11:32, 31 Октябрь 2016

Политический экстремизм и терроризм как социально-правовой феномен

ПОЛИТИКА И ПРАВО

В России серьезную угрозу национальной безопасности представляет экстремизм, проявляющийся в различных фор­мах. Политический экстремизм является наиболее опасной его формой, так как он провоцирует нестабильность в обще­стве, способствуют ослаблению государственности, порождает в отдельных субъектах федерации сепаратистские настроения и создает для политических экстремистов благоприятную возможность для реализации их противоправных целей и за­дач. Это ведет к попранию прав и свобод граждан, подрывает общественную безопасность и государственную целостность России, создает реальную угрозу основам конституционного строя.

Политический экстремизм предполагает наличие какой- либо идеологии, теоретического обоснования применения насилия, хотя эта аргументация зачастую основана на эмо­циональных, а не на рационалистических представлениях об окружающем мире. В отличие от него терроризм в большин­стве случаев выступает как система действий, опирающихся, как правило, на экстремистскую идеологию. Впрочем, поли­тический экстремизм не ограничивается лишь выдвижением каких-либо теоретических концепций. Он подразумевает и определенные действия, очень часто принудительные, направ­ленные на достижение выдвинутых целей. Терроризм, с неко­торым допущением, можно представить как составную часть экстремизма, его наиболее яркое и действенное проявление в социально-политической жизни общества.

Необходимость усиления борьбы с терроризмом и экс­тремизмом логически вытекает из Стратегии национальной безопасности РФ до 2020 года, утвержденной Указом Пре­зидента РФ от 12 мая 2009 г., в которой международный и национальный терроризм, политический и религиозный экстремизм объявлены глобальным вызовом и кризисом со­временности (п. 40), что подтверждается статистическими дан­ными о существенном росте преступлений террористической и экстремистской направленности в России. Поэтому поли­тический экстремизм и терроризм требуют общественного, правового, административно-управленческого и социокуль­турного противодействия. Исходя из того, что активизация политического экстремизма и терроризма в настоящее время представляет серьезную опасность для российского общества, данные деяния должны быть глубоко и всесторонне изучены.

В современной науке существует множество типологий экстремистских проявлений. Ряд исследователей настаивает на выделении экономического, потребительского, политиче­ского, национального, государственного, религиозного, ин­формационного и молодежного экстремизма. Другие выде­ляют преимущественно политический, националистический, религиозный экстремизм и экстремистские молодежные движения. Так или иначе, вопрос типологии все же остается дискуссионным ввиду неоднозначности определения данно­го феномена, а также отсутствия исчерпывающего перечня действий, воспринимаемых как радикальные. На наш взгляд, также в отдельную группу следует выделить экстремистские проявления, основанные на культурных отличиях и направ­ленные на сохранение самобытности своего народа в качестве этнического или национального образования.

Современная социально-экономическая и политическая обстановка в России отмечена распространением политиче­ского экстремизма и его особо опасной разновидности - тер­роризма. Они представляют угрозу интересам личности, общества и государства, а также политической, военной, эко­номической, экологической безопасности страны. Значитель­ное влияние на распространение политического экстремизма в России оказывают обострившиеся старые и возникшие новые экономические, социальные и другие противоречия, форми­рующиеся на их основе общественные конфликты, а также це­лый ряд неблагоприятных для страны внешних воздействий. Являясь следствием развертывающихся в российском обще­стве кризисных процессов и тесно связанных с ними социаль­ных, политических, межнациональных и других конфликтов, терроризм сам их предельно обостряет и осложняет. Поэтому осмысление природы, средств и методов борьбы с ним стано­вится важной и неотложной проблемой социальной теории и практики, особенно в период перехода от тоталитаризма к демократии, который проходит сейчас наше общество.

Человечество столкнулось с проблемой терроризма мно­го десятилетий назад, но лишь в последнее время наблюдается исключительное обострение и опасность этого социального явления. В конце ХХ в. терроризм стал устойчивым фактором мировой политики. Свою силу он не утратил и на рубеже двух тысячелетий. Процесс становления данного фактора основан на ряде предпосылок, имеющих политический, националь­ный и религиозный характер. Коренные причины терроризма лежат в углубляющемся социальном и политическом кризисе, в ослаблении правопорядка, что в свою очередь и порожда­ет новые противоречия, для разрешения которых отдельные лица и организации все чаще прибегают к насилию7. Очевид­но, что терроризм относится к одному из самых опасных яв­лений современности, которое приобретает все более разноо­бразные формы и угрожающие масштабы.

За последние годы угроза терроризма значительно воз­росла. Она реально сформировалась как одна из наиболее острых угроз национальной безопасности России. В проблеме терроризма пересекается целый ряд взаимосвязанных явле­ний, таких как этнополитический и конфессиональный экс­тремизм, политико-экономический сепаратизм, собственно внутренний и международный терроризм. Терроризм по сво­ей природе - внесистемная сила, однако его действия в послед­ние годы принимают все более системный и организованный характер, перерастая в тщательно планируемые и безупречно подготавливаемые диверсионно-террористические войны.

Терроризм - явление чрезвычайно сложное. В нем пере­плетено множество факторов, в число которых входят эт- ничность, статус большинства или меньшинства и их взаи­моотношения, социальная стратификация и мобильность, «территориальность» и государственность и т. п. Терроризм возникает в силу многих факторов, таких как геокультур- но-политические, социально-экономические, религиозные, психологические. Они, безусловно, не исчерпывают всего многообразия, влияющего на генезис и эскалацию данного со­циального явления, но создают контур той социокультурной матрицы, в которой фиксируется и сегментируется наиболее существенно важное в терроризме. Однако при целостном анализе терроризма как социального явления нужно учиты­вать синергетичность процессов в социуме, а отсюда следует необходимость учета всех существующих факторов (нацио­нальных, региональных, социально-политических, этниче­ских, религиозных, психологических).

Слово «террор» в переводе с латинского означает «страх», «ужас». В русском языке существуют понятия «террор», «тер­роризм», «террористический акт», «террористическая дея­тельность». Если последние два понятия не требуют особых комментариев, то первые два - «террор» и «терроризм» - нуж­даются в пояснении, так как это не идентичные понятия.

С. И. Ожегов отмечал, что террор - это физическое на­силие, вплоть до физического уничтожения, по отношению к политическим противникам. В одном из современных слова­рей под террором понимаются «разного рода насильственные действия (поджоги, захват заложников, убийства, организа­ция взрывов и др.), предпринимаемые, главным образом, с целью устрашения и подавления политических противников, конкурентов, навязывания определенной линии поведения».

Следует согласиться с авторами, которые считают, что термин «террор» означает насилие государственного масшта­ба. Это массовое, постоянное, открытое насилие более силь­ной стороны, получившей власть над более слабой, не способ­ной к сопротивлению в открытой борьбе. Его цель - запугать слабую сторону, заставить быть покорной, принимать любые условия сильной стороны.

«Терроризм» же, напротив, явление эпизодическое. На­пример, В. И. Даль подчеркивал нацеленность терроризма на устрашении смертью, насилием. Это насилие слабой стороны в отношении более сильной, а потому скрытое, рассчитанное на внезапность, вынужденное применять разные способы, приемы и методы для достижения своих целей политического, нацио­налистического, религиозного, имущественного плана.

По нашему мнению, все эти определения несколько уста­рели и толкуют терроризм узко, не охватывая современных его форм и целей. Терроризм видоизменился, став многоце­левым. Крайне изменились и разнообразились его формы и методы. Появились религиозные и национальные его направ­ления. Более того, существует мнение ученых о том, что терроризм сегодня нельзя называть политическим. Это прежде всего уголовный терроризм, в котором проявляются в боль­шей степени эгоистические, амбициозные, нарциссические и обычные корыстные мотивы.

Именно при терроризме осуществляются отдельные террористические акты, а приготовление к ним именуется террористической деятельностью. В эту деятельность может входить не только совершение самих террористических актов, но и подготовка к ним: приобретение оружия и боеприпасов, подготовка или изготовление взрывных устройств, организа­ция террористической группы, обучение и финансирование террористов и т.п. Тем не менее в юридической литературе встречается отождествление этих понятий, так что в дальней­шем мы будем вести речь именно о терроризме, а не о терро­ре.

Рассматривая различные аспекты терроризма, нельзя не отметить, что в течение многих десятилетий в нашей стране понятие «терроризм» употреблялось только в связке со сло­вом «международный». Так, в «Советском энциклопедическом словаре» отмечается, что «терроризм международный - это насильственные акты, совершаемые против отдельных граж­дан или объектов, в том числе находящихся под защитой меж­дународного права (убийства глав иностранных государств и правительств, их дипломатических представителей, взрывы помещений посольств и миссий, штаб-квартир международ­ных организаций), взрывы в общественных местах, на улицах, в аэропортах и вокзалах и др.».

Существуют трактовки еще более широкие и неопреде- ленные14. Так, в сборнике статей «Международный терроризм и всемирная безопасность», подготовленном учеными различ­ных стран, под терроризмом понимаются «угроза насилия, индивидуальные акты насилия или кампании насилия, ста­вящие целью в первую очередь внушить постепенно страх - терроризировать».

Несмотря на бурное развитие терроризма, его глобаль­ная опасность и античеловеческая сущность в полной мере до недавнего времени не воспринимались мировым сообще- ством. Только сейчас в мире стали осознавать терроризм как серьезную международную и общенациональную угрозу. Та­кой подход реализуется во многих странах мира, где вопросам борьбы с терроризмом придается исключительно серьезное государственное значение. Однако, несмотря на множество точек зрения ученых разных стран, комитетов ООН, давно за­нимающихся проблемами терроризма, международное со­общество до сих пор не выработало единого универсального определения этого явления.

Рассмотрим позиции некоторых отечественных и зару­бежных ученых по данной проблеме.

А. Н. Трайнин, первый советский исследователь между­народных преступлений, среди иных международных право-нарушений не конкретизировал понятие «терроризм», а ссылался на Конвенцию о предупреждении и пресечении терроризма 1937 г. Так, согласно п. 2 ст. 1 Конвенции под актами терроризма подразумеваются «преступные действия, направленные против государства, и цель или характер кото­рых состоят в том, чтобы вызвать ужас у определенных лиц или среди населения».

Ю. М. Антонян считает, что терроризм - это насилие, со­держащее в себе угрозу другого, не менее жестокого, насилия для того, чтобы вызвать панику, нарушить и даже разрушить государственный и общественный порядок, внушить страх, заставить противника принять желаемое для террористов ре­шение, вызвать политические и иные изменения. Он совер­шенно справедливо полагает, что для правоприменительной практики единственным является то определение террориз­ма, которое дается в уголовном законе (ст. 205 УК РФ).

В.  В. Витюк полагает, что терроризм - это: «1) тактика политической борьбы, связанная с сознательным и система­тическим осуществлением насильственных действий. Поли­тическая сущность отличает терроризм от уголовной пре­ступности; 2) не просто физическое устрашение тех или иных влиятельных лиц, но и устрашение правительств или соци­альных групп; 3) тактика, состоящая в систематической ор­ганизации политических убийств без связи с политической борьбой».

Не вполне созвучны с вышеупомянутыми точками зре­ния и мнения ряда других отечественных исследователей тер­роризма. Так, например, Ю. И. Авдеев полагает, что под тер­роризмом в самом широком значении этого термина следует понимать акты насилия или угрозы насилием, цель которых - внушить страх и заставить действовать или воздержаться от действий в нужном террористам направлении.

По мнению А. Г. Ткаченко, под терроризмом следует понимать применение устрашающего насилия как средства воздействия на государство, общество или личность в полити­ческих или криминальных целях.

В. Е. Петрищев полагает, что терроризм - это системати­ческое, социально или политически мотивированное, идеоло­гически обоснованное использование насилия либо угроз при­менения такового, посредством которого через устрашение физических лиц осуществляется управление их поведением в выгодном для террористов направлении и достигаются пре­следуемые террористами цели.

В то же время автор не согласен с мнением Л. А. Мод- жорян, полагающей, что терроризм - это акты насилия, со­вершаемые отдельными лицами, организациями или пра­вительственными органами, направленные на устранение нежелательных государственных и политических деятелей и дестабилизацию государственного правопорядка в целях достижения определенных политических результатов. Также трудно согласиться и с З. Р. Багавиевой, считающей, что под терроризмом следует понимать противоправное использова­ние насилия или угрозы насилием против отдельных лиц или различных объектов для достижения публичных, идеологиче­ских или политических целей. Подобный подход не совсем корректен, так как терроризм включает в себя не только поли­тический терроризм, но и другие его виды. Такое узкое и одно­бокое понимание данного явления противоречит положени­ям Федерального закона «О борьбе с терроризмом», который указывает, что имеет место также терроризм корыстный. Ста­тья 7 упомянутого Закона устанавливает, что субъектом борь­бы с терроризмом, преследующим корыстные цели, являются органы внутренних дел.

В отечественной криминологической науке существу­ют и другие точки зрения, рассматривающие терроризм как особый вид преступления. Например, И. И. Карпец считает, что терроризм - это организационная и иная деятельность, направленная на создание специальных организаций и групп для совершения убийств и покушения на убийства, нанесе­ния телесных повреждений, применения насилия и захвата людей в качестве заложников с целью получения выкупа, на­сильственного лишения человека свободы, сопряженного с надругательством над личностью, применением пыток, шан­тажа и т.д. При этом терроризм может сопровождаться раз­рушением и ограблением зданий, жилых помещений и иных объектов.

Рассматривая цель терроризма, И. И. Карпец совершенно справедливо подчеркивает, что она состоит в нанесении ущер­ба демократическим и прогрессивным социальным преобра­зованиям, собственности организаций, учреждений и частных лиц, запугивании людей, насилии над ними и их физическом уничтожении в угоду реакционным взглядам и идеологии фа­шистского, расистского, анархистского, шовинистского либо военно-бюрократического толка, а также получении уголовно­преступными элементами или покровительствующими им организациями, группами, лицами материальной или иной выгоды.

В течение последних десятилетий терроризм является объектом интенсивного научного изучения. Спектр этих ис­следований достаточно широк, значительное место в них за­нимают проблемы исторического, правового и социального характера. Во многих трудах подчеркивается необходимость приоритетного изучения правовых аспектов терроризма, ис­следования его как специфического вида преступности. При всей значимости такого подхода особенно важно углубление знаний о терроризме как о социальном явлении, его причи­нах, структуре, содержании, формах и т.п. С этих позиций возможно более адекватное раскрытие специфической приро­ды терроризма, в частности, преодоление некоторой односто­ронности в подходе к нему многих авторов, рассматривающих его, прежде всего, как противоправный феномен, как особо опасное преступление или комплекс преступлений.

Заслуживают внимания различные точки зрения по фор­мулировкам понятий терроризма, в первую очередь, выработанным в США, где с этой проблемой столкнулись намно­го раньше, чем в СССР и России. При разработке ежегодных докладов о терроризме Госдепартамент США опирается на определение терроризма, выработанное ЦРУ еще в начале 80-х годов ХХ в.: «Терроризм - это угроза применения или приме­нение насилия в политических целях отдельными лицами или группами лиц, действующими за или против существующего в данной стране правительства, когда такие действия направ­лены на то, чтобы нанести удар или запугать более многочис­ленную группу, чем непосредственная жертва, в отношении которой применяется насилие».

Бывший директор ЦРУ У. Колби считает, что терроризм - это тактика неразборчивого насилия, используемая против невинных свидетелей в политических целях. Эта тактика на­силия не должна смешиваться с избирательным использова­нием насилия против символов и институтов оспариваемой власти.

Заслуживает внимания точка зрения Р. Миллера, по­лагающего, что расширение сотрудничества и координация деятельности террористических группировок разных стран позволяют рассматривать терроризм как «конфликты малой интенсивности - своего рода особый вид войны».

Т. Фрэнк и Б. Локвуд справедливо указывают на необходи­мость исследования социальных, экономических и политиче­ских факторов с целью разработки методов прогнозирования и пресечения актов терроризма, а также определения обстоя­тельств, которые являются побудительными факторами тер­рористической активности.

Как отмечают Т. Арнольд и М. Кеннеди, для правильного понимания явления терроризма необходимо ответить на сле­дующие вопросы: почему, кто, как, где, в чьих интересах совер­шают террористические акты.

По мнению профессора Ю. Дикстейна, сущность терро­ризма проявляется в беспорядочном насилии, направленном против людей без разбора (невинные свидетели), в целях рас­пространения в массах идеи, что цель оправдывает средства: чем ужаснее преступление, тем лучше с точки зрения террористов.

Таким образом, проанализировав вышеизложенные точ­ки зрения, следует отметить, что их отличительной особен­ностью является указание на политическую и военную цель совершения террористической акции. Этого, по нашему мне­нию, явно недостаточно, так как наряду с политическим, «го­сударственным», религиозным и другими видами терроризма явно выделяется уголовный терроризм, имеющий свою моти­вацию (политическая, религиозная, экономическая и т.п.) и свои субъекты преступления.

Остановимся еще на одном аспекте терроризма. В миро­вой науке существует два основных подхода к понятию «тер­роризм». Анализ такого феномена, как терроризм, можно производить как с правовых позиций, так и с позиций соци­ологии, психологии, философии, истории и даже биологии.

Биологический подход, в частности, связывает это по­нятие с некоей «насильственной» сущностью человека, «есте­ственным» стремлением людей угрожать интересам других и использовать любые доступные средства для достижения сво­их целей.

Социальный подход, хотя и характеризуется большим разнообразием оценок роли и механизма влияния тех или иных социальных факторов, обусловливающих терроризм, исходит из определяющего значения социальных процессов его возникновения. Он является преобладающим среди раз­личных подходов к объяснению природы и формулированию понятий терроризма.

Как отмечалось выше, терроризм отличается конспира­тивным образом действий его субъектов, необходимым для обеспечения подготовки и осуществления террористических акций и самого существования террористических структур. Вместе с тем для терроризма, по крайней мере, для многих его направлений (например, левацкого, правого, национал-сепа­ратистского и др.), характерно стремление субъектов террори­стических акций обеспечить максимально широкую огласку самого факта совершения того или иного террористического действия, а также рекламу своих идейно-политических, сепа­ратистских, религиозных и иных позиций и основных требова­ний, причем часто именно эта цель является доминирующей. Есть многочисленные факты, когда террористы, заявив через СМИ о своих требованиях, затем сдавались властям, не причи­няя никакого вреда захваченным заложникам и другим лицам или объектам.

Основываясь на рассмотренных выше особенностях и свойствах этого явления, мы предлагаем трактовать терро­ризм как систему использования насилия для достижения поставленных террористами целей, а также принуждения государственных органов, международных и национальных организаций, государственных и общественных деятелей, от­дельных граждан или их групп к совершению действий (или бездействия) в пользу террористов во избежание повторения такого насилия.

ЖУРАВЛЕНКО Николай Иванович

кандидат юридических наук, доцент, начальник кафедры информационных техно­логий в деятельности органов внутренних дел Крымского филиала Краснодарского университета Министерств внутренних дел Российской Федерации


Яндекс.Метрика Рейтинг@Mail.ru

 



© 2014 Евразийский новостной клуб