14:47, 14 Октябрь 2016

Определение понятия коррупционная преступность

АНТИКОРРУПЦИОННОЕ ПРАВО

Коррупция - международная проблема. Она характерна для всех без исключения стран, порой кардинально отличаю­щихся масштабом распространения этого социального зла. Ни одна страна не может считать себя застрахованной от кор­рупции.

Влияние коррупции настолько велико, что она подрывает авторитет власти, доверие людей к государственным органам, снижает эффективность рыночной экономики, разрушает существующие демократические институты, усугубляет по­литическое и экономическое неравенство, порождает орга­низованную преступность, ставит под угрозу национальную безопасность государства, наносит ущерб состоянию обще­ственной морали. Рост коррупции негативно отражается на всех сторонах общественной жизни.

В большей степени коррупцией пронизана избиратель­ная система, индустрия строительства, банковская сфера, система государственных закупок, деятельность правоохра­нительных и судебных органов, жилищно-коммунальное хо­зяйство, а также сферы здравоохранения и образования.

Печально осознавать, что коррупция стала неотъемлемой частью социальной, экономической и правовой действитель­ности современной России. Неслучайно Президент Россий­ской Федерации В. В. Путин в своем Послании Федеральному Собранию РФ на 2016 год отметил: «Коррупция - препятствие для развития России».

По данным организации «Transparency International», по итогам проведенного в 2015 году исследования, Россия по уровню коррумпированности оказалась в одном ряду с Азер­байджаном, Гайаной и Сьерра-Леоне, с которыми поделила 119 место из 168.

В последнее время остро ведутся дискуссии на тему опре­деления коррупционного преступления и его классификации. Использование понятия коррупционного преступления ос­ложняется в силу того, что нигде не дается законодательного определения «коррупционной преступности» и не определен перечень посягательств подобного рода. Лишь на межведом­ственном уровне приведен перечень этих преступлений. Так в соответствии с Указанием Генпрокуратуры РФ № 65/11, МВД РФ № 1 от 1 февраля 2016 г. «О введении в действие Перечней статей Уголовного кодекса Российской Федерации, исполь­зуемых при формировании статистической отчетности», (в Перечне № 23) к коррупционным преступлениям относятся противоправные деяния только при наличии полной совокуп­ности следующих критериев:

  • наличие субъектов уголовно наказуемого деяния. К ним относятся должностные лица, указанные в примечании к ст. 285 УК РФ, лица, выполняющие управленческие функции в коммерческой или иной организации, которые действуют от имени и в интересах юридического лица, также в некоммер­ческой организации, которые не являются государственными органами, органами местного самоуправления, государствен­ными или муниципальными учреждениями, указанные в при­мечании к ст. 201 УК РФ;
  • связь деяния со служебным положением субъекта, от­ступлением от его прямых прав и обязанностей;
  • обязательное наличие у субъекта корыстного мотива (деяние связано с получением им имущественных прав и вы­год для себя или для третьих лиц);
  • совершение преступления только с прямым умыслом.

Такая нормативно регламентированная система впер­вые появилась в 2010 г., когда была принята первая редакция Перечня № 23. Теоретический интерес к проблеме коррупци­онных преступлений возник намного раньше. Начиная с 90-х годов ХХ в. по настоящее время в науке ведется поиск опре­деления коррупционного преступления, а также предприни­маются попытки разграничения видов данного преступления.

Существует много определений коррупции, но каждое из них не раскрывает полностью данное понятие.

С. В. Максимов трактует коррупционное преступление как общественно опасное деяние, предусмотренное Уголов­ным кодексом РФ, «которое непосредственно посягает на авторитет и законные интересы государственной власти, го­сударственной и муниципальной службы и выражается в про­тивоправном получении государственным, муниципальным или иным публичным служащим, либо служащим коммерче­ской или иной организации каких-либо благ имущественного характера либо в предоставлении таких благ».

В. В. Лунеев придерживается краткого и емкого опреде­ления, используемого в документах ООН и Совета Европы: «Коррупция - это злоупотребление государственной властью для получения выгоды в личных целях, в целях третьих лиц или групп». Исходя из данного определения видно, что кор­рупция выходит за рамки взяточничества. Такое понимание коррупционной преступности по действующему российскому уголовному законодательству включает в себя значительный ряд преступлений, предусмотренных в гл. 19, 21, 22, 23 и 30 УК РФ.

По мнению А. В. Наумова, коррупция осуществляется в различных вариантах «двух классических составов - злоупо­требления служебным положением в корыстных или иных личных целях и взяточничества (активного и пассивного под­купа, т. е. дачи взятки, получения взятки или посредничества в этом)».

Н. А. Лопашенко считает, что для коррупционная пре­ступность состоит из коррупционных преступлений, к ко­торым относятся должностные (служебные) преступления, совершаемые в различных сферах, и в частности в сфере эко­номики. А также она выделяет в качестве обязательных при­знаков коррупционной преступности следующие: 1) это сдел­ка между должностным лицом или иным служащим и лицом, заинтересованным в определенном поведении первых лиц; 2) эта обоюдно возмездная (но не всегда имеющая материаль­ный характер) сделка; 3) это заведомо незаконная сделка; 4) эта сделка, как правило, предопределяет правомерное или проти­воправное поведение должностного лица или иного служаще­го при исполнении ими своих служебных обязанностей.

Наиболее простое современное определение коррупци­онной преступности дает Н. В. Хиндикайнен. По ее мнению, коррупционная преступность представляет собой совокуп­ность преступлений, которые совершаются публичными ли­цами, исходя из личной заинтересованности и с целью по­лучения выгоды, условий и причин их совершения и иных факторов, влияющих на степень распространенности данных преступных деяний.

Профессор С. Г. Келина полагает, что коррупционную преступность составляют коррупционные преступления, в со­став которых должны входит многие деяния, совершаемые с использованием служебного положения, в том числе, в том числе деяния, предусмотренные статьями 159 и 160 УК РФ, корыстные должностные преступления (ст.285 и 289), а также деяния, предусмотренные статьями 201 и 204 УК РФ.

А. Е. Володин предлагает отнести к коррупционным пре­ступлениям, общественно опасные деяния, которые непосред­ственно посягают на авторитет и законные интересы государ­ственной, муниципальной службы, либо другой организации и выражается в противоправном получении государственным, муниципальным либо служащим коммерческой или иной ор­ганизации каких-либо преимуществ (имущества, прав на него, услуг или льгот) либо в предоставлении последним таких преимуществ.

Противоречива позиция С. М. Будатарова. При помощи примеров из судебной практики автор доказывает, что не вся­кое преступление, обладающее признаками, закрепленными в п. 1 ст. 1 Федерального закона «О противодействии корруп­ции», представляет собой проявление коррупции. «Не каждое получение взятки, - пишет он, - суть коррупция. Получение взятки может быть совершено в угоду государственным инте­ресам, например, с целью выполнения возложенных на долж­ностное лицо обязанностей по службе»14. Согласно его точке зрения, кардинально меняется цель коррупционной преступ­ности - в угоду государственным интересам, хотя у других ав­торов и в документах ООН в качестве цели выступает личная выгода. Мы считаем, что позиция С. М. Будатарова не совсем правильная, так как в исполнении обязанностей должностным лицом, получившим взятку ради государственных интересов, все равно будет прослеживаться личный интерес.

Ученые-криминалисты зачастую ограничиваются обозна­чением криминологической или уголовно-правовой сущности рассматриваемого понятия, не раскрывая криминалистиче­ского подхода к его определению.

Так, Л. Я. Драпкин и Я. М. Злоченко дают определение коррупционной преступности, как злоупотребление государ­ственной властью должностным лицом, а также руководите­лем или служащим коммерческой либо иной организации своими управленческими полномочиями для получения лю­бых незаконных выгод для себя или других лиц.

По мнению Н. Н. Лашко, коррупционные преступления представляют собой злоупотребления должностными полно­мочиями в сфере государственной службы или экономиче­ской деятельности в пользу третьих лиц, по распоряжению другого лица или по собственной инициативе в целях дости­жения преимуществ для себя или третьих лиц, с наступлени­ем общественно опасных последствий или угрозой их насту­пления и приобретением преимуществ или предположением их приобретения.

Всемирно известный немецкий эксперт в области крими­налистики, глава специализированного подразделения «Рас­следование мошенничества и содействия в спорных ситуациях» Стефан Хейсснер, иначе определяет коррупционную преступ­ность. Он сопоставляет ее с термином «девиантное поведение», что означает отклонение от общепринятых, наиболее распро­странённых норм в обществе и причиняющее ущерб всему.

В криминалистическом понимании коррупционные пре­ступления представляют собой специфический вид преступ­ного поведения, который подчиняется определенным законо­мерностям и отображающегося вовне в виде различного рода следов.

Все вышеуказанные определения ученых о коррупцион­ной преступности, безусловно, раскрывают особенности ее проявления. Однако для более глубокого понимания содер­жания коррупционной преступности, необходимо выделить свойственные данному понятию черты.

Для коррупционных преступлений характерным черта­ми являются:

  1. Многоаспектность (множество видов коррупционных проявлений, однако наибольшее внимание правоохранитель­ных органов всегда привлекает взяточничество);
  2. Распространенность (факты коррупции зафиксирова­ны почти во всех сферах общества);
  3. Факт коррупции (это часто многосторонняя сделка между ее участниками, в результатах которой заинтересованы все стороны);
  4. Сам факт коррупции и результат, из-за которого сторо­ны вступали в коррупционные отношения, зачастую разделя­ет длительный временной период.

Еще одной чертой коррупционной преступности явля­ется ее высокая латентность. Прежде всего, латентность обу­словлена согласительным характером коррупционных престу­плений, имеющих форму сделки. Часть таких преступлений оказывается не выявленной в силу того, что не имеет прямой потерпевшей стороны, которая могла бы сообщить о них в компетентные органы.

Отметим, что латентная преступность делится на скры­тую (не известна сотрудникам правоохранительных органов) и скрываемую (известна правоохранительным органам но не нашла свое отражение в статистике преступности). Из этого следует, что коррупционная преступность является не объек­тивно скрытой, а скорее всего скрываемой, ввиду отсутствия должной политической воли и решительности у руководите­лей государственных органов в борьбе с коррупцией, а также низкого профессионального уровня работников оперативного и следственного аппаратов, деятельность которых всецело на­правлена на выявление, раскрытие и расследование этой кате­гории преступлений.

По официальным статистическим данным уровень ла­тентной преступности в нашей стране составляет 99,5%. Еже­годно совершается до полумиллиона фактов коррупцион­ных преступлений. При этом уровень зарегистрированной преступности в России с каждым годом все снижается. Так, количество зарегистрированных фактов данного вида престу­пления с каждым годом сокращается. Если в 2014 году на тер­ритории Российской Федерации было выявлено 3787 фактов, то в 2015 году снижение составило 5% (3598 преступлений). В Республике Башкортостан в 2014 году было зарегистрировано 503 факта совершения коррупционных преступлений, в 2015 году по официальным данным снижение было на уровне 43,3 % (351).

Выделив черты, присущие коррупционным преступле­ниям, также следует рассмотреть криминалистическую харак­теристику, которая придает особую значимость в уяснении сущности данной категории преступлений. Криминалисти­ческая характеристика тесно взаимосвязана с характеристика­ми преступления, которые разрабатываются в рамках других наук уголовно-правового цикла. Криминалистическая харак­теристика является вероятностной ориентирующей моделью расследуемого преступления, позволяет лучше понять роль и место выявленных обстоятельств, их взаимосвязи, опреде­лить конкретную обстановку расследования, выбрать наибо­лее оптимальный вариант действий, обозначить направления расследования. Особенно важно поисковое значение крими­налистической характеристики при расследовании высокола­тентных преступлений, таких как коррупционные преступле­ния.

Основным критерием формирования криминалистиче­ской характеристики преступления выступает ее структура. Именно это обстоятельство обусловливает выделение значи­тельного количества элементов в структуре криминалистиче­ской характеристики и наполнение их криминалистическим содержанием. В данном случае вопрос об элементах составля­ющих криминалистическую характеристику остается дискус­сионным.

Мы считаем наиболее точной структуру криминалисти­ческой характеристики преступлений, данной Л. Л. Канев­ским, который среди ее элементов выделял обстановку, способ и механизм совершения и сокрытия преступления, личность преступника и потерпевшего, которые имеют значение для выявления, расследования и раскрытия преступлений».

Таким образом, с криминалистической точки зрения, мы сформулировали следующее определение коррупционной преступности: это самостоятельный вид преступной деятельности, включающий себя совокупность преступлений, кото­рые заключаются в использовании должностными лицами го­сударственных органов своего служебного положения, прав и полномочий в корыстных целях для извлечения имуществен­ной или неимущественной выгоды для себя или других лиц в ущерб интересам общества.

МУРАТШИНА Снежана Назировна

аспирант Башкирского государственного университета


Яндекс.Метрика Рейтинг@Mail.ru

 



© 2014 Евразийский новостной клуб