистика говорит сама за себя, так как 20 % всех дел, отправленных для решения конфликта путем применения процедуры медиации, были успешными. Италия знаменита затяжными судебными процессами, много­численным количеством юристов (230 тыс.), и все это говорит о высокой конфликтности населения и непринятии альтерна­тивных способов урегулирования споров.

Для того чтобы привлечь внимание к медиации как про­цедуре альтернативного способа урегулирования спора, необ­ходимо профессию медиатора сделать более престижной:

  • создать единый реестр профессиональных медиаторов России;
  • ограничить количество медиаторов в каждом регионе;
  • повысить возрастной критерий медиаторов до 30 лет.

Институт медиации нуждается в реформировании, и это очевидно. Таким образом, только радикальные изменения и акцентирование внимания на культуре АРС помогут сделать институт медиации более эффективным.

ВОЛКОВА Евгения Алексеевна

кандидат педагогических наук, доцент кафедры гражданско-правовых дисциплин Южного института менеджмента.
 


Яндекс.Метрика Рейтинг@Mail.ru

 



© 2014 Евразийский новостной клуб